Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Райт Джордж. Рильме гфурку -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -
ить к ней доступ. Если уговорят, вам придется этим заниматься. --Да, это был бы грандиозный проект, -- подумал вслух Фрэнк. -- Перекодировать многие миллионы древних книг... потребуется куча техники, работающей одновременно. --Но я не уверен, что до этого дойдет... во всяком случае, скоро, -- сказал Моррисон. --С элиантами чертовски трудно вести дела, которые касаются не отдельных личностей, а расы в целом. --Ну да, у них ведь нет центрального правительства. --У них нет никакого правительства. Никаких общественных структур, даже полиции. Собственно, современное общество элиантов -- это даже не общество в нашем понимании, а аморфный конгломерат отдельных индивидуумов, семей и лантинов -- это что-то вроде сообщества друзей... хотя и семьи, и лантины -- весьма неустойчивые образования, и отношения, связывающие их членов, куда более холодны и рассудочны, чем земные любовь и дружба. Сильные эмоции -- это гфурку, это ришмаэр -- варварство. Биотехнологии давно избавили элиантов от необходимости массового производства -- представьте себе ферму, где не надо заботиться ни об урожае, ни о скотине, ибо они заботятся о себе сами. Элианты живут в гармонии с собой и окружающим миром, поэтому общественные институты им просто не нужны. --Однако у них есть средства коммуникации, хотя они и далеки от наших компьютеров. --Да, весь континент опутан оптическими кабелями, проложенными в незапамятные времена. С их помощью элианты передают как аналоговую, так и цифровую информацию -- соответствующие приборы тоже идут от древних веков. Но это только средства передачи, а не обработки информации. Элианты не создали компьютеры -- или, во всяком случае, не сохранили памяти о них -- потому что их собственный мозг во многом справляется с теми функциями, которые у нас выполняют машины. Их интеллектуальный уровень примерно такой же, как у землян, но возможности мозга они используют гораздо полнее. Разумеется, это тоже результат Е-технологий. --Однако по пути инов они так и пошли. --А, ины... В самом деле, уникальный народ. Единственная известная нам раса, для которой телепатия -- не исключение, а норма. Мир, где ложь невозможна в принципе. Столкнувшись с нами, они долго не могли понять, что это такое, а поняв, пришли в ужас. Утаивать и сознательно искажать информацию -- это для них... мне просто трудно подобрать сравнение. Убийства себе подобных, каннибализм -- все не то, все это мы можем себе представить. А для них ложь -- это настолько дико, противоестественно... Ины -- единственная цивилизация, не знавшая войн и преступлений, ибо то и другое базируется на тайнах. И темпы развития инов воистину фантастические, ибо в решение всякой проблемы, в обсуждение всякой идеи включаются сразу тысячи умов, непосредственно взаимодействующих друг с другом. Мы в их возрасте еще жили в пещерах, а у них уже есть ядерная физика. Но существует и оборотная сторона. Слишком сильная интеграция размывает понятие личности. И хотя ины все же не клетки единого мозга, а самостоятельные индивидуумы, в отрыве от своей цивилизации ин оказывается неполноценным, почти калекой. Поэтому, в частности, у них никогда не будет космических полетов. И искусства у них тоже фактически нет -- ведь в основе подлинного искусства лежат глубоко личные переживания. Хотя, с другой стороны, ины гораздо легче относятся к смерти, ибо реально, а не абстрактно, сознают себе частью неумирающего целого и знают, что их мысли и чувства переживут их, сохраняясь и развиваясь в сознании соплеменников. Однако ины таковы изначально, от природы. Они не создавали телепатию искусственно. И, насколько нам известно, ни одна из контактирующих с ними рас не захотела обращаться в телепатов, хотя это возможно. Ины прямо утверждают, что им известна природа телепатии и они могли бы поделиться с нами необходимыми сведениями -- но лишь при условии, что мы тоже сделаем телепатию достоянием всех, а не избранных. Однако мир без тайн пугает нас так же, как тайны -- их. --И правильно, -- заметил Фрэнк, -- ни одна культура не выдержит подобной информационной революции. --Так или иначе, элианты тоже не захотели развивать телепатию, хотя я почти уверен, что в свое время они могли это сделать. --Копаться в чужих мозгах неизящно, -- усмехнулся Фрэнк. --Да, пожалуй... элиант предпочтет изящную ложь неизящной правде. Но обычно они не лгут. Предпочитают просто молчать о том, что им не нравится. Моррисон допил свой коктейль и посмотрел на часы. --Извините, мне пора. Рад был пообщаться. Если захотите еще поговорить об элиантах, вот мой личный код, -- экзоэтнолог протянул руку, и часы двух землян, являвшиеся одновременно микрокомпьютерами и переговорными устройствами, соприкоснулись, транслируя друг другу коды вызова. --Минуту, -- окликнул Фрэнк уходящего ученого. --Мне хотелось бы поговорить не только об элиантах, но и... с ними самими. Это возможно? --Чего же тут невозможного? -- усмехнулся Моррисон. --У них статус B. Допускаются контакты без ограничений. --Но я боюсь, что они просто... могут не захотеть со мной общаться. Без соответствующих рекомендаций. --О, я вижу, вы кое-что поняли, -- улыбнулся экзоэтнолог. --В отличие от ваших коллег-технарей. Хорошо, я познакомлю вас с одним из них -- пожалуй, его может заинтересовать общение с новым землянином. Но может и не заинтересовать, тут уж я ничего не могу поделать. Три дня ушли у Фрэнка на ознакомление со своей новой работой и проведения давно запланированного усовершенствования системы инфокоммуникаций Миссии. Отныне любой абонент, будь то человек или компьютер, мог связаться с любым другим напрямую, не дожидаясь, пока его запрос пройдет через центральный сервер. Была как раз пятница, когда Фрэнк просмотрел последние результаты тестов и вызвал на связь Моррисона, рассчитывая договориться о планах на уик-энд. --А, Хэндерган, -- раздался знакомый голос в динамике, -- я ждал вашего вызова. --Зовите меня просто Фрэнк. --В таком случае, можете называть меня Эдвард. (Фрэнк подумал, что снобизм элиантов распространился и на этнолога -- другой на его месте предложил бы звать его просто Эд.) Если ваш энтузиазм все еще сохраняется, то завтра вечером мы можем наведаться к Эннальту Хаулиону. --Во сколько? --Это все равно. Это земляне привыкли рассчитывать свое время на неделю вперед, а для элиантов время не имеет значения. --Разумеется, -- сказал Хэндерган с легкой ноткой раздражения, -- но мы-то с вами не элианты. --А... ну конечно. Я, знаете ли, частично перенял их образ жизни. Просто позвоните мне, когда будете готовы. На другой день инженер и этнолог встретились на транспортной площадке Миссии и взяли глайдер, заплатив, по земному обычаю, каждый за себя. С тихим гудением силовой установки машина поднялась в воздух и заскользила над степью, почти касаясь днищем высокой травы. --Как, вы сказали, зовут вашего приятеля? Энальт Холливан? --Хаулион, и постарайтесь не переиначивать имена элиантов на американский манер, а также не называть их "приятель", "дружище", "старина" и прочими словечками в этом роде. Его полное имя -- Эннальт Аусенквир Иллироа Коэлиррэ Хаулион, гирт Йоллесиэнский. --Похоже на дворянский титул. --Да, гирт -- это что-то среднее между графом и герцогом. --Вот как? У столь древней расы сохранилась аристократия ранних веков? -- Фрэнк был изрядно удивлен. --Не в том смысле, как вы думаете. Это не дает каких-либо социальных льгот, да и по наследству не передается. Просто элианты считают, что дворянские титулы -- это изящно и красиво, и присваивают сами себе те, которые им больше нравятся, беря их из легенд, исторических документов и собственного воображения. --В таком случае удивительно, что у вашего знакомого только один титул, а не десяток. --О, элианты во всем знают меру. Они не имеют ничего общего с варварами, увешивающими себя яркими побрякушками. --Кстати, о варварах... Мы с вами все время говорим об элиантах, но ведь это не единственная разумная раса на планете. --Да. Грумдруки, -- Моррисон невольно нахмурился. --Надеюсь, вы не собираетесь говорить о них с элиантами? --Да, я знаю, что это гфурку и все такое... --Это рильме гфурку -- крайне неизящно. --Разумеется, разумеется. Но я хочу спросить о них не Хаулиона, а вас. Они ведь тоже входят в сферу интересов экзоэтнологии? --Что я могу о них сказать? -- пожал плечами Моррисон. --У них статус D -- контакты крайне нежелательны. Это агрессивные варвары, без какой-либо развитой культуры, и, кажется, с весьма невысоким интеллектуальным уровнем. Ксенофобичны до крайности, враждебно настроены как к элиантам, так и к нам. Мы мало что знаем о них. Вообще-то, -- добавил Моррисон, чуть помолчав, -- Эксанвилль и в этом отношении уникальное место. Нам известно несколько планет, на которых существует или существовало более одного разумного вида. Но всегда эти виды зарождались и развивались, будучи четко отделены друг от друга природными барьерами. Скажем, на разных континентах, или один на суше, другой в океане. Если бы не это обстоятельство, один из видов еще на этапе зарождения разума неминуемо подавил бы другой в ходе эволюционной конкуренции. И лишь технический прогресс позволял представителям одной расы проникнуть на территорию другой. И первой реакцией на такую встречу всегда была дикая, остервенелая взаимная враждебность. Проистекающая из ксенофобии, страха перед неизвестным и нежелания делить планету с кем-либо еще. --Ну так и здесь то же самое, -- нетерпеливо заметил Фрэнк. --И взаимная враждебность, и территориальное разделение. Элианты живут на Континенте, грумдруки -- на Острове. --Разделенных проливом шириной в милю, -- усмехнулся Моррисон. -- Есть, кстати, предположение, что этот пролив вырыт искусственно в давние времена именно с целью отделения элиантов от грумдруков. После того, как первые загнали последних на Остров. Сейчас считается доказанным фактом, что некогда обе расы жили на одной территории, это подтверждают и археологические находки. Потом, очевидно, взаимная враждебность привела к тотальной войне, в результате которой элианты, как более высокоразвитые, с легкостью одержали победу, однако, в силу все той же цивилизованности, не уничтожили грумдруков, а выселили их на Остров -- тогда, возможно, бывший полуостровом. То есть разделение двух этих видов не было изначальным. --Тогда напрашивается предположение, что оба вида происходят от общего предка, -- сказал Фрэнк, поражаясь смелости своего дилетантского суждения. --Это верно в отношении любых двух видов на планете, -- усмехнулся Моррисон. --Все они имеют предками простейших. Конечно, у элиантов и грумдруков был общий предок, ибо те и другие -- теплокровные гуманоиды. Но размежевание между ними произошло очень давно, очевидно, задолго до зарождения разума. Слишком уж они несхожи, чисто биологически. Это даже не две ветви приматов, как, скажем, гориллы и шимпанзе или субцивилизации мрру'гуа. Это разные отряды, как кошки и собаки, а может быть, и разные классы. Мы ведь до сих пор даже не знаем, являются ли грумдруки млекопитающими в классическом смысле, или они все же ближе к рептилиям. --Неужели они настолько неизучены? -- изумился Фрэнк. Ему, как специалисту по информационным системам, казалось дикостью провести на планете несколько лет и при этом не собрать даже базовой информации об одной из населяющих ее цивилизаций. --Это не так просто, -- поморщился Моррисон. --С одной стороны, грумдруки не животные, мы не можем ловить их в силки и волочь в лаборатории. С другой стороны, у них статус D. --Который мы же им и присвоили, -- напомнил Хэндерган. --Или не совсем мы? --Да, элианты довольны, что мы не общаемся с отвратительными для них грумдруками, -- признал Моррисон слегка раздраженным тоном. -- Но не думаете же вы, что элианты, при всем моем к ним уважении, могут диктовать Земле ее научную и дипломатическую политику? В конце концов, грумдруки сами отвергают любые попытки контакта. И они действительно варвары с примитивной культурой, не способной ничего дать Земле ни в информационном, ни в материальном плане. Неужели, по-вашему, здесь возможны были колебания в выборе партнера? "Ах, значит, выбор все-таки был, -- подумал Фрэнк. --Значит, эти высокоцивилизованные элианты все же заявили: или мы, или они." -- Меж тем у самих элиантов всего-навсего статус B, -- сказал он вслух. -- Даже не A. --Да, "дружественной и союзной цивилизацией" они не являются, -- согласился Моррисон. --Они вообще не могут быть друзьями и союзниками кому бы то ни было. Слишком холодны для первого, слишком благополучно-равнодушны для второго. --Господа, мы прибываем к месту назначения, -- сообщил компьютер глайдера. Прямо по курсу росли очертания поместья Хаулиона, расположенного посреди бескрайней степи -- подобно большинству домов элиантов, давно отказавшихся от городов. Фрэнк с интересом разглядывал асимметричную архитектуру; казалось, в доме не было ни одного прямого угла, а округлые формы явно превалировали над плоскими. Все помещения располагались на разных уровнях, так что говорить об этажах в привычном смысле не приходилось. Окна сильно различались формой и размером, превращая одни помещения в открытые террасы, другие -- в глухие бастионы. Колонн не было совсем, зато имелись лесенки и галереи, соединявшие далеко выступавшие комнаты. Несмотря на то, что вся постройка состояла из самостоятельных и разнородных элеметов, она отнюдь не выглядела эклектичной: во всем чувствовался единый стиль и удивительная гармония. В целом дом казался легким и устремленным ввысь под некоторым углом, словно его уносил ветер. Глайдер плавно опустился перед главным входом. Фрэнк достал из кармана горошину транслятора и вставил ее в ухо; то же самое на всякий случай сделал и Моррисон, хотя и считал, что знает язык элиантов. Трансляторы -- микрокомпьютеры для перевода устной речи -- были незаменимым приспособлением для общения не только с инопланетянами, но и с землянами, говорящими на разных языках; в кармане каждого путешественника обычно лежала пригоршня таких горошин, как для личного пользования, так и для раздачи случайным собеседникам. Их раздавали на пассажирских линиях и за символическую цену продавали автоматы в космопортах. --Есть ли еще какие-нибудь запретные темы в разговоре с элиантами? -- спросил Фрэнк. --Да нет, вы можете общаться с Эннальтом вполне свободно, просто помните об эстетике. В крайнем случае он отнесется снисходительно к вашему промаху, ибо знает, что вы не привыкли общаться с его народом. Ну и вы, в свою очередь, должны быть снисходительны к древней гордости элиантов, даже если она покажется вам слишком высокомерной. В конце концов, они действительно самая старая раса в известной нам части Галактики. Они вышли из машины и направились к округлым дверям, украшенным сине-золотым орнаментом. Фрэнк задержался у входа и потрогал стену жемчужного оттенка. --Из чего это сделано? -- спросил он. --Явно не камень, не дерево и не металл. --Это соэллис, дальний родственник земных кораллов, -- пояснил Моррисон. --Так что термин "сделано" здесь не совсем подходит. Точнее будет сказать "выращено". --Погодите, вы хотите сказать, что этот дом -- ничто иное, как сухопутный коралловый риф? -- изумился Хэндерган. --Сколько же лет ушло на его создание? --Такого -- около трех недель. Соэллис -- один из продуктов Етехнологий. Он очень быстро растет по заданным для него направляющим, по окончании же "строительства" впадает в спячку. Однако, если часть структуры разрушается, прилегающие клетки соэллиса активизируются и активно растут, пока не восстановят первоначальную форму. Поэтому такой дом практически вечен. Этому, насколько мне известно, более десяти тысяч лет. Земляне вошли внутрь. Хозяин дома ждал их в полукруглом зале, выходившем на широкий балкон. Энальт Хаулион сидел в высоком кресле с плавными формами и без ножек; он не счел нужным встать при входе гостей, а лишь сделал приветственный жест рукой. Моррисон ответил тем же жестом, Фрэнк неловко кивнул, и вновь прибывшие уселись в предназначенных для них креслах (которые тут же изменили форму, подстраиваясь под фигуры и позы гостей). Несмотря на то, что Хэндерган, конечно же, видел голограммы элмантов перед отправкой на Эксанвилль, он не мог отделаться от подсознательной ассоциации с героями псевдосредневековых легенд, популярных в XX и XXI столетии, а потому ожидал -- хотя и понимал, что это глупо -- увидеть этакого высокого и стройного эльфа со светлыми волосами до плеч, перехваченными серебряным обручем с самоцветом на лбу, в зеленом или красном плаще и даже с длинным и узким мечом на бедре. Элиант действительно был высоким и тонким, явно тоньше землян, а его длинное лицо украшали большие фиолетовые глаза, которые придавали бы ему странное сходство с красотками из земных мультфильмов, если бы не твердо очерченный подбородок и очень тонкие, почти бескровные губы. Поскольку в спектре солнца Эксанвилля, красного карлика, очень мало ультрафиолета, у элиантов начисто отсутствует защитная пигментация; при этом кожа их даже не розовая, как у незагорелого землянина, а совершенно белая, белая, как снег. В красноватом свете солнца это выглядит почти обычно для человеческого глаза, но здесь, в помещении, залитом исходящим от стен голубоватым свечением (Фрэнк догадался, что его производят какие-то микроорганизмы), смотрелось достаточно жутковато. Волосы, однако, были значительно темнее и средней длины; еще в незапамятные времена элианты с помощью Е-технологий истребили волосы на теле, а на голове ограничили их рост определенной длиной, чтобы никогда не испытывать необходимости в стрижке. Кажется, даже нынешние поколения эстетов находили эту меру весьма разумной, ограничивая заботу о волосах безупречной прической. Никаких обручей и вообще украшений, а также оружия, естественно, не было. Одет Хаулион был не в плащ и уж тем более не в тогу, а в двухцветный фиолетово-желтый комбинезон, облегающий, но не обтягивающий, то есть подчеркивающий общий абрис фигуры, но не конкретные детали, и обут в высокие глянцевито-блестящие сапоги, чьи голенища спереди заканчивались треугольниками, прикрывавшими колени, а сзади едва доходили до середины голеня. В целом облик элианта одновременно походил и не походил на человеческий, будучи при этом в полном смысле элле -- изящным и утонченным; Фрэнк поискал точное определение и понял, что перед ним образчик абсолютно асексуальной красоты. --Полагаю, представляться нет нужды, ибо мне известно ваше имя, а вам -- мое, -- сказал Хаулион. Даже по этой короткой фразе Хэндерган понял, как красив и мелодичен язык элиантов; точас прозвучавший в ухе английский эквивалент показался грубым и неблагозвучным. --Как мне следует называть вас? -- продолжал хозяин. --Фрэнк, Хэндерган, мистер Хэндерган ил

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования