Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Малов Владимир. Семь пядей -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -
одится что-то говорящее, какой-то странный футляр, вступивший с Витей в беседу. Причем он не был ни приемником, ни магнитофоном - сомнений в этом быть не могло. Какая-то электронная машина непонятного назначения? Нет, это объяснение, тоже было мелькнувшее, критики не выдерживало: футляр в самом деле вел себя так, как если бы он был живым человеком - короче, никакая машина вести себя так не могла. Витя тихонечко застонал и, крепче сжав руками виски, стал раскачиваться из стороны в сторону, словно его мучила зубная боль. Потом Витя вроде бы ни с того ни с сего стал представлять, как повели бы себя, оказавшись в такой ситуации, его лучшие друзья-одноклассники Валя Корсетов или Петя Поташников. Представив, Витя тихо и удовлетворенно засмеялся, но тут же встрепенулся и замолчал. Нет, положение надлежало выяснить до конца. Чемодан надо было открыть снова и прямо обратиться к собеседнику с вопросами. Витя поднялся с места и пошел на террасу, формулируя в уме вопросы, которые следовало бы задать. Формулировки получались странными и, пожалуй, даже нелепыми. Так ничего толком и не придумав, Витя пересек террасу и положил чемодан на старенькую, продавленную тахту. Зачем-то набрав в грудь побольше воздуха, он взялся за чемоданную крышку. 4 Щелкнули замки. Витя открыл рот, чтобы спросить хоть что-нибудь, но спросить он ничего не успел - "Транзистор", вероятно, тоже все это время не оставлявший своих встречных размышлений по поводу происшедшего недоразумения, молвил фразу, от которой у Вити запылали уши. - Признавайтесь! - сказал баритон величественно и строго. - Вы просто-напросто увели этот чемодан у Пал Палыча? Где-нибудь в сутолоке на вокзале, а возможно, и в электричке. Признавайтесь! - Что? - спросил Витя тихо. - Вы... Да как вы... Кто дал вам право! - Витю душило негодование, он отвернулся и вдруг топнул ногой. В стареньком, сделанном отцовскими руками буфете звонко встряхнулась чайная посуда. - М-да, - протянул баритон задушевно. - В жизни я разбираюсь, умею! Беру свои слова назад. Так что же все-таки произошло? Кстати, не надо так топать, а то чашки могут разбиться. Бывали, кроме того, случаи, когда в таких же ситуациях шкафы опрокидывались или даже проваливался пол. Что же случилось? Запинаясь и часто останавливаясь, Витя стал выдавливать из себя печальную повесть о футбольном календаре, чемодане с клубничной рассадой, киоске "Союзпечати", клинской электричке пятнадцать пятьдесят пять. Он кончил говорить и даже удивился тому, что так покорно стал рассказывать вместо того, чтобы, как было намечено, самому задавать вопросы. - М-да, - протянул баритон. - Вот так история! Витя внимательно смотрел на "Транзистор". Опять в уставшей Витиной голове стали складываться неясные вопросы. "Транзистор" угадал его мысли словно на лету. - Кто я? - спросил баритон. - Теперь вас, конечно, интересует, кто я? - Он выдержал паузу. - Вы, конечно, не можете себе этого даже предположить? Весьма забавная ситуация! Витя снова почувствовал, как чей-то цепкий взгляд скользит по его лицу. - Я - Мозг! - сказал баритон. Витя все смотрел и смотрел. Он засунул руки в карманы и стал легонько раскачиваться на носках. Лицо его оставалось сосредоточенным. - Я - Мозг! - повторил баритон. - Мозговое вещество, синтезированное искусственно. Я - результат первого синтеза, который дал вещество, ничуть не уступающее по организация и структуре человеческому мозгу. Пал Палыч Дыров, о котором мы с вами уже говорили, заведует лабораторией, осуществившей этот синтез. Витя вновь качнулся на носках. В его уставшей голове - наконец-то! - появились какие-то более или менее вероятные догадки. Догадки, впрочем, были еще смутны и неопределенны. Витины мысли стали лихорадочно обегать страницы прочитанных в свое время научно-популярных книг и брошюр, посвященных биологии, психологии и ряду других дисциплин, имеющих хоть какое-нибудь отношение к услышанному. - Разве, - начал Витя, - разве мозговое вещество уже синтезируют? Ведь я-то думал... Фантастика! - Но вы же со мной говорите! - баритон, кажется, обиделся. Витя сконфузился. Воцарилась неловкая тишина. - Значит, вы синтезированы, - прервал Витя томительную паузу, чтобы сказать хоть что-нибудь и все еще не очень веря, - искусственным путем?.. - Синтезирован, - сказал баритон. - А после синтеза было вот что: мозговое вещество подверглось воздействию биотоков четырехсот тридцати двух сотрудников лаборатории. Так в лаборатории синтезированное вещество проверяют на качество: если искусственный мозг примитивен по организации и структуре, он, естественно, воспринимает и аккумулирует в себе не все передающиеся ему знания, а лишь какую-то их часть. Первые модели, синтезированные в лаборатории, были примитивны. Одна из них, например, знала только футбол. Другая - только тексты эстрадных песен. Ну и так далее. Я - первая модель, качество которой не уступает среднему человеческому мозгу и, может быть, кое в чем его превосходит. Я аккумулировал в себе абсолютно все, что только знали все эти люди. Знания по самым разным вопросам, обо всем на свете. А вместе с их знаниями, конечно, и их жизненный опыт. Представляете? Колоссальный жизненный опыт... - Колоссальный жизненный опыт, - повторил Витя, как эхо. - Вам, кстати, все ли понятно? - поинтересовался баритон. - Если хотите, я буду объяснять еще проще, доступнее. Опять Витя почувствовал на себе чей-то взгляд. Взгляд, как ему вдруг показалось, был чуть высокомерным и, может быть, даже чуть насмешливым. Баритон говорил вроде бы с чувством значительного своего превосходства. Но Витя на это ничуть не обиделся. Наступала реакция. - Так кто же вы? - спросил баритон. - Я - школьник! - ответил Витя весело. - То есть теперь я уже, наверное, абитуриент. Школу я уже кончаю... десятый класс... Остался один экзамен по физике... - Хорошо! - сказал баритон. - Объяснять, впрочем, больше, по сути дела, нечего. Могу добавить только, что я наделен совершенно человеческим восприятием окружающего мира - с помощью зрительных и слуховых нервов. Налажена полная речевая система. Жизнедеятельность поддерживается постоянно при помощи... Витя наконец не выдержал. Не дослушав до конца, он стал смеяться. Сначала он смеялся стоя, заново переживая все то, что случилось с ним за последние полчаса, пока история не объяснилась таким хотя и неожиданным, но все-таки вполне достоверным образом. Потом, продолжая смеяться, Витя сел на стул. - И значит, Пал Палыч вез... вас... футляр с вами... куда-то к себе на дачу? - выдавил Витя из себя сквозь смех. - И значит, все... все это... - В Поваровку! - сказал Мозг. - Чтобы поставить на мне еще какой-то эксперимент. Пал Палыч работает даже по субботам и воскресеньям. То и дело возит меня в Поваровку. Он работает даже по праздникам. У них каждый сотрудник в лаборатории работает с утра и до позднего вечера. И все для того, чтобы изучить меня как следует. Один эксперимент следует за другим. И, надо сказать, иной раз эти эксперименты бывают очень неожиданными и просто оригинальными. Иногда я, следя за их ходом, получаю даже большое удовольствие. Пал Палыч великолепный экспериментатор, очень интересно следить за ходом его мысли. Всегда можно ждать какого-то любопытного сюрприза, есть чему поучиться... Да прекратите же наконец смеяться! Витя Сайкин перешел со стула на тахту. Он сдвинул чемодан с Мозгом на самый ее край, а сам лег на спину, высоко задрав ноги. Все его тело содрогалось от приступов смеха. - Нет, а я-то думал! - Витя бормотал и захлебывался. - Мне показалось... Нет! Здорово! - Витя кулаком размазывал по лицу выступившие слезы. В буфете тихонечко стала позванивать чайная посуда. Мозг все это время говорил про себя что-то неясное, но Витя ничего не слышал. Счастливый, облегченный смех Вити Сайкина наконец затих. Встав на ноги, Витя некоторое время ходил по террасе взад и вперед. На чемодан с имуществом заведующего таинственной лабораторией, освоившей синтез мозгового вещества, он не поднимал глаз. Потом Витя взглянул на часы и снова взялся за железнодорожное расписание. - Что вы собираетесь делать? - спросил баритон. - Как что? - с легким сердцем ответил Витя. - Сейчас мы с вами поедем в Москву, вы скажете мне, где живет ваш Пал Палыч. Наверное, он очень волнуется. А я возьму у него свой чемодан. Мне клубнику надо сажать. Баритон вдруг кашлянул. Витя уже водил пальцем по строчкам расписания. "Расскажу ребятам, не поверят, - думал он. - А ведь было. В футляре, похожем на транзистор, спрятан мозг, полученный искусственно! Говорящий, видящий, кажется, даже со своим индивидуальным характером. Фантастика!" Мозг кашлянул еще раз. Он словно бы принялся лихорадочно что-то про себя обдумывать, что-то очень важное и такое, что нужно было решить безотлагательно. В темно-фиолетовом футляре определенно созревало какое-то решение. Вполголоса, про себя, Мозг бормотал какие-то загадочные фразы. - Кажется, все условия... Человек молодой, и, бесспорно, работать с ним просто... Надо пробовать... В лаборатории, конечно, все это было бы труднее, слишком много людей вокруг. Значит, повезло... Витя отложил расписание и пошел к чемодану. - Послушайте, Витя! - сказал вдруг Мозг. Витя остановился. Баритон, которым сотрудники лаборатории наделили синтезированное ими искусственное мозговое вещество, вновь кашлянул. - Послушайте! - У Мозга теперь были какие-то очень странные интонации. - Оставьте меня у себя... Взамен я обязуюсь... Ведь вы уже знаете, что у меня колоссальный жизненный опыт. И я могу взять на себя разрешение всех ваших жизненных трудностей... Витя недоуменно смотрел на футляр, ничего толком не понимая. - Я могу полностью освободить вас от всех ваших забот, - продолжал баритон, - да-да! Мои знания позволят легко решать любую встающую перед вами жизненную задачу. С моей помощью вы безо всякого труда будете справляться со всем, за что только не возьметесь. Например, без малейших усилий со своей стороны сдадите любой экзамен, без всяких усилий поступите в любой институт... Витя все еще ничего не понимал. На него пристально смотрел невидимый взгляд Мозга. - Всякий раз, когда в этом у вас будет необходимость, - сказал баритон, - я буду приходить вам на помощь: подсказывать все, что нужно делать, вплоть до мелочей, чтобы разрешить любую жизненную задачу именно с тем результатом, к которому вы стремитесь. Самому вам при этом но придется делать ни малейших умственных усилий, ваш мозг полностью освободится от нагрузки. Ваша жизнь будет облегчена в тысячи раз. Соглашайтесь! Витя тупо смотрел на раскрытый чемодан. - Соглашайся! - повторил темно-фиолетовый футляр. - Предлагаю перейти на "ты". Кстати, - голос Мозга стал дружеским и доверительным, - за мой громадный жизненный опыт в лаборатории меня называли Семь Пядей. Во лбу - подразумевалось. В лаборатории мне уже просто надоело - там изо дня в день одно и то же. С тобой мне, кажется, будет интереснее... 5 Витя донес чемодан до калитки и вышел с ним на улицу садового поселка мебельной фабрики "Уют". В мыслях не было никакого порядка - они лихорадочно перескакивали с одного на другое. В основном Витя был полон возмущения и негодования. Стоило только подумать, что Мозг, синтезированный искусственно, наделен каким-то индивидуальным характером, и тут же, словно в подтверждение, этот характер выказывается налицо - характер вздорный и нехороший. Ему, искусственному Мозгу, видите ли, надоело в лаборатории! И чтобы избавиться от утомительных ежедневных экспериментов - ученые делают большое, нужное дело! - он предлагает Вите не что иное - взятку! Ну и ну! Отчего только суммированные биотоки 432 наверняка хороших людей вдруг дали такой результат? Взятку! Необыкновенную возможность применять для достижения любых своих целей синтезированное искусственно мозговое вещество, знающее все на свете. Самому отныне не ломать голову ни над чем: верное решение в любой жизненной ситуации подскажет тебе Мозг. Готовый жизненный опыт нескольких сотен людей... Витя остановился и опустил чемодан с инициалами "П.Д." на землю. Немного постояв, он тряхнул головой, вновь подхватил его и прошел еще с десяток метров. Поставив чемодан на землю во второй раз, Витя стоял над ним уже гораздо дольше. Губы его слегка шевелились, он бормотал что-то такое, чего, возможно, не слышал и сам. И вдруг он ярко и отчетливо представил: вот он, Витя Сайкин, абитуриент, действительно приходит в выбранный вуз на первый вступительный экзамен. Он просит Мозг помочь ему сдать на пятерку. Мозг подсказывает: вот тебе ответ на первый вопрос, вот на другой. К тому экзаменатору лучше не ходи, говорит Мозг, отметки он ставит строго, это так и написано на его лице. Иди к другому, садись... Да нет, прими другую позу, уверенное. Вот так, теперь улыбнись: улыбка - катализатор человеческих отношений. И еще что-то подсказывает Вите Мозг, что-то очень важное и нужное, что-то такое, до чего Витя никогда бы не додумался сам. А вот и результат - пятерка! Витя тряхнул головой и отогнал видение прочь. На экзамен все равно Мозг не пронесешь, подумал он с невольной тоской, ведь подсказку услышат. Хотя, наверное, Мозг с колоссальным жизненным опытом легко найдет какой-то выход, способ помочь так, чтобы никто этого не заметил. "Господи, о чем это я?" - подумал Витя. Тут же перед глазами одно падение пошло за другим, словно стремительные кадры немого кино. В каждой встающей перед глазами ситуации Витя с помощью Мозга легко преодолевал разные возникающие перед ним сложности. Сколько людей, должно быть, из-за отсутствия жизненного опыта в точно таких же ситуациях ошибались, и жизнь их, может быть именно из-за этого, складывалась совсем но так, как бы им хотелось. Ему же, Вите Сайкину, Мозг пообещал - с его, Мозга, помощью Вите будет удаваться все, за что только он ни пожелает взяться. Любой на его месте... Надо радоваться! Ведь кто знает, к кому еще мог попасть чемодан?! Витя взял чемодан и пошел назад. Дойдя до калитки, он остановился, чуть постоял, не опуская чемодана, а потом повернулся и снова пошел по улице. То, что он собирался сделать еще секунду назад, называлось кражей, да-да! Мало того, что будет присвоено искусственное мозговое вещество, принадлежащее научно-исследовательскому институту, - будет присвоено в достаточное количество личных вещей ученого-экспериментатора Пал Палыча Дырова - полотенце, тапочки, флакон одеколона "Василек", толстая папка, заключающая в себе научный труд, наконец, сам чемодан. Будет совершен поступок, соответствующий меркам Уголовного кодекса. Все личные вещи, исключая Мозг, можно, впрочем, вернуть, подумал Витя, в камеру на Ленинградском вокзале. Хотя, наверное, лучше совсем уж ничего не возвращать - у следственных органов не будет тогда даже этой зацепки. Или уж лучше все-таки вещи вернуть? Мозг, вооруженный громадным жизненным опытом, если его спросить, быстренько перебрал бы в уме все, что знал по этому щекотливому вопросу, и тут же подсказал бы безошибочный выход. "О чем, о чем это я?" - снова подумал Витя. А как объяснить дома пропажу чемодана с рассадой - нельзя же ведь сказать правду?! Ничего, решил Витя, если спросить Мозг, он, конечно, запросто придумает что-нибудь и здесь. Здорово, если на каждый твой вопрос "что делать?" и "как быть?" тебе тут же дадут безошибочный ответ, и, не ломая голову самому, останется только поступить именно так, как надо. Витя поставил чемодан с заклепками в пыль и присел на его край. Любопытно, подумал Витя, что может прийти в головы соседям, если на их глазах молодой человек из всеми уважаемой на садовых участках семьи Сайкиных носит по улице то назад, то вперед коричневый чемодан средних размеров? Витя поднял чемодан и пошел с ним к дому. Внеся чужой чемодан на террасу, он положил его на тахту, а сам вышел на крыльцо, чтобы посидеть на его прохладных ступеньках и еще немного подумать. Сидя на крыльце, Витя вдруг ни с того ни с сего стал представлять, как выглядит этот таинственный Пал Палыч, не прекращающий научную деятельность даже по субботам и воскресеньям. Воображение почему-то нарисовало его пожилым человеком с бородкой клинышком и в пенсне. В более мелких деталях воображение сплоховало, и никаких других черт, несмотря на все усилия, Витя представить так и не сумел. Тогда он резко встряхнул головой, и мысли, словно этого только и ждали, тут же повернули в другое русло. Как это называл Мозг? Трудность? Житейская трудность! Большая или маленькая житейская трудность. Будь то пустяковая задача или нелегкий экзамен. Или принятие какого-то важного жизненного решения. Или когда просто не знаешь, какой найти выход в том или ином положении. Ах, как часто в жизни приходится ломать голову над решением разных задач! По самым различным поводам. Утром и вечером. Днем. Задачи следуют друг за другом непрерывно, из них состоит вся жизнь. Так неужели же отказаться от необыкновенной возможности - переложить мучительную обязанность на универсального советчика, предлагающего свою такую необыкновенную помощь! Оставить или не оставлять? Витя устало пошевелился. С соседнего участка все еще доносился глухой стук падающих комьев земли. Отец и сын Ивановы медленно и трудно приближались к желанному водоносному слою. 6 ...Остаток этого необыкновенного дня, принесшего целый каскад событий, прошел так. Решившись до конца, Витя снова открыл чемодан и, отводя взгляд в сторону, объявил о своем решении Мозгу. Баритон, которым сотрудники лаборатории наделили синтезированное искусственно мозговое вещество, после этого заметно оживился. Вероятно, Мозгу сразу же захотелось зарекомендовать себя с самой лучшей стороны. Темно-фиолетовый футляр объявил - давно уже пора обедать, - и, не дожидаясь, что Витя его об этом попросит, деловым тоном осведомился, что есть в авоське из продуктов. Узнав, он вдруг перечислил длинный список самых разнообразных блюд, о существовании большинства из которых Вите не случалось прежде ни читать, ни слышать. Витя смятенно выбрал то, что казалось попроще, и, следуя поминутным советам, приготовил несколько кушаний, оказавшихся на вкус отличными. Все же во время обеда совесть изредка насылала волны сомнений, но с каждой волной Витя справлялся все легче и легче, пока наконец прилив их не сошел на нет окончательно. Немного смущаясь, Витя спросил: что надо сделать с чемоданом Пал Палыча, чтобы его никто не нашел? Мозг мгновенно ответил: лучше всего зарыть чемодан на садовом участке на достаточной глубине и тщательно уничтожить после этого все следы землекопных работ; лучше всего закопать там, где следовало сажать клубнику, и потом устроить на этом месте грядку. Витя спросил: - А как же объяснить дома, куда делся мой чемодан с клубникой? Мозг ответил: - Лучше всего сказать, что забыл его в электричке. Такие случаи бывают сплошь и рядом. Вышел на платформу, а в руке только авоська, чемодан уехал в Клин. Витя принялся размышлят

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования