Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Фанте Джон. Подожди до весны, Бандини -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
рылся таинственный мир Берущих? Но как бы там ни было, он предпочел об этом умолчать. Запутанный лабиринт проходов в горе казался бесконечным. Четверо двигались вперед осторожно, боясь каждую минуту провалиться в какую-нибудь расщелину. Когда им показалось, что наступила ночь, они ощупью нашли укромный уголок и улеглись спать, прижавшись друг к другу. Однажды, после того как они карабкались в течение нескольких часов вдоль естественного прохода, усеянного валунами, оставленными давно исчезнувшим потоком, они наткнулись на нишу в стене высотой в полтора метра. В эту щель они забрались все, чтобы укрыться от пронизывающего ветра, дувшего им в лицо целый день. Юлий тотчас заснул. Его разбудила Искадор. Двое мужчин сидели, тревожно перешептываясь. - Ты слышишь? - спросила она. Он прислушался к ветру, свистящему в каменном проходе, к шуму водопада... И затем он услышал то, что так встревожило их. Непрерывный скрежещущий звук, как если бы что-то двигалось по проходу и терлось о стены боками. - Это червь Вутры! - прошептала Искадор. Он крепко схватил ее за руку. - Все это сказки, - однако он внутренне похолодел и схватился за свой кинжал. - Здесь, в нише, мы в безопасности, - прошептал Скоро. - Только тихо. Им оставалось только надеяться, что Скоро прав. Без сомнения что-то приближалось. Они прижались к полу, с ужасом вглядываясь в тьму ущелья. Скоро и Усилк были вооружены дубинками, которые они украли у надзирателей, Искадор приготовила лук. Шум усилился. Акустика была обманчива, но они полагали, что шум доносится с той стороны, откуда дует ветер. Скрежещущий звук усилился, сопровождаемый грохотом откатывающихся в стороны валунов. Ветер затих. Вероятно, что-то плотно заткнуло проход. В нос ударил тошнотворный запах. Он представлял собой зловонное сочетание запахов гниющей рыбы, экскрементов и гнилого сыра. Проход заволокло зеленоватым туманом. Согласно легенде, червь Вутры двигался бесшумно, но то, что приближалось, двигалось со страшным грохотом. Движимый больше страхом, чем отвагой, Юлий выглянул из своей берлоги. ОНО стремительно приближалось. ЕГО облик было трудно рассмотреть из-за зеленого свечения, которое двигалось впереди ЕГО. Были видны лишь две пары глаз, усы и гигантские клыки. Юлий в ужасе отпрянул. ОНО неумолимо приближалось. В следующую минуту все четверо увидели ЕГО голову в профиль. ОНО пронеслось мимо с бесшумно горящими глазами. Жесткие усы коснулись их меховых одеяний. Мимо повергнутых в ужас людей заскользили голубоватые чешуйки тела страшилища, осыпая их пылью. Все четверо чуть не задохнулись от зловония, наполнившего нишу. Чешуйчатое тело было длиной в несколько миль! Наконец последние ЕГО кольца промчались мимо. Держась друг за друга, они выглянули из убежища. Где-то в начале прохода была пещера, через которую они недавно прошли. Эта пещера заметно уменьшалась в размерах. Там происходило какое-то сотрясение. Все еще видимое зеленое свечение продолжало струиться. Червь учуял их! Он поворачивал и возвращался назад! Назад, к ним! В этом не было никакого сомнения. Искадор едва подавила крик ужаса, когда осознала, что происходит. - Камни! Быстро! - скомандовал Юлий. Вокруг лежали обломки горной породы. Юлий вступил вглубь ниши. Его рука нащупала что-то пушистое. Он отпрянул назад, чиркнул колесиком зажигалки. В свете вспыхнувшей на мгновение искры он увидел останки человека, от которого остались только кости да покрывавшая их одежда из меха. Рядом лежало какое-то оружие. Юлий выбил вторую искру. - Это мертвый косматый! - воскликнул Усилк, имея в виду фагора, ибо так называли фагоров заключенные на своем жаргоне. Усилк был прав. Длинный череп и рога не оставляли никаких сомнений. Рядом с телом лежало древко с острым наконечником и искривленным лезвием. Акха пришел на помощь тем, кому угрожал Вутра. Усилк и Юлий одновременно схватились за древко. - Отдай! Я умею пользоваться этим! - проговорил Юлий, вырывая оружие. Воспоминания из прежней жизни нахлынули на него. Он вспомнил, как с копьем в руке ш ел на разъяренного йелка там, в пустынном безмолвии. Червь Вутры возвращался. Опять послышался скрежещущий звук. Зеленоватый свет усилился. Юлий и Усилк осторожно выглянули. Но чудовище не двигалось. Они видели, как светится его морда. Она была повернута в их сторону, но оставалась неподвижной. Чудовище ждало. С той стороны, откуда пришел червь, стремительно приближался второй. Два червя... в воображении Юлия все подземные проходы вдруг стали кишеть червями. В ужасе они прильнули друг к другу. Свет и шум усиливались. Но чудовища, казалось, были заняты только друг другом. За волной зловония мимо них промелькнула голова чудовища, устремившая все свои четыре глаза вперед. Упершись концом копья в стену ниши, Юлий другой конец высунул наружу. Лезвие полоснуло по мелькавшему боку червя. Из длинной разверстой раны на его теле хлынуло желеобразное вещество, которое через мгновение затопило все его тело. Чудовище замедлило свое движение еще до того, как мимо ниши промелькнул его хвост. Собирались ли два червя драться или совокупляться - останется навеки тайной. Второй червь так и не достиг своей цели. Его движение выдохлось. Предсмертная судорога потрясла его тело и оно затихло. Медленно погасло зеленое свечение. Все было тихо, только шелестел ветер. Люди боялись пошевельнуться. Первый червь все еще ждал где-то в темноте. О его присутствии свидетельствовал только слабый зеленый свет, едва различимый над телом издохшей твари. Уже потом четверо людей признались друг другу, что это был самый жуткий момент в их жизни, в их хождении по мукам. Каждый думал про себя, что первый червь знает о них, знает, где они скрываются, и теперь только ждет момента, чтобы отомстить за гибель своего друга или подруги. Наконец первый червь зашевелился. Они услышали скрежещущий звук медленно скользнувшего вдоль стены тела. Он медленно двигался вперед, как бы опасаясь ловушки. Наконец его голова показалась над туловищем погибшего собрата и червь стал его жадно пожирать. Четверо людей уже не могли больше оставаться в нише. Звуки были слишком красноречивы. Стараясь не ступить в желеобразную массу, они выскочили из ниши и бросились бежать по темному проходу. Их путешествие через мрак горных лабиринтов продолжалось. Но сейчас они поминутно останавливались и прислушивались к звукам тьмы. А если им нужно было что-то сказать, говорили они дрожащим шепотом. Иногда они находили питьевую воду. Но запасы пищи у них иссякли. Искадор подстрелила несколько летучих мышей, но они никак не могли заставить себя есть этих тварей. Они блуждали по каменным лабиринтам, с каждым днем теряя силы. Время шло. Никто уже не вспоминал о Панновале с его защитой от всяких невзгод. Все, что у них осталось от жизни - это бесконечная тьма, через которую им было нужно пройти. Они стали натыкаться на кости животных. Однажды, высекши искру, они увидели два человеческих скелета, распластанных на полу ниши. Один обнимал другого. Время лишило эту позу какой-либо нежности, и сейчас лишь кости терлись о другие кости, а страшный оскал черепа ухмылялся в ответ на другой оскал. Затем в одном из мест, где воздух был более холодным, они обнаружили двух пушистых зверьков, которых они тут же убили. Неподалеку находился детеныш, издававший жалобные звуки и тыкавшийся тупым носом в их руки. Они разорвали детеныша на куски и стали пожирать его, пока мясо было еще теплым. Запах крови разбудил в них зверский аппетит, и они сожрали также и его родителей. На стенах росли светящиеся организмы. Они даже обнаружили признаки человеческого обитания. Остатки того, что когда-то было лодкой. Полуразрушенный навес, под которым росли грибы. А рядом печь, труба которой уходила в кровлю пещеры. Печь облюбовало для житья семейка притов. Искадор подстрелила нескольких птиц, и они сварили их в горшке, добавив туда грибов и щепотку соли. В эту ночь их мучили кошмары. Они решили, что причиной тому съеденные грибы. Когда на следующее утро они двинулись в путь, то через два часа наткнулись на низкую и широкую пещеру, в которую проникал зеленый свет. В одном углу пещеры тлел огонь. Рядом был грубо сколоченный загон, внутри которого находились три козы с ярко светящимися в темноте глазами. На шкурах, сваленных неподалеку в кучу, сидели трое женщин: одна старуха и две совсем молодые. Две последние с криком убежали, когда в пещере появились Юлий, Усилк, Скоро и Искадор. Скоро, не мешкая, вошел в загон с козами, схватил ведро и начал доить коз, не обращая внимания на нечленораздельные вопли старухи. Но молока от коз было мало. Быстро выпив его, все тотчас двинулись дальше, не дожидаясь, когда появятся мужчины племени. Они свернули в проход, который оказался забаррикадированным. За наваленными глыбами виднелся выход из пещеры, а дальше - открытая местность, склон горы и долина, и яркий свет царства, где правил Вутра, Бог Небес. Они стояли, тесно прижавшись друг к другу. Они чувствовали, что сейчас их связывают узы дружбы. Оторвавшись от прекрасного видения, они посмотрели друг на друга. Их лица были полны радости и надежды. Они смеялись, кричали, тискали друг друга. Когда их глаза привыкли к яркому свету, они, прикрыв глаза ладонями, взглянули вверх, на Беталикс, который плыл среди облаков. Поскольку Беталикс стоял высоко в небе, а Фреир клонился к востоку, Юлий заключил, что время года близилось к весеннему равноденствию, а время дня было около полудня. Фреир был в несколько раз ярче. Он разливал свой свет по покрытым снегом холмам. Бледный Беталикс двигался быстрее по небосводу и скоро будет садиться, в то время, как Фреир все еще будет в зените. Как прекрасен был этот вид часовых неба! Их непрерывное движение по небосводу, знакомое Юлию с детства, всегда заставляло трепетать его сердце. Он оперся на копье, которым сразил чудовище, и подставил свое тело лучам небесных светил. Но Усилк положил руку на плечо Скоро и видимо не собирался выходить из пещеры. Он с опаской поглядывал на этот бескрайний мир. Он сказал Юлию: - А может, нам лучше остаться здесь, в пещере? Как мы будем жить там, под этим небом? Не отрывая глаз от расстилающегося перед ним пространства, Юлий почувствовал нерешительность Искадор. Она тоже боялась выйти из пещеры, как и двое мужчин. - Ты помнишь сказание о личинках в орехе? Они думали, что их гнилой тесный орех - это весь мир, и когда орех раскалывался, личинки погибали от шока. Ты тоже хочешь быть такой же личинкой, Усилк? На это Усилк ничего не ответил. Ответила Искадор. Она подошла к Юлию и взяла его за руку. Он улыбнулся. Его сердце запело. Однако он все равно с жадностью смотрел вперед. Он увидел, что горы, из которых они вышли, будут прикрытием от ветра и дальше к югу. Повсюду росли низкорослые деревья, поднимая свои стволы прямо вверх. Это говорило о том, что холодный западный ветер с Перевала здесь уже не властен. Юлий все еще сохранил прежние навыки, которым давным-давно научил его Алехо. Среди холмов должна водиться дичь, и поэтому они спокойно смогут жить под небом, как это было угодно богам. Его душу наполняла радость. От избытка чувств он широко раскинул руки, как бы собираясь обнять весь этот необъятный мир. - Мы будем жить в этом защищенном месте, - сказал Юлий. - Что бы ни случилось, мы должны держаться вместе. - Вдали, среди холмов поднимался вверх дым. - Там живут люди. Мы заставим их признать нашу власть над ними. Мы будем жить по своим законам, а не по законам других людей. Распрямив плечи, он направился вниз по склону между чахлыми деревцами. Остальные последовали за ним. Сперва Искадор своей гордой походкой, а затем остальные двое. Некоторые планы Юлия осуществились, а другие нет. Они сумели внедриться в небольшой поселок, укрывшийся под складкой горы. Люди здесь вели примитивный образ жизни, и Юлию удалось навязать им свою волю и свои законы. И все же они никогда не смогли слиться с этим народом. У них были другие черты лица, а язык, на котором говорили пришельцы, отличался от языка местных жителей. Вскоре они обнаружили, что ввиду выгодного положения поселок нередко подвергается набегам со стороны соседей, которые жили где-то на берегу замерзшего озера. Эти набеги причиняли много страданий и отнимали много жизней. Юлий и Усилк прониклись военной хитростью в ходе этой непрерывной войны. Они обнесли поселок защитными сооружениями. Искадор научила всех молодых женщин поселка стрелять из лука. В следующий раз, когда с юга вторглись воинственные соседи, многие из них пали от стрел, пущенных умелыми руками девушек. Вскоре набеги прекратились. Суровый климат, постоянные снежные обвалы с гор, холодные ветры были тяжким испытанием для людей. Выращивать съедобные растения и разводить скот они могли только в пещерах. Ввиду ограниченного запаса пищи они были всегда голодны и страдали от многих болезней. Все свои напасти они приписывали злобным богам. Об Акхе Юлий запретил упоминать. Он взял себе в жены прекрасную Искадор и любил ее и не мог налюбоваться ее красотой. У них родился мальчик, которому дали имя Сиф в честь старого священника из Панновала. Усилк и Скоро также женились. Усилк взял себе в жены маленькую смуглую женщину по имени Исик, которое чем-то напоминало его собственное имя. Исик, несмотря на свой рост, могла бегать как олень, была умна и добра. Скоро взял в жены девушку по имени Фитти. Она была довольно капризного нрава, и хотя великолепно пела, превратила жизнь Скоро в настоящий ад. Она родила ему девочку и спустя год умерла. Между Юлием и Усилком никогда не было согласия. Правда перед лицом общей опасности они были всегда едины, но в остальное время Усилк всегда относился враждебно к Юлию и его планам, обманывал его, если мог. Как сказал старый священник Сифанс, есть люди, которые никогда не прощают. Из поселка, жители которого совершали нападения, пришла делегация. Прослышав об Юлии, они пришли просить его править ими, занять место умершего вождя. Что Юлий и сделал, чтобы избавиться от постоянной войны с Усилком. Вместе со своей женой и ребенком он поселился у замерзшего озера, где в изобилии водилась дичь. Юлий твердой рукой правил новыми подданными. Но даже в этом крупном поселении люди не знали, что такое искусство, которое могло бы украсить, внести разнообразие в их монотонную жизнь. Хотя народ и танцевал в праздничные дни, музыкальных инструментов, кроме хлопушек и колокольчиков, у них не было. Религии как таковой не существовало. Был лишь страх перед злыми духами и стоическое смирение перед лицом холода, болезней, смерти. Так что Юлий в конце концов стал настоящим священником. Он пытался внушить людям чувство собственного духовного начала. Многие отвергали его учение, потому что он все-таки был чужаком. А другие были слишком неразвиты, чтобы воспринять его доктрины. Он учил людей любить небо во всех его проявлениях. И все же Юлий и Искадор никогда не теряли надежды, что настанут лучшие времена. Видение, представшее перед взором Юлия в пропасти, навсегда врезалось в его память. Он был уверен, что существует иная жизнь, где нет места тревогам, унынию, чего так много в их теперешней жизни. Тем не менее Юлий и прекрасная Искадор старели и с течением времени все острее чувствовали холод окружающего мира. И все же они любили то место, где они жили. И в память о прошлом, и в ожидании будущего, они назвали его Олдорандо. Вот и вся история о Юлии, сыне Алехо и Онессы. Рассказ о его потомках и о том, что случилось с ними, займет гораздо больше времени. Юлий не подозревал, что Фреир все время приближается к их холодному миру, ибо в туманных писаниях, которые отверг Юлий, была захоронена истина. Истина в том, что в положенное время небо льда превратится в небо огня. Только спустя пятьдесят геликонианских лет после рождения их сына настоящая весна наступит в том суровом мире, который знали и в котором жили Юлий и Искадор. Зарождался новый мир. ЭМБРУДДОК И Шэй Тэл сказала: - Вы думаете, что мы живем в центре вселенной. Я говорю вам, что мы живем на заднем дворе. Мы живем на заднем дворе. Мы живем в такой темноте, что вы не можете даже вообразить этого. Я расскажу вам все. В прошлом, очень далеком прошлом, произошла какая-то катастрофа. Это было так давно, что никто не может сказать о ней ничего - ни какова она, ни откуда пришла. Мы знаем только то, что она на длительное время принесли тьму и холод. Вы пытаетесь жить как можно лучше. Это хорошо. Живите дружно, любите друг друга, будьте ласковы. Но не делайте вид, что катастрофа не подействовала на вас. Пусть она случилась очень давно, но она отравила каждый день вашей жизни. Она старит нас, отнимает красоту, отрывает ваших детей от нас. Она делает нас не только невежественными, но принуждает любить невежество. Мы заражены невежеством. Я хочу предложить вам охоту за сокровищем, поход, если хотите. Поход, к которому может присоединиться каждый из вас. Я хочу, чтобы в вас проснулось осознание собственного падения и чтобы вы постоянно помнили о нем. Мы должны собрать все, что еще осталось на этом холодном заднем дворе, и постараться сделать все, чтобы катастрофа больше не обрушилась ни на нас, ни на наших детей. Вот такое сокровище я предлагаю вам. Знание. Истину. Я знаю, вы боитесь ее. Но вы должны стремиться к ней. Вы должны повзрослеть и полюбить ее. 1. СМЕРТЬ ПАТРИАРХА Небо было черным, и люди с факелами вышли из южных ворот. Они были закутаны в меховые одежды и шли, высоко поднимая ноги, так как в долине лежал глубокий снег. Святой человек пришел! Святой человек пришел! Юный Лэйнтал Эй спрятался у крыльца разрушенного замка. Его лицо светилось возбуждением. Он смотрел на процессию, двигающуюся между старых каменных башен, восточные стены которых были облеплены снегом, выпавшим днем. Он заметил, что единственный цвет, который можно различить, это цвет горящих факелов, цвет кончика носа святого отца и цвет высунутых языков собак упряжки, которая привезла святого отца. И это был красный цвет. Тяжелое свинцовое небо, в котором был погребен Беталикс, стерло все остальные цвета. Отец Бондорлонганон из далекого Борлиена был толстым, а меха, в которые он был укутан, делали его еще толще. Таких мехов в Олдорандо еще никто не носил. В Олдорандо он приехал один. Те, кто его сопровождали, были местные охотники. Они были все знакомы Лэйнталу Эй. И все свое внимание мальчик сосредоточил на лице Святого Отца. В селение редко приезжали гости. Он был совсем маленьким в дни последнего посещения Святого Отца. Овальное лицо Святого Отца было изрезано глубокими морщинами, в которых скрывались острые глаза. Казалось, что морщины превратили его рот в длинную горизонтальную щель. Он сидел в санях и подозрительно осмат

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования