Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Фанте Джон. Подожди до весны, Бандини -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
аса Ванлиена не стало. Мужчины были перебиты, женщины изнасилованы, дома сожжены, дамбы разрушены, искусственные водохранилища пересохли. И здесь же, среди руин, было празднование этого события и Аоз Рун произнес речь, в которой восхвалял своих воинов. Никто из олдорандцев не пострадал, хотя один хоксни получил смертельную рану, напоровшись на меч. Победа над превосходящим в числе противником была очень легкой, так как защитники города впали в панику, увидев прекрасно вооруженных воинов верхом на невиданных животных. Они стояли раскрыв рты и легко принимали смерть. Были пощажены только молодые люди обоих полов. Их заставили собрать пожитки, скот и погнали по направлению к Олдорандо. Они преодолели этот путь за день, хотя Аоз Рун со своими лейтенантами прискакал в город за один час. Это было провозглашено великой победой Олдорандо, и уже стали раздаваться призывы к новым нападениям. Аоз Рун усилил свою хватку, и все почувствовали, что завоевания требуют жертв. После очередного удачного набега он обратился к своим подданным с речью: - Мы сделаем Олдорандо великим городом, каким он был когда-то, как говорят легенды. Он стоял, широко расставив ноги и раб, стоящий рядом, держал поводья его Грея. - Сейчас мы подобны фагорам. Все нас боятся и мы становимся богаче. У нас будет все больше земли и все больше рабов, чтобы служить нам. Вскоре мы завоюем и Борлиен. Но нас мало, нам нужны еще люди. Вы, женщины, должны рожать побольше детей, которые скоро сядут в седла, и тогда мы широким потоком ринемся на дальнейшие завоевания. Он показал на толпу пленников, которых охраняли Гойя Хин, Мик и другие. - Эти люди будут работать на нас, как сейчас работают хоксни. Но пройдет немного времени и нам придется работать еще больше, есть меньше, но истинные герои не останавливаются перед трудностями, если хотят достигнуть свой цели. А будущее за нами! Датка почесал ляжку и искоса посмотрел на Лэйнтала Эй, приподняв одну бровь: - Посмотрим, что будет дальше. Но Лэйнтал Эй был вне себя от возбуждения. Как бы он не относился к лорду Эмбруддока, он верил, что все, что говорит он - правда. Разумеется, это было совсем не то возбуждение, какое он испытывал в скачке на хоксни, чувствуя себя слившимся с этим быстроногим животным, когда ветер свистит в его ушах и земля грохочет под ногами хоксни. Ничего более чудесного он еще не испытывал никогда - за исключением одного раза, когда Ойра позволила ему оседлать себя... Он сказал Ойре, стоящей рядом: - Ты слышала, что сказал твой отец? Я совершил великое дело, самое великое в нашей истории. Я приручил хоксни. Ты же этого хотела? Теперь ты должна стать моей женщиной. Но она оттолкнула его. - От тебя пахнет хоксни, как и от моего отца. Последнее время ты говоришь только об этих глупых животных, которых можно можно ценить только за их шкуру. Отец говорит только о Грее, ты - только о Голде. Если бы я стала твоей женщиной, я почти не видела бы тебя. Ведь вы, мужчины, совсем чокнулись со своими хоксни - скачете на них дни и ночи. Сделай нашу жизнь лучше, а не хуже. Женщины Олдорандо испытывали те же чувства, что и Ойра. Они испытали на себе, что несет им хокснињмания. Вынужденные работать на полях, они забыли радость легкого дневного сна после обеда и сладостную тяжесть мужчины на себе ночью. И только Шей Тал проявила живой интерес к животным. Диких хоксни теперь стало гораздо меньше. Осознав опасность, их стада теперь откочевали на новые пастбища на запад чтобы избежать плена или смерти. Первой, кто предложил устроить случку самца и самки хоксни, была Шей Тал. И результатом было появление детенышей хоксни, с детства привыкших к человеку и легко поддающихся тренировке. Шей Тал ухаживала за детенышами, и одну из полюбившихся ей самочек она назвала Преданность. Она тщательно ухаживала за ней. Теперь она знала, что поможет ей совершить далекое путешествие в Сиборнал. 11. КОГДА УШЛА ШЕЙ ТАЛ Время шло, солнце светило, дожди выпадали, Олдорандо расширялся. Еще до того, как его ошарашенные жители поняли, что случилось, город шагнул за реку Вораль, протянулся далеко на север, поглотил корали вельдта и плантации брассимпсов на низких холмах. Было построено много мостов. Но ни один из них не потребовал столько героического энтузиазма при строительстве, как первый. Образовалась новая гильдия деревообделочников, расширилась гильдия портных. И в них уже входили не только свободные люди, но и рабы, что подняло множество новых проблем. Обрабатывались и обносились заборами все новые поля, устраивались стойла для свиней и загоны для гусей. Производство пищи катастрофически увеличивалось - ведь нужно было кормить целые стада хоксни, рабов, которые обрабатывали поля. Были построены две новые башни, в которых содержались рабы и их охранники. Башни были выстроены из глиняных блоков, а не из камня, в соответствии с рекомендациями, выработанными академией. Башни были высотой только в два этажа, а не в пять. Проливные дожди размывали глиняные стены. Жители Олдорандо не расстраивались по этому поводу, так как в этих башнях жили только рабы. Но сами рабы были обеспокоены и поэтому старались укрепить стены, подмешивая в глину солому. За полями и новыми башнями пролегала граница, которую охраняли конные патрули Аоз Руна. Олдорандо теперь был не просто город, а военный лагерь. Никто не мог ни войти в город, ни выйти из него без соответствующего разрешения. Никто, кроме торговцев, живших в предместье под названием Паук на южной оконечности города. Чтобы обеспечить пищей одного воина и его хоксни, шесть человек должны были трудиться на полях. Правда, урожай был хорошим. Земля родила в изобилии после долгого воздержания. Женщины и рабы много трудились, чтобы собрать урожай, а затем обмолотить его. Это была тяжелая работа. На ней были заняты все - и рабы, и женщины, и дети. Над током стояло густое облако пыли, золотистой на солнце. Было жарко и женщины работали обнаженные до пояса. Пыль ровным слоем ложилась на их тела, лица, окрашивая их в золотистый цвет. Мимо тока проезжал отряд воинов с Аоз Руном во главе. С ним ехали Тант Эйн, Фаралин Ферд, Элин Тал. Датка и молодые воины ехали чуть сзади. Они возвращались с охоты. Добыча оказалась совсем неплохой. Остановившись на минутку возле работающих, они стали отпускать соленые шуточки относительно женщин. Здесь же работали и жены некоторых охотников, хотя сейчас их было трудно отличить от остальных женщин. Появилась Дол. Она уже была на последних месяцах беременности. За ней шел старый фагор Мик. Рядом с нею шла Шей Тал. Ее худобу особенно подчеркивали пышные формы Дол. Увидев лорда Эмбруддока и других охотников, обе женщины остановились, переглядываясь. - Ничего не говори Аоз Руну, - предупредила Шей Тал. - Сейчас он добрый, - ответила Дол. - Он надеется получить от меня сына. Она прошла вперед и встала рядом с Греем. Аоз Рун посмотрел на нее, но не сказал ничего. Она похлопала его по колену. - Когда-то у нас были жрецы, благословляя от имени Вутры урожай. Они благословляли новорожденных. Их призывали в случае необходимости все - и мужчины, и женщины, и богатые, и бедные, и высокопоставленные, и простой народ. Нам нужны жрецы. Ты можешь взять в плен хотя бы несколько жрецов? - Вутра! - воскликнул Аоз Рун и сплюнул в пыль. - Это не ответ. Его темные брови и ресницы были припорошены золотистой пылью, когда Аоз Рун бросил тяжелый взгляд за Дол, туда, где стояла Шей Тал. - Это она тебе говорит о жрецах? Какое тебе дело до Вутры? Великий Юлий изгнал его, как наши предки изгнали жрецов. Они просто нахлебники. Почему мы сильнее Борлиена? Потому что у нас нет жрецов. Забудь эту чепуху и не беспокой меня с ею. - Шей Тал говорит, что призраки сердятся за то, что у нас нет жрецов. Правда, Шей Тал? - Она оглянулась на женщину, стоящую за нею, которая все еще стояла неподвижно. - Призраки всегда сердятся, - равнодушно сказал Аоз Рун и отвернулся. Элин Тал расхохотался. Это был большой краснолицый человек, и щеки его тряслись, когда он смеялся. Все больше и больше он сближался с Аоз Руном, и другие два лейтенанта теперь уже играли незначительную роль. Шагнув вперед, Шей Тал сказала: - Аоз Рун, несмотря на процветание, мы, Олдорандцы, все еще разделены. Великий Юлий не хотел этого. Жрецы могут помочь нам объединиться. Он посмотрел на нее, затем спрыгнул с хоксни. Дол встала рядом. - Если я заставлю тебя замолчать, будет молчать и Дол. Никто не хочет возврата жрецов. И ты их хочешь только потому, что они укрепят твои позиции в деле обучения. Но знания - это ненужная роскошь. Знания порождают нахлебников. Ты знаешь это, но ты слишком упряма, чтобы открыто признать это. Голодай сама, если хочешь, но жители Олдорандо толстеют. Мы живем все лучше без жрецов, без твоих знаний. Шей Тал нахмурилась. Она тихо сказала: - Я не собираюсь спорить с тобой, Аоз Рун. Но то, что ты говоришь - неправда. Мы достигли процветания частично благодаря знаниям. Мосты, башни, новые поля - это все воплощенные в жизнь идеи академии. - Не серди меня, женщина. Глядя в землю, она сказала: - Я знаю, ты ненавидишь меня. Я знаю, что именно поэтому убили мастера Датнила. - Ненавижу ссоры, постоянные ссоры! - прорычал Аоз Рун. - Мы выжили только благодаря коллективным усилиям - и это залог нашего будущего процветания. - Но наш интеллект развивается только вследствие развития личностей, индивидуумов, - возразила Шей Тал. Лицо ее стало еще бледнее, хотя кровь прилила к щекам. Он махнул рукой: - Оглянись вокруг! Вспомни, что здесь было, когда ты была ребенком! Попытайся понять, что мы не смогли бы этого построить, если бы не прикладывали объединенных усилий. Зачем ты всегда поступаешь не так, как все? Почему ты не работаешь с остальными женщинами, когда даже жены моих лейтенантов трудятся вместе со всеми? Ты всегда в оппозиции, всегда чем-то недовольна. - Ей стыдно обнажиться, как другим! - рассмеялся Элин Тал. - У нее же нет грудей! Его замечание предназначалось для ушей Танта Эйна и Фаралина Ферда, но его слова услышали и молодые охотники, которые разразились смехом. Все, кроме Датки, который молча сидел в седле, наблюдая за разворачивающейся драмой. Шей Тал тоже услышала слова Элин Тала. Ее глаза наполнились слезами и гневом. - Ну хватит! Я больше не говорю с тобой и твоими подхалимами. С этих пор мне плевать на тебя, Аоз Рун. Ты в последний раз видишь меня, тупоголовый идиот. Завтра на рассвете я покину Олдорандо. Я уеду одна на своей самке Преданности. И никто никогда не увидит меня больше. Аоз Рун поднял руку. - Никто не может покинуть Олдорандо без моего разрешения. Ты не уйдешь отсюда, пока не вымолишь у моих ног разрешения на уход. - Посмотрим! - рявкнула Шей Тал. Она резко повернулась и, немного сгорбившись, пошла к северным воротам. Дол покраснела. - Отпусти ее, Аоз Рун, пусть идет. Она стала невозможна. - Не вмешивайся. Я сам знаю, что мне делать. - Ты собираешься убить ее, как остальных? Он ударил ее по лицу - правда, не очень сильно, - все еще глядя в спину удаляющейся Шей Тал. Это был тот период ночи, когда все ложились спать, хотя Беталикс все еще висел на небе, распространяя свой тусклый свет. В комнате на самом верху большой башни собрался полный совет, состоящий из мастеров семи старых гильдий и мастеров двух недавно образовавшихся гильдий. Здесь же присутствовали сам Аоз Рун, три его лейтенанта и один из лордов Западного Вельдта - Датка. Лорд Эмбруддока председательствовал на совете, девушки обносили всех кружками с бителем. После долгих споров Аоз Рун сказал: - Ингсан Атрей, скажи свое мнение по этому вопросу. Он обращался к старейшине мастеров, седобородому мастеру гильдии кузнецов, который все время молчал. Годы согнули его спину, а его редкие волосы были совсем белыми, подчеркивая ширину его лба. По этой причине этого старика считали мудрым. У него была привычка постоянно улыбаться, но глаза его, спрятанные под мохнатыми бровями, смотрели настороженно. Он и сейчас улыбнулся, сидя на расстеленных на полу шкурах, и сказал: - Лорд, по традиции в Эмбруддоке гильдии всегда защищают женщин. Женщины - вот кто работает у нас, когда охотники уходят за добычей. Конечно, теперь времена изменились. Во время лорда Уолл Эйна все было по-другому. Но женщины всегда служили каналами для получения новых знаний. У нас нет книг, но женщины хранят в памяти легенды, сказания. Даже в дни празднеств, когда... - У делу, Ингсан Атрей. - Да, да, сейчас. Конечно, Шей Тал упряма, но она колдунья и ученая женщина. Она не делает зла никому. Если она уйдет, с нею уйдут и другие женщины. И это будет потеря. Мы, мастера, считаем, что ей нужно запретить уходить. - Олдорандо не тюрьма! - крикнул Фаралин Ферд. Аоз Рун кивнул и посмотрел вокруг. - Я собрал совет, так как мои лейтенанты не согласны со мной. Кто еще не согласен? Он заметил взгляд Райнила Лайана, нервно поглаживающего бороду. - А ты мастер? Ты всегда любишь высказываться. Что скажешь ты? - Я полагаю... - Райнил Лайан махнул рукой. - Я думаю, что Шей Тал будет трудно удержать. Она легко сможет ускользнуть. И еще... Другие женщины подумают... Мы не можем вселять в них недовольство. У нас есть и другие женщины. Например, Ври. Умная, красивая. И от нее никаких неприятностей. Если ты сможешь отказаться от своего решения, многие тебе будут благодарны... - Хватит! - прервал его Аоз Рун. - Ты теперь мастер гильдии и тебе не к лицу словоблудие. Больше никто не высказывался. Аоз Рун смотрел на них, но никто не хотел встречаться с ним взглядом. Все опускали лица к кружкам с бителем. Элин Тал сказал: - А о чем ты беспокоишься? В чем дело? Пусть идет. - Датка! - рявкнул лорд. - Неужели мы сегодня не услышим от тебя ни слова? Ведь сегодня нет Лэйнтала Эй и говорить за тебя некому. Датка отложил кружку и посмотрел прямо на Аоз Руна. - Все эти споры, разговоры о принципах... к чему это? Все знают, что между тобой и Шей Тал идет постоянная война. Поэтому ты решаешь как поступить, а не мы. Сейчас у тебя есть шанс избавиться от нее. Зачем ты втягиваешь нас в это дело? - Потому что это касается всех вас! - Аоз Рун стукнул ногой по полу. - Клянусь первородным камнем, эта женщина постоянно выступает против меня, против всех нас. Я не понимаю, зачем ей это? Какая ведьма вселилась в нее? У нее есть академия. Она считает себя наследницей таких женщин, как Лойланнун, Лойл Бри... Куда она хочет идти? Что может с ней случиться? Речь его была дикой и бессвязной. Никто не ответил ему. Датка сказал все. Все, что было в мыслях остальных. Самому Аоз Руну уже было нечего сказать. Совет кончился. Когда Датка выходил из комнаты, его за руку схватил Райнил Лайан и мягко сказал: - А ты хитер. Ведь если Шей Тал уйдет, твоя пассия возглавит академию. И тогда ей понадобится твоя поддержка. - Я оставляю хитрость тебе, Райнил Лайан, - Датка вырвал руку. - Не попадайся мне на дороге. Он без труда нашел Лэйнтала Эй. Датка прекрасно знал, где его найти несмотря на поздний час. В башне Шей Тал. Она укладывалась в дорогу. Многие друзья пришли попрощаться с нею. Амин Лим со своим младенцем, Ври, Лэйнтал Эй с Ойрой, другие женщины. - Ну, каков вердикт? - сразу же спросил Лэйнтал Эй. - Решение не принято. - Но он не остановит Шей Тал, если та захочет уйти. - Все зависит от того, сколько они выпьют сегодня ночью - он, Элин Тал и вся их свора вместе с этой лисой Райнил Лайаном. - Она стара, Датка. Можем ли мы отпустить ее? Датка по своему обыкновению пожал плечами, посмотрел на Ври и Ойру, которые стояли рядом и слушали. - Давай уйдем с нею, пока Аоз Рун не расправился с нами. Я с удовольствием уйду отсюда, если с нами пойдут эти две женщины. Мы все вместе пойдем в Сиборнал. Ойра воскликнула: - Мой отец никогда не убьет вас. Все это чепуха. Датка снова пожал плечами: - Ты уверена, что он останется таким же, когда уйдет Шей Тал? Можем мы доверять ему? - Все давно в прошлом. Отец счастлив с Дол и они уже не ссорятся с тех пор, как у них родился ребенок. - Ойра, мир велик, - сказал Лэйнтал Эй. - Уйдем с Шей Тал, как предлагает Датка, и начнем все сначала. Ври, ты пойдешь с нами? Ведь после ухода Шей Тал ты будешь в одиночестве. Обычно Ври отмалчивалась, но сейчас она твердо сказала: - Я не могу уйти отсюда. Я признательна тебе за твое предложение, но я должна остаться, как бы ни поступила Шей Тал. Моя работа наконец-то движется к концу и вскоре я, надеюсь, смогу объявить о результатах. - Ты все еще не можешь выносить мое присутствие? - угрюмо спросил Датка. - О, я почти все забыла, - небрежно ответила она. Она отвернулась, избежав пытливого взгляда Датки, и подошла к Шей Тал. - Ты должна измерить все расстояния, Шей Тал. Пусть раб отсчитывает, сколько шагов сделает хоксни за каждый день. Ночью описывай свой путь, все детали. Узнай, как далеко находится Сиборнал. Будь поточнее в измерениях и описаниях. Шей Тал держалась величественно среди оханья и плача, которые наполняли всю комнату. Было видно, что хотя она еще здесь, среди близких ей людей, дух ее уже далек отсюда. Она говорила мало, и то, что она говорила, звучало монотонно, невыразительно, без эмоций. Датка, смотревший на стену, украшенную причудливым рисунком лишайника, перевел взгляд на Лэйнтала Эй, махнул ему рукой, показав на дверь. Тот покачал головой. И тогда Датка сделал характерный жест и вышел, сказав. - Жаль, что мы не умеем приручать женщин, как хоксни. - Он всегда очень груб, - с возмущением сказала Ойра. Она и Ври затащили Лэйнтала Эй в угол и стали шептаться с ним. Они уговаривали его, чтобы он заставил Шей Тал задержаться с уходом на день, это очень важно. - Это невозможно. Если она решила уйти, она уйдет. Мы должны примириться с этим. Сначала вы сами не хотели уходить с нею, а теперь вы не хотите, чтобы уходила она. За стенами Олдорандо находится мир, о котором мы ничего не знаем. - Да, да, это мир, который нужно завоевать. Я достаточно слышала о нем от отца. Дело в том, что завтра будет затмение. - О, прошлое затмение было год назад! - Завтра все будет по другому, - мягко заметила Ври. - Поэтому мы хотим, чтобы Шей Тал отложила свой отъезд. Если она уедет в день затмения, люди свяжут воедино эти два события. Только мы будем знать, что никакой связи между ними нет. Лэйнтал Эй нахмурился: - Ну и что? Обе женщины тревожно переглянулись. - Мы уверены, если она уйдет завтра, то может случиться самое худшее. - Ха! Значит вы сами верите, что связь есть. Женская логика. Если есть связь, значит она будет в любом случае, разве не так? Ойра поморщилась: - Мужская логика! Любая отговорка, лишь бы ничего не делать! - А вы постоянно вмешиваетесь в то, что вас не касается. Обе женщины с презрением

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования