Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Фанте Джон. Подожди до весны, Бандини -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
4. ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ ТЕМПЕРАТУРНЫЙ ГРАДИЕНТ Дети становятся такими же, как свои родители, или же идут по другому пути. Лэйнтал Эй рос, зная, что его мать - спокойная женщина, погруженная в мысли, как и ее мать и отец. Но Лойланнун была такой не все время. Сначала она вела себя совсем по другому, пока жизнь не нанесла ей удар. В юности она отвергла ту жизнь, которую вели Лойл Бри и Юлий. Она разругалась с ними, заявив, что ей ненавистна сама атмосфера их комнаты, что ей совсем не хочется жить с ними. И после ужасной ссоры она ушла от них жить в соседнюю башню. Работы в племени было много, и Лойланнун достигла больших успехов в пошиве кожаной обуви для охотников. Тут она и встретила того, кто будет носить обувь, сшитую ею, и влюбилась в него. Она только-только вышла из возраста юности. Она ходила с ним в те ясные ночи, когда никто не может спать, и мир для нее был полон счастья и красоты, какой она никогда раньше не замечала. И она стала его женщиной. Она отдала бы жизнь за него. Он взял с собой Лойланнун на оленью охоту. Когда-то Дресил запретил женщинам ходить на охоту, но теперь он стал стар и позабыл многие свои запреты и установления. Охотники на оленей в узком ущелье повстречались со стунжебагом. Прямо на глазах Лойланнун ее муж был повергнут на землю и пронзен острым рогом чудовища. Он умер до того, как его привезли в город. Лойланнун с разбитым сердцем вернулась к родителям. Они тепло приняли ее, заботились о ней. И пока она лежала в ароматном полумраке, в ее чреве созревала жизнь. Она и сейчас помнила ту радость, которая владела ею, когда пришло ее время и она родила сына. Она назвала его Лэйнтал Эй и ее родители приняли это имя. Это была весна года Тринадцатого После Объединения, или 31-го по календарю Лордов. - Он будет жить в лучшем мире, - сказала Лойл Бри дочери, глядя на внука блестящими глазами. - Легенды говорят, что настанет время, когда раскроются райбаралы и воздух согреется теплом земли. Пищи будет много, снег исчезнет, люди будут ходить раздетыми. Как я мечтала об этом времени! Лэйнтал Эй может увидеть его. Как бы я хотела, чтобы он был девочкой - девочки все видят и ощущают сильнее, чем мальчики. Ребенок любил смотреть в стеклянное окно комнаты. Это было единственное окно в Олдорандо, хотя Юлий утверждал, что раньше все окна были такими, но теперь они все разбиты. Шли год за годом, и Лойл Бри и Юлий отрывали глаза от древних бумаг только для того, чтобы посмотреть, как окно окрашивается то в розовый, то в оранжевый, то в алый цвет в зависимости от того, что было на небе - закат или восход Фреира или Беталикса. Затем цвета на стекле умирали, на землю опускалась ночь. С древних времен являлись чилдримы, трепеща крыльями над башнями Олдорандо. Это были те же самые чилдримы, которых ощущал первый Юлий в своих скитаниях по белой пустыне. Чилдримы являлись только по ночам. Они рассыпали свои перья, словно искры, медленно кружа и махая единственным крылом. Но может это было и не крыло? Когда люди выбегали на улицу, чтобы увидеть их, очертания чилдримов расплывались. Никто не мог увидеть их ясно и отчетливо. Чилдримы приносили странные мысли в разум людей. Юлий и Лойл Бри, лежа на шкурах, ощущали, что их мысли оказываются в одном месте и в одном времени. Они видели то, что давно забыто, и видели то, чего никогда не видели и не знали. Лойл Бри нередко вскрикивала и закрывала глаза. Она говорила, что это похоже на общение со многими призраками одновременно. Потом они пытались вспомнить, что же они видели, но это им никогда не удавалось - все исчезало из их памяти, как сон. Чилдримы проплывали над городом, и ни один человек не мог предсказать их появления. Или исчезновения. Их местом обитания были верхние слои тропосферы. Изредка электрические поля заставляли их спускаться к поверхности планеты. И тогда их поля искажали потоки электронов в нейронах в мозгах людей и животных, причем биополе людей и животных затормаживало их движение, заставляя чилдримов кружиться в одном месте, как будто это были разумные существа. Затем они снова поднимались в тропосферу и исчезали. Их движение полностью зависело от магнитных бурь на Геликонии, и никто не мог предсказать его. Но их циркуляция вокруг планеты не была вечной. Потому что чилдримы представляли собой электронную субстанцию и не могли меняться. Именно поэтому они были наиболее уязвимы в связи с переменами в магнитном поле планеты. Температура на тропическом континенте Кампанилат изменялась в широких пределах. Жарким летним днем, когда Лойланнун беззаботно играла с сыном, температура в Олдорандо была на несколько градусов выше нуля. А всего в нескольких милях к северу, у озера Дорзин, могло быть десять градусов холода. Летом в Олдорандо, когда на небе были оба светила, морозов не было вообще и даже можно было собирать урожай. В Никтрихке, в трех тысячах миль от Олдорандо, дневная температура колебалась от минус 20 градусов до минус 150. Сначала изменения в климате накапливались медленно, а затем их воздействие стало заметным. Их даже можно было измерить. На Авернусе зафиксировали повышение температуры на двадцать градусов за один час на высоте 16.6 миль над экватором. В связи с быстрым повышением температуры усилилась циркуляция воздуха в стратосфере и на планету обрушились бури. Воздушные потоки двигались с огромной скоростью. Люди измерили скорость и она оказалась равной 275 миль в час. И внезапно исчезли чилдримы. То, что несло благо людям и животным, оказалось катастрофой для чилдримов. Условия, которые создавали их, поддерживали их существование, исчезали. Их существо, состоящее из заряженных частиц, было слишком хрупким, чтобы существовать в динамической системе. Они исчезли, оставляя после себя светящиеся облака в разряженной атмосфере. И эти облака тоже вскоре погасли. Юлий и Лойл Бри очень не хватало чилдримов. А Лэйнтал Эй скоро позабыл, что они когда-то были. Группа фагоров продвигалась вперед под зеленоватым небом, обычным на такой высоте. Вокруг громоздились скопления льда и снега. Фагоры - и сталлуны и гиллоты - двигались вперед и влекла их одна цель. Фагоры были белыми, земля белая или коричневатая в тех местах, где не было снега, небо зеленое. На фоне ледника Хигт хорошо вырисовывались фигуры фагоров. Ледник, спускающийся вниз, был разделен пополам громадным каменным массивом, который гордо возвышался среди царства льда. Он уже целые столетия выдерживал натиск льда. Лед облепил каменные стены, но утесы стояли, вонзая каменные башни в небо. Там, где протекла ледяная река, образовалось обширное плато, покрытое мелким льдом. И здесь стоял вожак фагоров, неподвижно поджидая, когда соберутся его когорты. Эти фагоры принадлежали племени кзана Храст Ипрта, который первым решил уничтожить сынов Фреира, живущих на отдаленной равнине. Молодого кзана звали Хрл-Брахл Ипрт. Он вел отряд. Он был внуком великого кзана Хрл-Трихк Храста, которого убили эти сыны Фреира. И теперь Хрл-Брахл Ипрт вел свои легионы на месть. Под правлением Хрл-Брахл Ипрта фагоры жили хорошо, процветали, восстанавливая свои силы. Повышение температуры заставило их начать миграцию. Они давно лелеяли месть, но толчком к действию и выступлению послужило повышение температуры. Волны теплого воздуха прокатилось по всей планете и даже по необозримым ледникам Никтрихка, и выгнали фагоров из их убежищ. Хрл-Брахл Ипрт стоял неподвижно. Он ждал. Климатические изменения вызвали изменения в различных формах жизни, в тех формах, от которых частично зависела жизнь фагоров. И теперь они тоже были вынуждены мигрировать, но не могли двинуться, пока фагоры не освободят им путь. Юный Хрл-Брахл Ипрт приказал садиться на кайдавов. Только его высшие офицеры имели кайдавов. Получив приказ, они уселись верхом на громадных животных. Этот приказ прозвучал в Год Тринадцатый по новому календарю Лойл Бри. По календарю фагоров это был Поворот Воздуха, или Год 353 после апофеоза Года 5364000 после Катастрофы. Лэйнтал Эй был тогда ребенком и играл на коленях своей овдовевшей матери. Близилось время, когда ему придется противостоять всей мощи легионов Хрл-Брахл Ипрта. За кзаном стоял крет - молодой самец-фагор, держащий в руках штандарт. Хрл-Брахл Ипрт был высокий, мощный, его трехпалые ноги составляли прочную основу для могучего торса, широкой груди. Голова его, сидящая на широченных плечах, являла собой замечательное зрелище. Она была длинная, узкая, костистая, с выступающими надбровными дугами. Из-под мохнатых бровей зорко смотрели властные глаза. Рога росли из-за ушей. Они сначала выгибались вперед, а затем чуть назад. Они были серые и гладкие, как будто выточенные из мрамора. Концы были острыми, как бритва. Это оружие использовалось только в бою против фагоров. Еще никогда благородные рога не обагряла поганая кровь сынов Фреира. Нос фагора был вытянут вперед и как бы подчеркивал властность холодного взгляда. От всего облика молодого вождя исходила сила и свирепость. Устрашающая маска на лицо была сделана его оружейником специально для этого похода. Она закруглялась у основания его рогов и из нее торчали металлические рога, направленные в стороны. Когда кзан хотел выразить угрозу кому-либо из своих подчиненных, он показывал два ряда крепких зубов, по краям которых торчали два острых изогнутых клыка. На нем был жилет из шкуры кайдава. Нижнюю часть туловища с гениталиями закрывал широкий кожаный пояс. Его кайдава звали Рукк-Ггрл. Сидя на кайдаве, молодой кзан поднял руку. Человек-раб протрубил в изогнутую трубу, сделанную из рога стунжебага. Этот дикий звук прокатился по всей серой равнине. И тут же, повинуясь этому звуку из каменной пещеры появились другие рабы. Они несли тела отца Хрл-Брахл Ипрта и его деда. Рабы, ноги которых были спутаны, еле передвигались. По всему было видно, что все стадии жизни у них позади и они скоро перейдут в небытие. Замедление всех жизненных процессов даже заставило их уменьшиться в размерах. При появлении священных объектов поклонения, тотемов, среди собравшихся фагоров началось шевеление. Все повернулись к ним. Одни улеглись на мерзлую землю, другие стояли, опираясь на копья. Их силуэты резко выделялись на фоне неба. И тут же все замерли. Это было в обычае фагоров - оставаться неподвижными. Только случайное трепетание чьего-то уха говорило о том, что это живые существа, а не нагромождение камней странной формы. Священные фигуры были поднесены к кзану. Рабы-люди упали перед ним на колени. Хрл-Брахл Ипрт спешился и встал между своими предками и кайдавом. Поклонившись, он зарыл свое лицо в жесткую шерсть на боку кайдава. Сейчас он находился в состоянии транса, он вызывал к жизни духов своего отца и деда. И духи явились к нему. Они были совсем маленькие, не больше снежного кролика. Они приветствовали его. Странно, они делали то, чего не делали при жизни: они ходили на четвереньках. - О, мои предки, теперь смешавшиеся с землей! - воскликнул молодой кзан на языке фагоров. - Наконец-то я иду мстить за смерть того, кто должен был бы находиться сейчас с вами! Великий Кзан Хрл-Трихк Храст, который был убит презренными сынами Фреира. Месть впереди! Укрепите мою руку, предупредите меня об опасности! Его великий предок появился перед ним как бы в глубине тела Рукк-Грла. И призрак заговорил: - Держи свои рога высоко! Не вздумай завязать дружбы с сынами Фреира. Иди на месть. Замечание насчет дружбы было бессмысленным для кзана. У него не было иных чувств к людям, кроме ненависти. Значит они там, внизу, не всегда мудрее тех, кто еще наверху, мелькнула мысль у Хрл-Брахл Ипрт. Призрак его отца был больше по размерам, так как он недавно спустился в нижний мир. Призрак поклонился и заговорил, создавая в мозгу сына серию картин. Хрл-Анггл Хрот показал своему сыну то, что тот понял лишь частично. Для человека это было бы вовсе лишено смысла. Это было изображение вселенной, такой, какой ее представляла раса фагоров. Вселенная была огромным органом, состоящим из трех частей, постоянно сжимающихся и расширяющихся. Каждая часть была окрашена в свой цвет. Серая часть - это был известный мир, ослепительно белая - Беталикс, пятнисто-черная - Фреир. Когда расширялся Фреир, другие части сжимались. Когда рос в размерах Беталикс, расширялся и известный мир. Весь орган был окружен паром, в котором плавали желтые нити - воздушные октавы. Эти желтые нити плавали не свободно. Их плавное движение постоянно нарушалось выбросами черного пара из Фреира. Эти выбросы заставляли желтые нити прижиматься к известному миру. Все это было известно молодому кзану и намерение отца было понятно - вселить уверенность в сына перед походом. Он также понял и предупреждение отца: воздушные октавы, по указаниям которых будут двигаться фагоры, находятся в возбужденном состоянии, двигаются хаотически. И значит ощущение направления, свойственное фагорам, будет ослаблено. Поход будет трудным, продвижение медленным, и продлится поход много лет. Кзан поблагодарил призрака. Хрл-Анггл Хрот создал еще картины в его мозгу. Это были видения древних времен. Они были почерпнуты из древней мудрости, из тех времен, когда Фреир был мал и слаб. Это была героическая эра фагоров, и перед молодым кзаном прошла вереница древних предков. Хрл-Анггл Хрот показал сыну, что произойдет через столько лет, сколько пальцев на руках и ногах фагора. Черный пятнистый Фреир спрячется за Беталикс. И это произойдет двадцать раз. Странный парадокс: хотя Фреир вырос в размерах, он будет прятаться за сжавшийся Беталикс. Эти двадцать сокрытий Фреира ознаменуют собой начало царствования жестокого Фреира. После двадцатого сокрытия раса фагоров попадет под власть сынов Фреира. Это было предупреждение - но в нем была и надежда. Бедные невежественные сыны Фреира будут напуганы исчезновением Фреира, который помогает им. И третье исчезновение больше всего деморализует их. Вот в это время и нужно ударить. В это время нужно появиться возле города, где был убит великий кзан Хрл-Трихк Храст. Это время мести. Время жечь и убивать. Помни это. Держи рога высоко. Война началась! Хрл-Брахл Ипрт чувствовал себя так, как будто постиг эту мудрость в первый раз. Хотя он получал ее много раз. Но это было необходимо ему. Это помогало ему думать, планировать. Все его предки делали так - черпали мудрость от своих предков. Призраки являлись из далекого прошлого, чтобы вдохнуть мудрость предков. Все решения кзаны принимали на основе древней мудрости. Мудрости тех, кто правил в прошлом, мудрости старых героев, живших в те времена, когда Фреир был слабым. Молодой кзан вышел из состояния транса. Собравшиеся фагоры зашевелились. Поднялись вверх птицы. Снова прозвучал рог и предков унесли в их пещеру, в их естественную крепость. Пора было двигаться. Хрл-Брахл Ипрт вскочил в седло. Это потревожило Эзхрка, его белую птицу. Она поднялась в воздух, а затем снова уселась на его плечо. У многих фагоров были свои птицы. Их хриплые крики казались музыкой уху фагора. Они играли полезную роль в жизни фагоров, защищая их от насекомых - переносчиков болезней. Пока юный кзан находился в состоянии общения со своими предками, на долину опустились низкие облака и пошел густой снег. Свет многократно отражался от земли и низких облаков и в этом призрачном освещении фагоры стали похожими на приведения, без теней и четких очертаний. Горизонт исчез из виду. Все стало жемчужно-серым. Снегопад не беспокоил фагоров. Ведь они двигались по своим воздушным октавам. Сейчас, когда церемония кончилась, четверо слуг подвели четырех кайдавов. На каждом из кайдавов сидела филлок. В волосы этих молоденьких самок были вплетены орлиные перья или бледные горные цветы. Эти четыре красотки были выбраны племенем, чтобы они услаждали жизнь молодому кзану во время долгого и трудного похода. Холодный ветер, сорок градусов ниже нуля, дул со снежных вершин на восток, шевеля мех на накидках четырех дамочек. Но под этими накидками была густая белая шерсть фагоров, непроницаемая ни для какого холода и ветра - пока она не намокала. Ветер разогнал облака. Появились просветы в густой пелене, сквозь которые можно было увидеть знакомые очертания ландшафта. Снег стал реже. Уже вырисовывались стены ущелья, которое поведет их к месту назначения, находящемуся на двадцать тысяч метров ниже, чем этот ледник. Взвился штандарт Храст Ипрта. Молодой кзан поднял руку, как сигнал, и указал вперед. Ударил пятками в бока кайдава. Животное подняло рогатую голову и пошло вперед, твердо ступая по льду. За ним медленно двигались легионы. Трещал под ногами лед, на тела падал снег. Вверху парили белые птицы. Поход начался. Как предсказали предки, удар должен быть нанесен, когда Фреир в третий раз скроется за Беталиксом. Легионы кзана уничтожат сынов Фреира, которые живут в городе, где был убит великий дед Хрл-Брахл Ипрта. Этого благородного кзана заставили спрыгнуть с вершины башни, чтобы принять смерть на земле. Близился час мести. Город должен быть стерт с лица земли. Может быть именно поэтому и плакал маленький ребенок Лэйнтал Эй на коленях матери. Год за годом шли легионы. Жители Олдорандо не подозревали о надвигающейся опасности. Они работали, как обычно, делая свою историю. Дресил уже потерял всю свою энергию. Он все чаще и чаще оставался в городе, занимаясь мелкими организационными делами, которые и так шли нормально. Сыновья его охотились. Ощущение перемен подействовало на всех возбуждающе. Молодежь из гильдий ремесленников хотела бросить свои занятия и охотиться. Молодые охотники тоже вели себя разнузданно. У одного из них родилась дочь от жены старого охотника. Начались ссоры, драки. - Они ведут себя гораздо хуже, чем мы, когда мы были молодыми, - жаловался Дресил Аозу Руну, забыв все свои проказы молодости. - Скоро мы все поубиваем друг друга, как дикари Кзинта. Дресил не мог решить, отругать ли хорошенько этого забияку или подбодрить похвалой. Он склонялся к последнему, так как Аоз Рун уже был известен, как удачливый охотник, что чрезвычайно злило Нахкри, сына Дресила. Нахкри с неприязнью относился к Аоз Руну, но причина этой неприязни была известна только молодости. Дли Хойн, жена Дресила, заболела и умерла на исходе Года 17 После Объединения. Пришел отец Бондорлонганон и похоронил ее в нужном октаве. После ее смерти в жизни Дресила образовалась пустота, и он даже почувствовал - впервые - что он любил ее. Скорбь стиснула его сердце. Несмотря на свой возраст, он обучился искусству общения с мертвыми и воспользовался им, чтобы поговорить с ушедшей от него Дли Хойн. Он встретил ее призрак в нижнем мире. Она стала упрекать его, что он не любил ее, что он сломал всю ее жизнь, был с нею холоден, и во многих других вещах. Дресил бежал от жалоб, от ее л

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования