Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Фанте Джон. Подожди до весны, Бандини -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -
Ври знала, не воспримет: - Потому, что Вселенная - не случайность. Это строгая машина. Следовательно, любой может увидеть и понять ее движение. Такого революционного заявления в Олдорандо не слышали уже целые столетия. Но Датка воспринял это по-своему. - Если ты так уверена, мы можем защититься жертвами. Не желая спорить, Ври повернулась к остальным и сказала: - Затмения не будут продолжаться вечно. Они будут длиться двадцать лет, через одиннадцати лет с каждым годом становясь короче. И после двадцатого затмения они не вернутся. Хотя слова ее должны были вселить уверенность, они возымели обратное действие. - Двадцать лет! Кто из нас будет еще жив? - Откуда ты знаешь о будущем, Ври? Даже Шей Тал не знала этого, - тяжело сказал Лэйнтал Эй. Она хотела прикоснуться к нему, но это выглядело бы нелепо: - Все дело в наблюдении, собирании фактов и их взаимосвязи, чтобы возникла цельная картина. Главное понять, что видишь. Фреир и Беталикс далеки от нас, хотя кажутся совсем близкими. И они далеки друг от друга. Каждый из них ходит по краю большого блюда. Блюда наклонены друг относительно друга. Когда наш мир, Беталикс и Фреир окажутся на одной линии - мы видим затмение. Понятно? Датка зашагал по комнате. Он сказал: - Послушай, Ври, я запрещаю тебе говорить такие вещи на людях. Народ убьет тебя. Вот к чему ведет твоя академия. Я не хочу больше слушать тебя. Он угрюмо взглянул на нее. Ври была поражена его внезапной вспышкой. Датка, не сказав ни слова, вышел из комнаты, оставив после себя тишину. Гнетущую, угрюмую. Прошло совсем немного времени и с улицы послышался шум. Лэйнтал Эй сразу бросился вниз, чтобы узнать, что случилось. Он решил, что это затеял его друг, но Датки не было видно. На земле валялся человек - по одежде чужеземец, - и просил помощи. Вокруг него собралась толпа, но никто не пытался помочь бедняге. - Это болезнь, - сказал стоявший рядом с Лэйнталом Эй. - Каждый, кто поможет ему, заболеет сам. Вскоре появились два раба и унесли больного. Это было первое проявление костной лихорадки в Олдорандо. Когда Лэйнтал Эй вернулся в комнату Ойры, она уже мылась за занавеской. Дол протянула ребенка своей матери и сказала Лэйнталу Эй: - Послушай. Ты должен действовать. Собери людей и объясни все. Поговори с ними. Не слушай Датку. - Да, ты должен сделать это, - крикнула Ойра. - Напомни всем, как Аоз Рун создал Олдорандо и каким верным лейтенантом ты был. Не делай то, что предлагает Датка. Убеди всех, что Аоз Рун жив и скоро вернется. - Правильно, - сказала Дол. - Напомни всем, как они боялись отца и как он построил мост. Они будут слушать тебя. - Вы хотите все наши тревоги вынести на люди, - сказал Лэйнтал Эй. - Но вы не правы. Аоз Руна нет слишком долго. Половина людей даже не знает его имени. Они чужеземцы, торговцы. Выйди на улицу и спроси первого встречного, кто такой Аоз Рун. Вряд ли кто ответит тебе. Вот почему вопрос о власти открыт. - Он твердо стоял перед ними. Дол замахнулась на него. - И ты осмеливаешься говорить это! Это ложь. Когда он вернется, он будет править как прежде. И пинками выгонит и Фаралина Ферда и Тант Эйна. И эту змею Райнил Лайана тоже не забудет. - Может да, а может и нет. Но дело в том, что Аоз Руна нет. Вспомни Шей Тал. Она ушла, и кто говорит о ней сейчас? Может, ты помнишь ее, Ври, но больше никто. Ври покачала головой. Она спокойно сказала: - Если ты хочешь правду, то я помню и Шей Тал и Аоз Руна. Я думаю, они делали нашу жизнь богаче, светлее. Я во многом обязана Шей Тал. Ведь я была всего лишь дочерью рабыни. И я последовала за Шей Тал как рабыня. - Это правда, - проговорила старая Рол Сакиль, укачивая младенца. - Она была для тебя плохим примером. Сама она осталась старой девой, и ты идешь по ее пути. Тебе уже пятнадцать лет. Средний возраст. И еще ни один мужчина не познал тебя. Опомнись, пока не поздно. - Мать права, - сказала Дол. - Ты видела, как Датка ушел отсюда. Он очень рассердился на тебя. Он очень любит тебя. Будь более покорной, как подобает женщине. Обними его, и он даст тебе все, что ты хочешь. Я думаю, что он жаждет тебя. - Обхвати его своими ногами, а не руками, - засмеялась Рол Сакиль, - вот мой совет. Сейчас в Олдорандо очень много привлекательных женщин, не то, что раньше. А что продается на базаре?! Не удивительно, что все они хотят денег. Я знаю, что они с удовольствием продадут себя мужчине, лишь бы... - Ну хватит! - вспыхнула Ври. - Я сама разберусь в своей жизни без ваших дурацких советов. Я уважаю Датку, но не могу сказать, что без ума от него. Переменим тему. Лэйнтал Эй ласково взял Ври за руку, а из-за занавески вышла Ойра. Волосы ее были заколоты пучком на голове. Она накинула на себя шкуру хоксни, которая теперь уже казалась старой и вышедшей из моды. Затем она сбросила ее и одела длинное платье из зеленой шерсти. - Мы советуем Ври поскорее взять себе мужчину, - сказал Лэйнтал Эй. - Наконец-то Датка сможет стать настоящим мужчиной. Лэйнтал Эй поморщился при этих словах. Повернувшись к Ври, он сказал: - Объясни мне подробнее об этих затмениях. Я ничего не понял. Разве действительно Вселенная - машина? Ври нахмурилась. - Ты все это слышал не раз, но не слушал. Ты должен понять, что мир гораздо более сложен, чем ты думаешь. Я попытаюсь объяснить. Представь себе, что октавы распространяются как вверх, так и под землю. Представь, что наш мир, который фагоры называют Хрл-Ихор, облетает вокруг Беталикса каждый год - четыреста восемьдесят дней. Беталикс не движется. Это наш мир движется. - Но куда же Беталикс исчезает каждый вечер? - Беталикс неподвижен. Двигаемся мы. Лэйнтал Эй рассмеялся. - А праздник Двойного Заката? Что же тогда движется? - Мы. Беталикс и Фреир неподвижны. Если ты этого не понимаешь, дальше говорить бессмысленно. - Мы все видим, как движутся наши светила, Ври. Каждый день мы это видим. Ну хорошо, пусть ты права. Что дальше? Ври поколебалась, затем сказала: - На самом деле Беталикс и Фреир тоже двигаются... - Ну вот, сначала ты уверяла, что они неподвижны, теперь говоришь обратное. Хватит, Ври. Я поверю в твои затмения не раньше, чем они произойдут на самом деле. Ври вскинула руки над головой в отчаянии: - О, идиоты! Пусть падет Эмбруддок! Какая разница?! Вы не можете понять самых простых вещей. И она вышла из комнаты еще более разъяренная, чем Датка. - Она и сама не может понять простых вещей, - проговорила старуха, укачивая внука. В старой комнате Ври ощущались изменения, происшедшие в Олдорандо. Старые вещи, которые Ври унаследовала от Шей Тал и, следовательно, от Лойланнун, исчезли. Она продала их на базаре. Возле окна висела звездная карта, которую Ври нарисовала сама. На карте были изображены пути двух солнц. На одной из стен висела огромная карта, подаренная ей новым поклонником. Это была древняя карта, нарисованная цветными красками на холсте. Карта изображала весь мир, и Ври не переставала восхищаться ею. На карте были изображены материки, омываемые океанами. Мир покоился на первородном камне, который когда-то извергнул из себя этот мир. На карте можно было видеть Сиборнал, под ним Кампанилат и Хеспагорат. Кое-где виднелись острова. В центре мира был изображен единственный город - Оттасол. Ври подумала, с какого расстояния нужно смотреть на мир, чтобы увидеть его таким. Она понимала, что и Беталикс и Фреир такие же круглые, как и этот мир, но они не имеют поддержки со стороны первородного камня. Они отделены от него. Почему же ее мир нуждается в такой опоре? В стенной нише стояла маленькая статуэтка, которую принес ей Датка. Ври рассеянно взяла ее в руки и положила на ладонь. Статуэтка была вырезана из камня и изображала мужчину и женщину в акте совокупления. Их поза была довольно необычной. Статуэтка была очень древней и она представляла собой не просто физический акт, а полное слияние двух людей. - Вот это единство, - пробормотала Ври, держа статуэтку перед глазами. Ври отчаянно хотела того, что изображала статуэтка. Но она также знала из опыта Шей Тал, что путь познания - это путь одиночки. Интересно, статуэтка изображает реальных людей, которые жили в далеком прошлом? Сейчас это невозможно узнать. В прошлом лежали ответы на многие вопросы, встающие перед будущим. Ври безнадежно посмотрела на астрономические часы, которые она пыталась сделать из дерева и которые сейчас лежали на ее столе. У нее ничего не получается не потому, что дерево неподходящий материал. Просто она еще не постигла принцип, царящий в мире, связывающий воедино три небесных тела. И вдруг она почувствовала, что ухватила главное. Единство во Вселенной обусловлено тем, что все небесные тела созданы из одного материала, как эти любовники из камня. И таинственная сила, такая же мощная, как сексуальная страсть, связывает их воедино, диктует им движение по небу. Она села за стол и начала перемещать по-новому стержни и кольца часов. Она так увлеклась, что не слышала стука в дверь и опомнилась только тогда, когда в комнату проскользнул Райнил Лайан. Он бросил взгляд вокруг, чтобы убедиться, что в комнате больше никого нет. Он увидел лицо Ври на фоне бледно-голубого прямоугольника окна. В руке она держала деревянный шар. Увидев его, Ври удивилась. Райнил Лайан прекрасно знал людей и сразу заметил, что она ненадолго потеряла свою обычную уверенность в себе. Она нервно улыбнулась и натянула шкуру хоксни на округлости своей груди. Райнил Лайан плотно притворил дверь за собой. В последние дни он приобрел большой авторитет, даже величие. Его борода была подвязана лентой, как делали чужеземцы, и он был одет в шелковые брюки. С недавних пор он стал оказывать внимание Ври и даже подарил ей древнюю карту мира. Он внимательно и подолгу выслушивал ее теории. Все это льстило ей. И хотя она не доверяла Райнил Лайану, ей нравилось, что он проявляет интерес ко всем ее делам. - Ты слишком много работаешь, Ври, - сказал он, поднимая палец. - Прогулки по воздуху вернут румянец на твое лицо. - Ты знаешь, что с тех пор, как Амин Лим ушла с Шей Тал, у меня много работы в академии. И мне еще нужно делать свою работу. Академия процветала как никогда раньше. У нее теперь было свое здание и несколько служащих. В академию для проведения занятий приглашались многие, кто посещал Олдорандо. И многие идеи, родившиеся в академии, были претворены в жизнь. Сам Райнил Лайан внимательно следил за деятельностью академии. Его глаз не пропускал ничего. И сейчас, заметив каменную скульптуру на столе, он внимательно посмотрел на нее. Ври вспыхнула и отвернулась. - Она очень старая. - И все еще пользуется вниманием. Она хихикнула. - Тема популярная. Он сел к столу, устроившись так, чтобы ноги их соприкоснулись. Ври прикусила губу и опустила глаза. У нее нередко возникали эротические фантазии относительно этого человека, хотя она его не любила - и сейчас они все нахлынули на нее. Но Райнил Лайан, как это было присуще ему, изменил тактику. Он откашлялся после минутного молчания, убрал ногу и заговорил серьезно. - Ври, среди тех пилигримов, которые прибыли из Панновала, есть один не так ослепленный религией, как остальные. Он делает очень точные часы из металла. Дерево не подходит для твоей цели. Позволь мне привести этого человека и ты расскажешь ему, что тебе нужно сделать. - Это не просто часы, Райнил Лайан, - сказала она, глядя на него и думая, могли бы они оказаться в таком же положении, как те двое на скульптуре. - Я понимаю. Но ты все расскажешь этому мастеру. Я заплачу ему за работу. Скоро я займу высокий пост и буду обладать большой властью. Она поднялась. Так внушительнее будет ее ответ. - Я слышала, что ты собираешься править Олдорандо. Его глаза сузились. Он смотрел на нее наполовину сердясь, наполовину улыбаясь. - Кто сказал тебе это? - Ты же знаешь, как разносятся новости. - Вероятно опять Фаралин Ферд проболтался. - Ты невысокого мнения о нем и о Тант Эйне. Он пренебрежительно махнул рукой. Затем взял ее за руки. - Я думаю только о тебе. У меня будет власть, и я, в отличие от этих идиотов и от Аоз Руна, буду укреплять ее с помощью знаний. Будь моей женщиной - и у тебя будет все, что ты пожелаешь. Ты будешь хорошо жить. Мы будем развивать науку. Мы откроем пирамиду, которую мой предшественник, Датнил Скар, никогда бы не решился открыть. Она спрятала лицо в ладони, удивляясь тому, что ее хрупкое тело, тонкие руки могли привлечь внимание мужчины, возбудить в нем желание. Вырвавшись от него, Ври отошла в сторону. Руки, как две легкие птицы, пытались закрыть лицо, спрятать возбуждение, которое владело ею. - Не искушай меня, не играй со мною. - Тебя не нужно искушать, моя любовь. Он открыл свой кошелек и вынул оттуда несколько монет. Он положил их на ладонь и протянул ей - человек, пытающийся пищей приручить дикое животное. Ври осторожно приблизилась, чтобы рассмотреть монеты. - Это новые монеты, Ври, возьми их. Они преобразуют Олдорандо. Три монеты представляли собой неровные круги. Печать была грубой и нечеткой. На маленькой бронзовой монете было написано: "Пол-Руна". На большой медной - "Один Рун" и на маленькой золотой - "Пять Рунов". В центре каждой монеты было выбито: ОЛД ОР АН ДО Ври возбужденно рассмеялась, рассматривая монеты. Они олицетворяли для нее новую жизнь, власть, знания. - Руны! - воскликнула она. - Это богатство! - Ключи к богатству. Она положила монеты на стол. - Сейчас я проверю твой ум, Райнил Лайан, - сказала она. Он рассмеялся, но по лицу Ври понял, что она серьезна. - Пусть Пол-Руна будет наш мир, Хрл-Ихор. Большой Один Рун - Беталикс, а маленькая золотая монета - Фреир... - Двигая монеты по столу, Ври рассказала ему свою теорию движения небесных тел и затмений. Райнил Лайан внимательно слушал ее, изредка делая замечания или задавая вопросы, из которых Ври поняла, что Райнил Лайан прекрасно во всем разобрался. - "Он умен, - подумала она. - Умнее, чем Датка или Лэйнтал Эй. А мне нравятся умные люди, пусть даже они не всегда честны и щепетильны в вопросах совести". - Я скоро до конца разработаю свою модель и расскажу тебе все, - сказала она. Он улыбнулся и снова взял ее тонкую руку. Ври задрожала также, как тогда, внутри брассимпса. - Мастер будет у тебя прямо завтра, будет делать из золота все, что ты скажешь, если ты согласишься быть моей и позволишь мне всем сообщить это. Я хочу, чтобы ты была в моей постели... - О, давай подождем... пожалуйста... пожалуйста... - Она, дрожа, упала в его объятия и Райнил Лайан крепко обнял ее. Руки его жадно шарили по ее щуплому телу. Он хочет меня, подумала она. Голова ее кружилась. Он хочет меня так, как никогда бы не осмелился Датка. Он более зрелый, более умный. Он совсем не такой плохой, как говорят о нем. Шей Тал ошибалась относительно его. Она во многом ошибалась. А кроме того, он сейчас имеет власть в Олдорандо, и он будет иметь меня, если захочет... - Постель, - выдохнула она, срывая с него одежду, - быстрее, пока я не передумала. Я в смятении... Быстрее... Я уже готова... - О, мои брюки... осторожнее, - однако он был доволен ее нетерпеливости, с которой она разорвала его прекрасные шелковые брюки и, опустившись на кровать, руками ввела его член в себя. Она застонала от наслаждения, а он рассмеялся от радости. Ври видела себя и Райнил Лайана, слившихся воедино и кружащих среди звезд в объятиях могучей силы Вселенной... Больница была новой и еще не совсем достроенной. Она находилась на окраине города вблизи башни Праста. Сюда приносили чужеземцев, которые больными прибыли в город. Рядом располагалась лечебница для больных животных. И больница и лечебница пользовались дурной репутацией, но здесь уже работала молодая женщина-аптекарь и пожилая женщина, известная под именем Ма Скантиом. Раб провел Лэйнтала Эй к ней. Это была высокая крупная женщина с большой грудью и ласковым лицом. Одна из ее родственниц была женой Нахкри. И она и Лэйнтал Эй всегда были в хороших отношениях. - У меня в изоляторе двое больных, - сказала она. - Я хочу, чтобы ты посмотрел на них. Она выбрала нужный ключ из связки, накинула на себя длинный белый халат. Они прошли в изолятор, который находился на верхнем этаже башни. Откуда-то снизу доносился шум реки Вораль, которая непрерывно несла свои воды... Куда?.. Зачем?.. Совсем не ради любви или жизни. Верхний этаж башни был разделен перегородками на маленькие комнаты с зарешеченными дверями. Молча Ма Скантиом сняла заслонку с одной решетки и позволила Лэйнталу Эй заглянуть туда. В комнате было две кровати и на каждой из них лежал человек. Оба были почти голые. Человек на кровати, ближней к двери, с густой гривой черных волос, лежал, выгнувшись и сцепив руки за головой. Пальцы его были ободраны о каменную стену и были покрыты кровью. Голова его была повернута под неестественным углом. Он заметил лицо Лэйнтала Эй в окне и попытался зафиксировать на нем взгляд, но это ему не удалось. Голова его еще больше вывернулась в сторону. На шее вздулись жилы. Второй пациент лежал возле окна. Руки его судорожно прижимались к груди. Он то скручивался в комочек, то выпрямлялся, выгибаясь так, что кости его трещали. Лэйнтал Эй узнал в нем человека, подобранного на улице. Оба человека были смертельно бледны, лица их блестели от пота. Они как будто сражались с невидимыми врагами, наседавшими на них. Лэйнтал Эй опустил заслонку. - Костная лихорадка, - сказал он. Он пытался в полутьме угадать выражение ее лица. Она просто кивнула и стала спускаться. Лэйнтал Эй проследовал за нею. Ма Скантиом сказала через плечо: - Первый из них прибыл два дня назад. Я должна была сообщить тебе раньше. Оба голодают. Их не удается уговорить даже выпить воды. Эта болезнь похожа на длительные мышечные спазмы. Это подействовало на их разум. - Они умрут? - Выздоравливает только половина заболевших. Они теряют до трети своего веса, но восстанавливают его после выздоровления. Другие сходят с ума и умирают. Вероятно, болезнь затронула их мозги. У Лэйнтала Эй пересохло в горле. Вернувшись в комнату Ма Скантиом, он тщательно прополоскал горло дезинфицирующим раствором и высунулся в окно, чтобы прочистить легкие. Комната была выкрашена в белый цвет. - Кто они? Торговцы? - Оба пришли с востока. Путешествовали с различными группами мадис. Один торговец, другой бард. У обоих были рабы фагоры, которые сейчас в лечебнице. Ты знаешь, что костная лихорадка распространяется быстро и может стать настоящей эпидемией. Я хочу, чтобы этих пациентов убрали из больницы. Нужно найти для таких больных изолированное место за городом. Ведь это не последние больные. - Ты говорила Фаралину Ферду об этом? Она на

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования