Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Сергей Лукьяненко. Инквизитор -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -
Сергей Лукьяненко. Инквизитор --------------------------------------------------------------- Напечатано в журнале "ЕСЛИ" 09.98 OCъed by FtheL --------------------------------------------------------------- Пролог Его звали Максим. Имя не слишком редкое, но и не обыденное, вроде всяких Сергеев, Андреев и Дим. Вполне благозвучное. Внешностью своей он тоже был доволен. Не слащавая красота актера из сериалов и не стертое, "никакое" лицо. Красивый мужик, женщины в толпе его замечали и даже выделяли. Опять же -- накачанный, но без перебора, без вздутых вен, уродливых мышц и ежедневного фанатизма в атлетических залах. И профессия нормальная -- аудитор в солидной инофирме, и доходы приличные -- на радости жизни хватает, но тоже без перебора -- рэкетиров можно не опасаться. Словно когда-то его ангел-хранитель определил раз и навсегда: "Быть тебе немного лучше всех". Немного -- но лучше. А самое главное, Максима это вполне устраивало. Лезть выше, растрачивая жизнь ради более навороченного автомобиля, приглашения на великосветский раут или лишней комнаты в квартире... Зачем? Жизнь приятна сама по себе, а не теми благами, которые можешь урвать. В этом жизнь прямая противоположность деньгам, которые сами по себе -- ничто. Конечно, Максим никогда не задумывался об этом столь прямо. В этом одна из особенностей человека, сумевшего занять в жизни именно свое место -- воспринимать все, как должное. Все идет так, как должно идти. А если кто-то остался ни с чем -- сам виноват. Значит, проявил леность и глупость. Или -- имел завышенный уровень притязаний. Максиму очень нравилась эта фраза: "завышенный уровень притязаний". Она ставила все на свои места. Об®ясняла, например, почему его умная и красивая сестра прозябает с алкоголиком мужем в Тамбове. Искала ведь сама получше да поперспективнее... ну и нашла. Или старый школьный товарищ, второй месяц застрявший в травматологии. Хотелось ему укрупнить бизнес? Укрупнил. Хорошо, что жив остался. Культурные люди оказались, конкуренты по давным-давно поделенному рынку цветных металлов... И лишь в одном случае Максим применял фразу "завышенный уровень притязаний" к себе самому. Но это была столь странная и сложная область... как-то даже задумываться об этом не хотелось. Проще не думать, проще смириться с тем странным, что происходило порой по весне, иногда -- осенью и совсем-совсем редко -- в разгар лета, когда жара обрушивалась совсем уж невыносимая, вытравляя из головы и рассудительность, и осторожность, и легкие сомнения в психической полноценности... Впрочем, шизофреником Максим себя не считал. Он прочитал немало книг, консультировался с опытными врачами... ну, конечно же, не вдаваясь в детали. Нет, он был нормален. Видимо все же и впрямь существовало нечто такое, перед чем разум пасовал, а обычные человеческие нормы были неприемлемы. Завышенные притязания... неприятно. Но на самом ли деле они завышены? Максим сидел в машине, в своей аккуратной, ухоженной "тойоте", не самой дорогой и новой, но уж куда лучше большинства машин на московских улицах. Двигатель был заглушен, и даже с нескольких шагов в утреннем полумраке случайный прохожий не разглядел бы его за рулем. Он провел так всю ночь, слушая легкие шорохи остывающего двигателя; озяб, но не позволил себе включить обогреватель. Спать не хотелось, как обычно в таких случаях. Курить -- тоже. Ничего не хотелось: и без того хорошо было сидеть, вот так, без движения, тенью в припаркованной к обочине машине, и ждать. Одно обидно -- жена снова решит, что он был у любовницы. Ну как ей докажешь, что нет у него любовницы, постоянной -- нет, и все прегрешения сводятся к обычным курортным романам, интрижкам на работе и случайным профессионалкам в командировках... да и то ведь не семейные деньги тратились -- клиенты уважение свое таким образом выказывали. И ведь не откажешься, обидятся. Или решат, что промашку дали и в следующий раз мальчиков приведут... Мерцающие зеленью цифры на часах сменились -- пять утра. Вот-вот выползут на работу дворники, район старый, престижный, тут с чистотой очень строго. Хорошо еще ни дождя, ни снега, кончилась зима, сдохла гадина, уступила место весне -- со всеми ее проблемами и завышенными притязаниями... Хлопнула дверь под®езда. Девушка вышла на улицу, остановилась, поправляя на плече сумочку, -- метрах в десяти от машины. Максим слабо улыбнулся, выбираясь из автомобиля. Тело повиновалось легко, мышцы не затекли за ночь, будто бы даже прибавилось сил. И это было верным знаком. Нет, все-таки интересно, привидения на свете бывают? -- Галина! -- крикнул он. Девушка повернулась к нему. И это тоже служило верным знаком, иначе она бросилась бы бежать, ведь есть что-то подозрительное и опасное в человеке, подкарауливающем тебя ранним утром у под®езда... -- Я вас не знаю, -- сказала она.Спокойно сказала, с любопытством. -- Да, -- согласился Максим. -- Зато я знаю вас. -- Кто вы? -- Судия. Ему нравилась именно эта форма -- архаичная, немного напыщенная, но торжественная. Судия! Тот, кто имеет право судить. -- И кого вы собрались судить? -- Вас, Галина. -- Максим был собран и деловит. У него потемнело в глазах, и это тоже было верным знаком. -- Неужели? -- она окинула его быстрым взглядом, и Максим уловил в зрачках желтоватый огонек. -- А получится? -- Получится, -- ответил Максим, вскидывая руку. Кинжал уже был в ладони, узкий тонкий клинок из дерева, когда-то светлого, но за последние три года потемневшего, пропитавшегося... Девушка не издала ни звука, когда деревянное лезвие с едва слышным шелестом вошло ей под сердце. Как всегда, Максим испытал миг страха, короткий и обжигающий прилив ужаса -- вдруг ошибка? Левой рукой он коснулся креста, простого деревянного крестика, что всегда носил на груди. И стоял так -- с деревянным кинжалом в одной руке, с зажатым в ладони крестом в другой, -- стоял, пока девушка не начала меняться. Это прошло быстро. Это всегда проходило быстро -- превращение в животное и обратно -- в человека. Несколько мгновений на тротуаре лежал зверь: черная пантера с застывшим взглядом, оскаленными клыками -- жертва охоты, обряженная в строгий костюм, колготки, туфельки... Потом процесс пошел обратно -- будто качнулся в последний раз маятник. Максиму казалось удивительным даже не это -- короткая и обычно запоздалая метаморфоза, -- а то, что у мертвой девушки не осталось никакой раны. Краткий миг превращения очистил ее, исцелил. Только разрез на блузке и пиджаке. -- Слава тебе, Господи, -- прошептал Максим, глядя на мертвого оборотня. -- Слава тебе, Господи. Он ничего не имел против роли, отведенной ему в этой жизни. Но все-таки она была слишком тяжела для него, не имеющего завышенного уровня притязаний. Глава 1 В это утро я понял, что весна действительно наступила. Еще вечером небо было другим. Плыли над городом тучи, пахло сырым, промозглым ветром и неродившимся снегом. Хотелось устроиться поудобнее, впихнуть в видик кассету с чем-нибудь красочным и дебильным, то есть американским, глотнуть немного коньяку да так и уснуть в глубоком кресле. Утром все изменилось. Жестом опытного фокусника на город накинули голубой платок, провели над улицами и площадями -- будто стирая последние остатки зимы. И даже оставшиеся по углам и канавам комья бурого снега не казались недосмотром наступившей весны, а просто уместным элементом интерьера. Напоминанием... Я шел к метро и улыбался. Иногда очень хорошо быть человеком. Вот уже неделю я вел именно такую жизнь: приходя на работу, не поднимался выше второго этажа, возился с сервером, который вдруг приобрел ряд скверных привычек, ставил девчонкам из бухгалтерии новые офисные программы, необходимости в которых ни они, ни я не видели. По вечерам ходил в театры, на футбол, в какие-то мелкие бары и ресторанчики. Куда угодно, лишь бы было шумно и многолюдно. Быть человеком толпы еще интереснее, чем просто человеком. Конечно, в офисе Ночного Дозора, старом четырехэтажном здании, арендованном нами у нашей же дочерней фирмы, людей не было и в помине. Даже три старушки-уборщицы были Иными. Даже нагловатые молодые охранники на входе, чья работа заключалась в отпугивании мелких бандитов и коммивояжеров, имели небольшой магический потенциал. Даже сантехник, классический московский сантехник-алкоголик, был магом... и был бы весьма неплохим магом, не злоупотребляй он спиртным. Но так уж повелось, что первые два этажа выглядели вполне обыденно. Здесь дозволялось бывать налоговой полиции, деловым партнерам из людей, бандитам из нашей крыши... пусть крышу, в свою очередь, контролировал лично шеф, но к чему это знать шестеркам? И разговоры здесь вели самые обычные. О политике, налогах, покупках, погоде, чужих любовных интрижках и собственных амурных приключениях. Девчонки перемывали кости мужикам, мы не оставались в долгу. Завязывались романы, плелись интриги с целью подсидеть начальство, обсуждались виды на летний отдых, если таковой случится... Через полчаса я доехал до "Сокола", выбрался наверх. Толпа, суета, шум, в воздухе -- выхлопная автомобильная гарь. И все-таки -- весна. Наш офис не в худшем московском районе. Далеко не в худшем, если не сравнивать с резиденцией Дневного Дозора. Но Кремль при любом раскладе не для нас -- слишком сильные следы наложило прошлое на Красную Площадь и слишком глубоко впиталось в древние кирпичные стены. Может быть, когда-нибудь они рассосутся... Но пока ничто не предвещает сей благостной перспективы, увы, не предвещает. От метро я шел пешком, тут было совсем рядом. Лица вокруг были хорошие, согретые солнцем и весной. За что я люблю весну -- слабеет ощущение тоскливого бессилия. И меньше искусов. Один из ребят-охранников курил перед входом. Дружелюбно кивнул -- в его задачу не входила глубокая проверка. Зато от меня напрямую зависело, будет ли на компьютере в их дежурке доступ в Интернет и парочка свежих игр или одна только служебная информация и пропускные файлы сотрудников. -- Опаздываешь, Антон, -- обронил он. Я с сомнением посмотрел на часы. -- Шеф созвал всех в конференц-зале, тебя уже искали. Странно, меня на утренние совещания обычно не звали. Могло что-то разладиться в моем компьютерном хозяйстве? Да вряд ли, вытащили бы ночью из постели, и все дела -- бывало и такое, когда припрет... Кивнув, я ускорил шаг. Лифт в здании есть, но старый-престарый, и на четвертый этаж я взбежал по лестнице. На площадке третьего этажа был еще один пост, уже посерьезнее. Дежурил Гарик. При моем приближении он прищурился, посмотрел сквозь Сумрак, сканируя ауру и все те метки, что мы, Дозорные, несли на своем теле. Лишь потом приветливо улыбнулся: -- Давай быстрее. Дверь в конференц-зал была приоткрыта. Я заглянул внутрь -- собралось человек тридцать, в основном оперативники и аналитики. Шеф расхаживал перед картой Москвы, кивал, а Виталий Маркович, его заместитель по коммерческой части, маг весьма слабый, зато прирожденный бизнесмен, говорил: -- Таким образом, мы полностью перекрыли текущие расходы, избавив себя от необходимости прибегать к э... форсмажорным видам финансовой деятельности. Если собрание поддержит мои предложения, мы можем несколько увеличить довольствие сотрудников, в первую очередь оперативных работников, разумеется. Выплаты по временной нетрудоспособности, 'пенсии семьям погибших -- тоже нуждаются в э... некотором индексировании. Мы можем это себе позволить... Кому-то может показаться смешным, что маги, способные превращать свинец в золото, уголь -- в алмазы, а резаную бумагу -- в хрустящие кредитки, занимаются коммерцией. Но на самом деле это удобнее сразу по двум причинам. Во-первых -- создает рабочие места для Иных, чьи способности слишком малы, чтобы использовать их по прямому назначению. Во-вторых -- меньше риска нарушить равновесие сил. Хаос бывает не только экономический... При моем появлении Борис Игнатьевич кивнул и сказал: -- Виталий, спасибо. Думаю, ситуация ясна, никаких нареканий к вашей деятельности нет. Голосовать будем? Спасибо. Теперь, когда все в сборе... Под внимательным взглядом шефа я пробрался к свободному креслу, сел. -- Переходим к основному вопросу. Сидевший рядом со мной Семен наклонил голову и прошептал: -- Основной вопрос -- своевременная уплата партийных взносов за март... Я не удержался от улыбки. Порой в Борисе Игнатьевиче и впрямь просыпался старый партийный функционер. Меня это смущало куда меньше, чем манера поведения средневекового инквизитора или отставного генерала, но, возможно, я и не прав. -- Основной вопрос -- протест Дневного Дозора, полученный мною два часа назад, -- сказал шеф. До меня сразу не дошло. Подумаешь, протест!.. Дневной и Ночной Дозоры так часто перебегают друг другу дорогу, с удовольствием оттаптывая мозоли, что протесты чуть ли не каждую неделю рассматривают и утрамбовывают на уровне региональных отделений. Крайне редко дело доходит и до бернского Трибунала... Но тут меня проняло, поскольку я понял, что протест, из-за которого созвано расширенное собрание Дозора, заурядной склокой быть не может. -- Суть протеста, -- шеф потер переносицу, -- суть протеста такова... Этим утром недалеко от Столешникова переулка убита женщина из Темных. Вот краткое описание произошедшего". На мои колени шлепнулась пара листков, отпечатанных на принтере. Присутствующие тоже зашелестели бумагами. Я пробежал глазами текст: "Галина Рогова, двадцать четыре года... Инициирована в семь лет, семья к Иным не принадлежит. Воспитывалась под патронажем Темных... Наставница -- Анна Черногорова, маг четвертой ступени... В восемь лет Галина Рогова зафиксирована как оборотень-пантера. Способности средние..." Морщась, я проглядывал досье. Хотя, в принципе, морщиться было не с чего. Рогова была Темной, но в Дневном Дозоре не работала. Положения Договора соблюдала. На людей не охотилась. Вообще никогда. Даже те две лицензии, которые ей предоставили на совершеннолетие и после свадьбы, не использовала. С помощью магии добилась высокого положения в строительной корпорации "Теплый Дом", вышла замуж за заместителя директора. Один ребенок, мальчик, способности Иного не выявлены. Несколько раз Рогова прибегала к способности Иной для самозащиты, один раз -- убила нападавшего. Но даже в тот раз до людоедства не опустилась... -- Побольше бы таких оборотней, верно? -- спросил Семен. Перелистнул страницу и хмыкнул. Заинтригованный, я глянул в конец документа. Так. Протокол осмотра. Разрез на блузке и на пиджаке... вероятно, -- удар тонким кинжалом. Заговоренным, конечно, -- обычным железом оборотня не убить... Чему удивился Семен? Вот оно что! На теле видимых повреждений не обнаружено. Никаких. Причина смерти -- полная потеря жизненной энергии. -- Лихо, -- сказал Семен. -- Помню, в гражданскую направили меня отлавливать оборотня-тигра. А тот, гаденыш, работал в ЧК, и причем, на такой должности... -- Все ознакомились с данными? -- спросил шеф. -- Можно вопрос? -- с другого конца зала поднялась тонкая рука. -- Спрашивай, Юля, -- шеф кивнул. Самая юная сотрудница Дозора встала, неуверенно поправила волосы. Хорошенькая девчонка, немножко инфантильная, правда. Но в аналитический отдел ее взяли не зря. -- Борис Игнатьевич, как я понимаю, осуществлено магическое воздействие второй степени. Или первой? ---Возможно, что и второй, -- подтвердил шеф. -- Значит, это могли сделать вы... -- Юля на миг замолчала, смутившись. -- А еще Семен... Илья... или Гарик. Верно? -- Гарик не смог бы, -- сказал шеф. -- Илья и Семен -- пожалуй. Семен что-то пробурчал, будто комплимент был ему неприятен. -- Возможно, убийство совершил кто-то из наших, бывший в Москве проездом, -- размышляла вслух Юля. -- Но ведь маг такой силы незамеченным в городе не появится, они все на контроле у Дневного Дозора. Тогда получается, что надо проверить трех человек. И если все они имеют алиби -- какие к нам могут быть претензии? -- Юленька, -- шеф покачал головой. -- Нам таких претензий никто и не пред®являет. Речь идет о том, что в Москве действует светлый маг, не зарегистрированный и не ознакомленный с Договором. А вот это -- серьезно... -- Тогда -- ой! -- сказала Юля. -- Извините, Борис Игнатьевич. -- Все правильно, -- шеф кивнул. -- Мы сразу перешли к сути вопроса. Ребята, мы кого-то прошляпили. Прохлопали ушами, пропустили сквозь пальцы. По Москве бродит светлый маг большой силы. Ничего не понимает -- и убивает Темных. -- Убивает? -- спросил кто-то из зала. -- Да. Я поднял архивы: подобные случаи были зафиксированы три года назад -- весной и осенью, и два года назад -- осенью. И так же отсутствовали физические повреждения, но имелись разрезы на одежде. Дневной Дозор вел расследование, но ничего выяснить не смог. Списали гибель своих на случайный фактор. Теперь кто-то из Темных понесет наказание. -- А из Светлых? -- Тоже. Семен кашлянул и негромко произнес: -- Странная периодичность, однако... -- Полагаю, мы не в курсе всех происшествий. Обратите внимание, что всегда убивали Иных с невысокими способностями: Возможно, допускались какие-то оплошности в маскировке. Весьма вероятно, что в числе жертв имеются Иные, не инициированные или не выявленные Темными. Поэтому я предлагаю... Шеф обвел зал взглядом: -- Аналитический отдел -- сбор криминальной информации, поиск аналогичных случаев. Учтите, они могут не проходить как убийства, скорее -- как смерть при невыясненных обстоятельствах. Проверьте результаты вскрытии, пообщайтесь с работниками моргов, пройдитесь по спискам исчезнувших без вести... ну, думайте сами, где еще можно поживиться. Научная группа, направьте в Дневной Дозор двух-трех сотрудников, обследуйте труп. Вы должны выяснить, как этот дикарь убивает Темных. Да, кстати, пусть он по разработке проходит как Дикарь. Оперативная группа -- усиленный патруль на улицах. Ищите его, ребята! -- Мы все время занимаемся тем, что ищем "кого-то", -- недовольно буркнул Игорь. -- Борис Игнатьевич, не могли мы не заметить сильного мага! Ну не могли! -- Возможно, он неинициирован, -- отрезал шеф. -- Способности активизируются периодически... По весне и осени, как у многих психов? Да, Игорь, похоже, что так. По весне и по осени. И сейчас, после убийства, за ним должен еще тянуться магический шлейф. Это шанс, небольшой -- но шанс. За работу! -- Борис, цель? -- спросил Семен. -- Цель -- найти Дикаря раньше Темных. Защитить, обучить, привести на нашу сторону. Как обычно. -- Все понятно, -- Семен поднялся. -- Антон и Ольга, вас я попрошу остаться, -- сказал шеф и отошел к окну. Выходящие с любопытством поглядывали на меня. Даже с некоторой завистью. Пахнет особым заданием, а это открывает перспективы... Я глянул через зал, увидел Ольгу, улыбнулся -- она улыбнулась в ответ. Она теперь ничем не напоминала ту девушку, которую я зимой отогревал на кухне коньяком. Прекрасная прическа, здоровый цвет кожи, в глазах не просто уверенность, которая была у нее всегда, нет, теперь возникло какое-то кокетство, гордость, что ли.... Ну еще бы! С нее сняли наказание, пускай и частично. -- Антон, не нравится мне все это, -- не оборачиваясь, сказал шеф. Ольга пожала плечами, кивнула мне -- отвечай, мол. -- Борис Игнатьевич, простите? -- Мне не нравится протест Дневного Дозора. -- И мне тоже, -- ответил я, пожимая плечами. -- Ты не понимаешь. Боюсь, что вы все не понимаете. Ольга, ну ты-то хоть догадываешься, в чем дело? -- Странн

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования