Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Законодательные акты
      Близнец И.А.. Интеллектуальная собственность и закон. Теоритические в -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
"В соответствии с этим договором американской Корпорацией были направлены специалисты для изучения и организации деятельности Фонда в соответствии с мировой практикой и стандартами, ведутся работы по созданию компьютерного каталога всех имеющихся в фонде произведений, создана и используется совместная реставрационно-техническая база для обеспечения сохранности и восстановления записей, предоставляются аудио-видеокассеты, осуществляется рекламная деятельность и т.д." И хотя к этому времени у г-на В.Лазуткина еще не было справки Гостелерадиофонда, подписанной главным инженером Ф.Закатовым, где подробно перечислялись именно все эти деяния, как невыполненные американской Корпорацией за три года N 85/6-100 от 17 марта 1995 г.), он как и другие руководители "Останкино" и ФСТР не мог не знать этого. В следующем абзаце, сообщая о сроке действия договора на 7 лет, его создатели не проинформировали Председателя Правительства об имеющимся еще одном - секретном соглашении, передающем через систему пролонгации договора по десять лет до бесконечности американцам записи фонда практически навечно. Далее снова - информация не соответствующая действительности: "Прибыль, получаемая в результате этой деятельности, распределяется следующим образом: РГТРК "Останкино" получает 45 процентов, американская Корпорация - 55 процентов". К этому времени российская сторона за реализованную продукцию не получила ни цента. Об этом свидетельствует письмо Первого заместителя РГТРК "Останкино" г-на А.Тупикина, (который, кстати, официальным документом поблагодарил Н.Петрова за принципиальную позицию,) где черным по белому написано: "... требования, поставленные перед Компанией "Останкино" Антимонопольным управлением г.Москвы, не были выполнены американской стороной, 22.02.95 г. получен ответ, который показывает, что позиция американской стороны не претерпела принципиальных изменений". И далее, касаясь финансовых взаимоотношений: "... Компания "Останкино", прервав работу по договору, (интересно, что на самом деле эта работа никогда не прерывалась потому, что она фактически никогда не начиналась, главное, что требовали американцы по договору закрыть доступ к записям в фонде и не дать их воспроизвести никому из производителей аудиовидеозаписей, как отечественных, так и зарубежных, а эту задачу останкинцы выполняют неукоснительно вот уже на протяжении четырех лет) не может получить компенсацию за произведенные затраты. V. В начале 1995 г. американская сторона представила каталог на 52 изготовленных его супердисков. Никаких доходов от выпуска этих супердисков "Останкино" не получит. Ранее г-н Дэл письменно гарантировал получение "Останкино" в 1995 году не менее 150 тысяч долларов". (письмо РГТРК "Останкино" от 29.03.95 г. N 2/8/127). А.Тупикин вещает: рассердился, мол, американский хозяин и не даст нам ни цента. Далее господин А.Тупикин пугает: "... что в случае расторжения договора в одностороннем порядке, видимо, последует обращение американской Корпорации в суд в г. Стокгольме, а затем встанет вопрос о выплате российской стороной неустойки". Тут все верно, именно из-за того, что участники сговора проигнорировали многократные обращения к ним руководителей Гостелерадиофонда о неисполнении Корпорацией своих обязательств и не выступили ни одним письменным представлением, невыполнение которого давало бы единственную возможность разорвать договор без последствий, американская сторона получила законное право угрожать судом, убытками и т.д. "Возможно, что уже в ближайшее время "Останкино" получит претензии американской стороны, а также третьих участников, которые заключили контракт и сотрудничают с нею, в частности финансируя технологическое производство СD. Обращение исков с их стороны, особенно на заграничное имущество "Останкино", вполне возможно; коммерческое использование записей из Телерадиофонда в любом случае будет затруднено из-за угрозы исковых претензий американской стороны, нерешенности проблемы авторских прав и неурегулированности взаимоотношений между "Останкино", Телерадиофондом, авторами и исполнителями". А в записке Департамента культуры Аппарата Правительства Российской Федерации говорится: " договор неоднократно подвергался юридическим экспертизам различных уровней и был признан соответствующим Римской, Женевской и Бернской конвенциям". Естественно составители записки умалчивают, что договор признали незаконным: Государственная архивная служба (письма Росархива от 27.12.93 г. N 5/1728-п и от 02.03.94 г. N 5/318-6, Госкомимущество России (от 05.07.94 г. N АЧ-19/2628), Российское авторское общество, ГКАП России. Наконец Антимонопольное управление г. Москвы вынесло распоряжение об исключении из Договора пункта об эксклюзивности. А в это время делаются попытки ликвидировать самостоятельность Гостелерадиофонда. В это же время в ФСТР России готовится проект Указа Президента Российской Федерации "О совершенствовании использования государственного архива телевизионных и радиопрограмм", предусматривающий преобразование Государственного фонда телевизионных и радиопрограмм в дочернее предприятие РГТРК "Останкино". Этот фонд является национальным достоянием, уникальным хранилищем произведений культуры и искусства, созданных на телевидении и радио за весь период их существования, - говорилось в приложенной к проекту записке. (Вот поистине извращенная логика: раз фонд нацсостояние и уникальное хранилище, то нужно отдать полностью на откуп одной телекомпании - авт.). В соответствии с пунктом 11 Указа Президента Российской Федерации от 22 декабря 1993 г. N 2255 "О совершенствовании государственного управления в сфере массовой информации" и пунктом 10 постановления Правительства Российской Федерации от 7 мая 1994 г. N 458 "О Федеральной службе России по телевидению и радиовещанию" установлено, что Государственный фонд телевизионных и радиопрограмм является государственным учреждением, подведомственным ФСТР России, фонды которого, в свою очередь, являются исключительно федеральной собственностью". Нужно отдать должное Председателю Правительства г-ну В.Черномырдину, который не пошел на поводу у фальсификаторов из ФСТР и которого не убедили ложный пафос записки Департамента культуры, письма на бланке Международного союза театральных деятелей, опуса на бланке Международного Союза адвокатов и заключение на бланке Российской экономической академии. 22 февраля 1995 года Премьер обязал ФСТР (А.Н.Яковлева), ГКАП (Л.А.Бочина), Минюст (В.А.Ковалева) и Госкомимущество (С.Г.Беляева) "...рассмотреть с участием РАО и внести предложения по реализации договора между РГТРК "Останкино" и американской корпорацией "Ю.С.С.Ю. Артс.Груп.Инк." Что касается договора то "до принятия окончательного решения в соответствии с данным поручением прошу приостановить любые действия, инициирующие изменения существующего положения, включая организационно-правовой статус Государственного фонда телевизионных и радиопрограмм". Во исполнение этого поручения Правительства от 28.02.95 г. N ВЧ-П16-06158, заместитель Председателя Госкомимущества России в ответе от 28.03.95 N ОК-6/2674 ответил: "Рассмотрев указанный договор, Госкомимущество России, пришло к выводу, что он противоречит национальным интересам Российской Федерации и действующему законодательству и письмом от 5.04.94 г. N АЧ-19/2628 сообщил свое мнение по данному вопросу Федеральной службе России по телевидению и радиовещанию. ...Кроме того в соответствии со ст.1 Основ законодательства Российской Федерации об Архивном фонде и архивах, ценные аудио- и видеозаписи входят в состав Архивного фонда России как часть историко-культурного наследия Российской Федерации. Предоставление американской фирме эксклюзивного права на использование музыкального и видеоархивов нарушает ст.20 Основ законодательства, согласно которой порядок использования документов государственной части Архивного фонда Российской Федерации, находящихся на временном хранении в центральных органах федеральной исполнительной власти, в государственных учреждениях, организациях и на предприятиях, определяется по согласованию с органами и учреждениями Государственной архивной службы России. Кроме того, в договоре не учтены в правовом отношении интересы Государственного фонда телевизионных и радиопрограмм, за которым закреплены в качестве государственного имущества архивные фонды классических аудио-видео произведений. Однако, принимая во внимание, что разрыв данного договора повлечет за собой значительные валютные расходы со стороны государства, а также учитывая согласие Корпорации на проведение диалога, Госкомимущество России считает целесообразным поручить Минкультуры России совместно с Российским агентством по охране авторских прав и Государственным фондом телевизионных и радиопрограмм подготовить проект дополнительного соглашения к договору о совместной деятельности между РГТРК "Останкино" и американской Корпорацией "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк.", исключающие неравноправие сторон и отвечающий национальным интересам России и авторов-исполнителей. Одновременно по мнению Госкомимущества России следует поручить Федеральной службе России по телевидению и радиовещанию и РГТРК "Останкино" (В.В.Лазуткину) принять все исчерпывающие меры для проведения переговоров с американской Корпорацией в целях достижения взаимоприемлемых решений". Заместитель председателя Государственного комитета Российской Федерации по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур Н.Фонарева в своем письме от 28.03.95 г. N НФ-1395 также отметила: "В целях реализации вышеуказанного договора необходимо устранить неоднозначное толкование положений п.2.1 для чего Комитет полагает целесообразным предложить сторонам более четко определить понятие "эксклюзивное право", приводя его в соответствие с Законом РФ "Об авторском праве и смежных правах". При этом следует отметить, что в случае возникновения разногласий, вытекающих из упомянутого договора, он может быть изменен по требованию одной из сторон в судебном порядке в соответствии с Гражданским Кодексом Российской Федерации (Часть первая). И вместе с этим документом г-жа Н.Фонарева прислала по факсу дополнительные разъяснения: "В случае сохранения договора в него следует внести следующие изменения: 1) Категорически и отовсюду изъять термин "эксклюзив" и "эксклюзивный"; 2) Внести пункт об обязательном согласии исполнителей или наследников на выпуск СД до начала работ по выпуску; 3) Внести пункт об обязательном заключении Контракта с исполнителями или наследниками до начала работ по выпуску; 4) Обязать Гостелерадиофонд беспрепятственно выдавать исполнителям или наследникам их записи для издания на других фирмах; 5) Обязать г-на Дэла представить разрешения исполнителей и контракты на выпускаемые им СD. Без наличия оных выпущенный СD считать незаконно изданным". Прислали свой ответ и из Министерства юстиции от 31.03.95 N 03-02-275-95, где в частности говорилось: "При рассмотрении данной категории вопросов необходимо учитывать положения раздела 11 Гражданского кодекса Российской Федерации. Основания изменения и расторжения договора изложены в статье 450 ГК РФ. Кроме того в зависимости от конкретных условий и обстоятельств возможно применение и иных положений законодательства, а также соответствующих разъяснений Пленума Арбитражного суда Российской Федерации по данной категории дел". Все эти письма были собраны в ФСТР России. Трижды обращался с резолюциями в ФСТР Вице-премьер Правительства г-н С.Шахрай, результат остался тот же, т.е. нулевой. В первый раз вице-премьер наложил резолюцию на письме Госкомимущества России: "Прошу ускорить представление предложений в соответствии с поручением Правительства Российской Федерации от 28 февраля 1995 года ВЧ-П16-061158 от 3 апреля СШ-П16-09645". Это прямое обращение Вице-премьера совпало с ответом ФСТР, направленным в Правительство Российской Федерации 03.04.95г. 3/4/400: "Поручение ВЧ-П16-061158 от 28.02.95 г. с предложением Правительства РФ о приостановлении действий, инициирующих изменения положения по договору о совместной деятельности Компании "Останкино" и Корпорации "Артс. Груп. Инк", Федеральная служба России по телевидению и радиовещанию рассмотрела с участием Российского авторского общества. Было решено принять во внимание факт обращения Генеральной Прокуратуры РФ в судебные инстанции по данному вопросу и дождаться решения." Нужно отдать должное г-ну С.Шахраю, он мгновенно отбрасывает эту "туфту" и 7 апреля пишет новую резолюцию "Известно, что судебные инстанции закончили рассмотрение данного вопроса по обращению Генеральной Прокуратуры России. Прошу доложить о выполнении поручения Правительства Российской Федерации от 28 февраля ВЧ-П16-06158". К сожалению Сергей Михайлович не знал подробностей этого судебного рассмотрения. Потому что обращение Генеральной Прокуратуры Российской Федерации с исковым заявлением (в интересах государства и общества) к ВГТРК "Останкино", Американской корпорации "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк." о признании недействительным Договора о совместной деятельности от 22.01.92г. закончилось ничем. VI. 5 января 1995 года народная судья Останкинского муниципального суда г. Москвы И.М.Воробьева установила, что Генеральная Прокуратура допустила следующие недостатки при оформлении искового заявления: ? исковые требования не конкретизированы, отсутствуют доказательства, на которые ссылается ГП РФ, не указаны пункты договора и в чем конкретно проявилось нарушение закона, ? имеется ссылка на пункты договора, однако не указано, в чем конкретно состоит нарушение закона указанных условий договора, ? не представлены доказательства права собственности на продукцию, являющуюся предметом заключенного договора (автора произведения, автора исполнения произведения, государства, ВГТРК и т.д.). ? не представлены документы,, подтверждающие правовой статус организации, осуществляющей хранение музыкальных произведений русских классиков (структурное подразделение ВГТРК либо самостоятельная организация с правами юридического лица, основания и условия, на которых принимались на хранение музыкальные произведения и т.д.). -не представлен перечень и доказательства, подтверждающие принадлежность конкретных музыкальных произведений к категории "классика" (заключения, акты, свидетельства и т.д.). Руководствуясь ст.ст. 126, 130 ГПК РСФСР, суд определил: предоставить Генеральной Прокуратуре срок до 3 февраля 1995 года для исправления недостатков, допущенных при оформлении иска к ВГТРК "Останкино" и др. о признании недействительным договора о совместной деятельности от 22.01.95г. Процессуальные неточности при составлении искового заявления вызывают вопросы, но вызывают недоумение и претензии И.Воробьевой. Взять хотя бы последний пункт, где изложено что-то уж очень мудреное: какие акты или заключения и от кого хочет получить судья для удостоверения того факта, что произведения Глинки, Чайковского, Прокофьева или Рахманинова "относятся к категории" "классика"? ...этот иск не был исправлен ни к 3, ни к 13, ни к 23, ни вообще к какому-нибудь числу февраля или марта. И наконец в начале апреля госпожа И.Воробьева, на этот раз в качестве заместителя Председателя суда возвратила исковое заявление вместе с приложением на 53 листах. Наконец 12 апреля, переслав в ФСТР письмо Минкультуры России на имя г-на В.Черномырдина 867-01-33 от 06.04.95г. г-н С.Шахрай обращается в третий раз в ФСТР: "Прошу срочно доложить о выполнении поручения Правительства Российской Федерации от 28 февраля ВЧ-П16-06158". Казалось на этот раз не отвертеться и нужно выполнить прямое трехкратно повторенное указание Вице-Премьра Правительства России. Но не тут то было. И на этот раз находится удачная отговорка. "Уважаемый Сергей Михайлович! В соответствии с поручением Правительства РФ от 12.04.95 Т СМ-П16-10790 и от 28.02.95 г. N ВЧ-П16-06158 ФСТР проводит комплексный анализ имеющихся и поступивших документов по договору о совместной деятельности и между ВГТРК "Останкино" и "Ю.С.С.Ю. Артс.Груп.Инк." В связи со сложностью проблемы нами запрошены заключения Минюста, ГКАП и Госкомимущества, что позволит в ближайшее время определиться в способах решения сложившейся ситуации. В течение этого месяца ожидается приезд в Москву г-на Т.Дэла, что также позволит более объективно рассмотреть возникшие противоречия. В связи с изложенным, а также учитывая большой объем работы по подготовке и проведению празднования 50-летия Победы просим Вас назначить рассмотрение дальнейшей судьбы указанного договора на вторую половину мая". На эту изящную отписку г-н вице-премьер наложил резолюцию: "Согласиться. Срок до 20 мая 1995 г." от 22 апреля 1995 г. N СШ-П16-11948. И на этом все закончилось. Теперь сколько бы и кто бы ни писал в Правительство Российской Федерации об этом кабальном и несправедливом соглашении, все остается без реакции, все уходит как бы в песок. Осталось безответным обращение Министра культуры г-на Е.Сидорова, направившего Председателю Правительства Российской Федерации письмо от 6.04.95 г. N 867-01-33, подписанное вроссийскими музыкантами: Т.Хренниковым, Н.Шпиллер, П.Коганом, Н.Петровым, Э.Грачом, С.Туликовым, В.Шаинским, наследниками музыкантов И.Козловского, Г.Гинзбурга, К.Кондрашина, Э.Гилельса, С.Кнушевицкого, Г.Нейгауза, А.Бабаджаняна, и многих других в котором они пишут: "Этот договор практически лишил нас возможности законно распоряжаться своей интеллектуальной собствен, нанес удар по положению российских музыкантов, чьи авторские и смешные права были грубо нарушены. Письмо, которые было направлено Вам Союзом музыкальных деятелей (В.В.Горностаева, И.К.Архипова) не отражает мнения большинства исполнителей это подтверждается письмами более пятидесяти музыкантов, чьи авторские и смежные права были грубо нарушены... ...Мы не хотим сотрудничать с американской фирмой "Ю.С.С.Ю. Артс. Груп. Инк." получившей наши записи без нашего согласия... Мы расцениваем отказ в выдаче нам наших записей как нарушение антимонопольного законодательства, закона об авторских и смежных правах, а также нарушения прав человека". Прошел апрель, май. В очередной приезд в Москву г-н Т.Дэл представил разработанный Корпорацией проект "Дополнений и изменений" к Договору. Этот документ на 10 листах интересен прежде всего тем, что показывает взгляд американской стороны на Договор, отбрасывая всякие околичности и недомолвки. Прежде всего в него вводится статья 13-А "КОНФИДЕНЦИАЛЬНОСТЬ": " а) Стороны гарантируют полную конфиденциальность всех пунктов данного Договора, за исключением тех пунктов, которые стороны согласны предать огла

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования