Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Энциклопедии
   Энциклопедии
      Воропаев Сергей. Энциклопедия 3-го рейха -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  -
отчаянный штурм на Кавказе полностью провалился. После катастрофического разгрома под Москвой, 19 декабря 1941 Гитлер сместил своего главнокомандующего фельдмаршала Вальтера фон Браухича и принял на себя командование всеми боевыми действиями. К этому времени в войну вступили Соединенные Штаты Америки, и четыре пятых мира объединились против нацистской Германии. Гитлер в рейхстаге во время объявления войны Соединенным Штатам Америки Новогоднее обращение 1942 демонстрирует заметное снижение эйфорического и самонадеянного настроения Гитлера. Хотя его войска еще одерживали победы на Украине и в Сев. Африке, но "блицкриг" уже не срабатывал эффективно. Гитлер уединился в своей полевой ставке, постоянно придираясь к военным советникам по поводу тактики и стратегии, и продолжал принимать ошибочные решения. На Восточном фронте он бросался от одной цели к другой, отдавал приказы своим войскам прекратить отступление и сражаться, когда их положение уже было безнадежным. Он пренебрег Средиземноморьем, в то время как сравнительно небольшие дополнительные усилия могли бы привести к положительным результатам. Тем временем Гитлер уделял все меньше и меньше внимания политической и дипломатической деятельности. Он приказал Гиммлеру разработать структуру "нового порядка" в Европе: передать управление аннексированных территорий - Чехословакии, Польши, Франции и Бельгии - нацистским губернаторам, а Норвегию и Голландию включить в свободный союз. Во всех оккупированных странах возникли мощные очаги сопротивления, которые Гитлер пытался подавить теми же методами террора, которые он успешно применял в Германии. Для снабжения армии в Германию было ввезено огромное число иностранных рабочих. Для борьбы с инакомыслящими, для уничтожения евреев и других "низших" элементов, загрязняющих арийскую расу, по приказу Гитлера была значительно расширена сеть концентрационных лагерей и лагерей уничтожения. Поворотным моментом оказалась осень 1942. К этому времени были разбиты под Эль-Аламейном войска генерала Роммеля. В ноябре 6-я армия генерала Фридриха фон Паулюса застряла и начала терпеть неудачи под Сталинградом. "Я не собираюсь уходить с Волги!" - кричал Гитлер и приказал окруженной 6-й армии сражаться до последнего солдата. В феврале 1943 фон Паулюс капитулировал. Эта трагедия означала проигрыш в войне. Гитлер, на весь мир обещавший захватить Сталинград, вынужден был смириться с гибелью огромной армии, истекавшей кровью и пытавшейся выполнить данную ему клятву. До этого момента Гитлеру удавалось, как правило, достигать намеченных целей. Теперь же вместо разговоров о победе, он начал твердить о неспособности врагов нанести ему поражение. Он удалился в мир собственной фантазии и избегал тех, кто предостерегал его о неминуемом поражении. Его здоровье стало ухудшаться, он все больше и больше зависел от лекарств, вводимых ему д-ром Теодором Мореллем. Период славы Гитлера близился к концу. Эмиль Шайбе. "Гитлер на фронте", 1942-43 Не желая признавать своего поражения, Гитлер объявил всеобщую мобилизацию германской экономики, надеясь на это последнее усилие. Но одна неудача следовала за другой. В июле 1943 в Италии рухнул режим Муссолини, и Гитлеру пришлось брать на себя ответственность, чтобы восстановить его. Он рассчитывал, что угроза бомбардировок германских городов авиацией союзников вновь воспламенит боевой дух нации. Германия ни за что не капитулирует; "Мы будем сражаться до последнего!". Удары посыпались на Гитлера отовсюду. Союзники разгромили его войска в Сев. Африке. На Восточном фронте его солдаты оставляли один населенный пункт за другим, отступая к границам рейха. Англо-американские войска высадились на Сицилии, а вскоре заняли и остальную территорию Италии, к 1 октября 1943 дойдя до Неаполя, а 4 июня 1944 вступили в Рим. 6 июня произошло важнейшее событие 1944 - высадка союзников во Франции, операция "Сюзерен" ("Оверлок"). Одна из самых выдающихся операций в военной истории, она была подготовлена и проведена абсолютно неожиданно. Вскоре миллионная армия союзников погнала немцев на восток, преподнося им свою версию "блицкрига". Гитлер оказался в гигантской ловушке, когда войска союзников форсировали Рейн, а с востока неумолимо надвигались советские войска. Люфтваффе Геринга оказались неспособны защитить германские города и промышленные центры от разрушительных бомбардировок союзников. Операции подводного флота также не принесли желаемых результатов (см. Подводный флот в Третьем рейхе). Отчаянное военное положение воодушевило небольшое антигитлеровское движение внутри Германии и побудило его к активным действиям. Диапазон противодействия фюреру был чрезвычайно широк: от саботажа до тайных заговоров. Несколько небольших и разрозненных оппозиционных групп никогда не были организованы в мощное массовое движение. Видимо, они не обладали той существенной силой, которую имели подпольщики в оккупированных странах, которые вели настоящую войну против нацистов. Однако германское движение сопротивления все же совершило несколько попыток устранить Гитлера. 20 июля 1944 несколько высших военных и гражданских должностных лиц, в том числе фельдмаршал Эрвин фон Вицлебен, Карл Фридрих Герделер, бургомистр Лейпцига, и 37-летний полковник Клаус Шенк граф фон Штауффенберг попытались осуществить давно задуманное покушение на Гитлера во время совещания в его восточной прифронтовой ставке в Растенбурге. Отделавшись легкими повреждениями во время взрыва, Гитлер учинил страшную месть заговорщикам (см. Июльский заговор 1944 ). Последние дни Гитлера. Безнадежно проигрывая войну, Гитлер перенес свою ставку в Берлин. Здесь в подземном бункере, построенном под садом канцелярии, он провел свои последние дни. В окружении немногих преданных ему людей он проводил многие часы над гигантскими картами боевых действий, перемещая разноцветные булавки, определяя местонахождение подразделений, которых уже не существовало. К этому времени Гитлер находился в состоянии крайнего нервного истощения; хотя ему было всего 56 лет, двигался он как дряхлый старик. Несмотря на все старания докторов, его здоровье стремительно ухудшалось. За исключением Геббельса, Мартина Бормана, секретарей и некоторых других, все его заместители начали покидать его. Он обвинил Геринга в стремлении узурпировать власть, а Гиммлера - в закулисных переговорах с союзниками. Альберт Шпеер отказался исполнять его приказ о тактике "выжженной земли". Признав, наконец, поражение, фюрер решил покинуть этот мир в вагнеровском стиле, принеся себя в жертву. Германия, говорил он, также должна покончить с собой, потому что немцы оказались недостойны его гения и обречены на проигрыш в борьбе за жизнь. Ему оставалось совершить еще два дела. Рано утром 29 апреля он сочетался браком с Евой Браун, своей любовницей, и сразу же после этого продиктовал свою последнюю волю и политическое завещание, в которых оправдывал свою жизнь и деятельность (см. Гитлера, политическое завещание; Гитлера, последняя воля). На следующий день он удалился в свои апартаменты и застрелился, а Ева Браун приняла яд. В соответствии с его завещанием, их тела бросили в котлован в саду канцелярии, облили бензином и сожгли. См. также "Сумерки богов". Фюрер на фоне пейзажа Верхней Баварии. Снимок Генриха Гофмана Личность Гитлера типична для каждого немецкого обывателя. Практичный, высокомерный самоучка - типичный немец, свысока смотрящий на любой предмет под солнцем - от пищи до политики, от музыки до чистоты расы. Напыщенный, всеведущий, он отказывается воспринимать мысли, вместо этого сыпет изречениями и приказами. Самонадеянно доверяя собственной интуиции, он отвергает научные факты. Ему известны все ответы на предназначение истории. Живя в странном, придуманном им самим мире, он отвергает как чепуху любую идею, не соответствующую его представлениям и невнятным собственным монологам. Утомительные, длившиеся ночь напролет откровения, застольные беседы (см. Застольные разговоры Гитлера) дают ключ к личности и характеру Гитлера. О расе: "Наш долг - постоянно пробуждать силы, дремлющие в крови нашего народа". Самовосхваление: "Когда-то в Европе был только один пруссак, он жил в Риме. Потом появился второй, в Мюнхене. Это был я". Мания величия: "Каждый, входящий в рейхсканцелярию, должен чувствовать, что посетил властителя мира". Подозрительность: "Я еще не встречал англичанина, который не заявил бы, что Черчилль выжил из ума". "Нет сомнений, что Рузвельт - человек слабоумный". Враждебность: "Нет более тупых людей, чем американцы. Они никогда не смогут сражаться как герои". Умственные способности Гитлера давно интересуют психиатров, психоаналитиков, психологов, историков. Обычно большинство из них сходится во мнении, что Гитлер страдал недостатком умственной стабильности, а некоторые даже утверждают, что он был подвержен определенным проявлениям безумия. Его характер формировался в ранние годы под воздействием разочарований, враждебности и ненависти, источником которых были безвестность и неудачи, преследовавшие его в юности. Британский историк Тревор-Ропер описывает умственные способности Гитлера в весьма убийственных выражениях: "Ужасный феномен, производящий сильное впечатление своей поистине гранитной грубостью и бесконечно разнообразной убогостью; он напоминает первобытного каменного истукана - олицетворение чудовищной силы и свирепого гения в окружении гнойной мусорной кучи - старых жестянок и дохлых паразитов, огрызков, яичной скорлупы и навоза - интеллектуальных объедков столетий". Беспристрастные исследователи сходятся на важности роли Гитлера не только для истории Третьего рейха, но и для истории XX века в целом. Он шел к политической власти с помощью жестокости и лжи, используя любые средства для покорения других народов. К моменту самоубийства он разрушил структуру мира, в котором жил, и вымостил дорогу для еще больших возможностей для разрушения. Та огромная власть, которой он обладал, была беспрецедентной, особенно что касается промышленных ресурсов, которые он контролировал. Его идеи были ветхими и поношенными, но его методы - в духе Макиавелли - были украшены атрибутами современных технологических достижений. И на пути к власти, и во время своего правления он использовал ложь, террор и крайнюю жестокость, но все это не уберегло его от краха. В глазах всего мира Гитлер стал олицетворением дьявола. Его наследие - это память об одной из самых ужасных тираний за всю историю цивилизации. Существует три основных точки зрения относительно жизни и деятельности Гитлера. Для германских националистов всех мастей он являлся величайшим национальным героем, боровшимся против несправедливого устройства мира и сумевшим снова поднять Германию на вершину мирового господства. Для небольшой группы историков- ревизионистов Гитлер был уникальным политическим гением, который оказался способным эффективно использовать чужие ошибки и дипломатические промахи в духе Фридриха Великого. Для самой большой группы исследователей, однако, Гитлер представляется лишенным морали дьявольским гением, который привел западную цивилизацию к краю пропасти, почти уничтожив ее перед этим. Только на нем, утверждают они, лежит вся ответственность за ужасы и варварство Третьего рейха. Будучи человеком с нарушенной психикой, он обнаружил в измученном душевном состоянии германского народа, пережившего шок от поражения в 1-й мировой войне, отражение собственной нездоровой психики, крайнего расстройства и враждебности. Всю жизнь он, будучи австрийцем, упрямо олицетворял себя с немецким народом и, будоража его своими гипнотическими ораторскими способностями и злобной пропагандой, находил в этом отдушину для собственной ненависти и честолюбия. Его интуитивное понимание немецкого духа было необычайным. Гитлер добился поразительного успеха - чего не удавалось никому ни до него, ни после - внедрить чудовищную тиранию в народ, внесший в прошлом столь огромный вклад в европейскую культуру. Стечение обстоятельств вознесло его из уличного оратора на вершину власти в Германии. Чтобы свергнуть его - потребовалось объединение всех сил мира. Истинным памятником Гитлеру стало разорение германского народа, к которому он привел его с помощью жестокости и террора. Невольной эпитафией звучат его слова, обращенные к Герману Раушнингу: "Мы должны быть готовы к тяжелейшей борьбе, с которой сталкивалась когда-либо нация. Только благодаря стойкости мы сможем созреть для господства, нам предначертанному. Мой долг - продолжать эту борьбу, не считаясь с потерями. Жертвы будут огромны... Нам придется отказаться от многого из того, что было ценным для нас и сегодня кажется невосполнимым. Города превратятся в руины, замечательные памятники архитектуры исчезнут навсегда. Это время не пощадит нашу священную землю. Но я не страшусь этого". Гитлера, политическое завещание-Гитлера, политическое завещание Гитлера, политическое завещание - Гитлера, политическое завещание Гитлера, политическое завещание Утром 29 апреля, после бракосочетания с Евой Браун, изложив свою последнюю волю (см. Гитлера, последняя воля), Гитлер продиктовал политическое завещание, в котором объяснял и оправдывал свою жизнь и деятельность. Оно состояло из двух частей. В первой части Гитлер утверждал, что не имел намерений развязывать войну в 1939 и возложил ответственность за ее начало на "международное еврейство". Во второй части он изгонял из партии тех, кого считал изменниками своему делу, в том числе Геринга и Гиммлера, назначенных ранее его преемниками. Подлинное авторство политического завещания несколько раз подвергалось сомнению. Завещание считалось пропагандистским напутствием миру и последующим поколениям, созданным апологетами нацистского движения. Однако британский историк Тревор-Ропер, используя заключения экспертов, проведших текстологические исследования, и свидетельские показания секретаря Гитлера Гертруды Юнге, печатавшей текст документа, пришел к выводу о его подлинности. Первая часть политического завещания Более тридцати лет прошло с тех пор, как я в 1914 году внес свой скромный вклад, став добровольцем во время 1-й мировой войны, навязанной рейху. В течение этих трех десятилетий я действовал исключительно исходя из любви и верности моему народу во всех своих помыслах, поступках и жизни. Это давало мне силу принимать наиболее трудные решения, перед которыми когда-либо оказывался простой смертный. В течение этих трех десятилетий я тратил свое время, рабочую энергию и здоровье. Неправда, что я или кто-либо другой в Германии хотел войны в 1939 году. Ее жаждали и спровоцировали именно те государственные деятели других стран, которые либо сами были еврейского происхождения, либо действовали в интересах евреев. Я внес слишком много предложений по ограничению вооружений и контролю над ними, чего никогда не смогут сбросить со счетов будущие поколения, когда будет решаться вопрос, лежит ли ответственность за развязывание этой войны на мне. Более того, я никогда не стремился к тому, чтобы после первой фатальной мировой войны, разразилась бы вторая против Англии или тем более Америки. Пройдут столетия, и из руин наших городов и монументов вырастет ненависть против тех, кто в итоге несет ответственность, кого мы должны благодарить за все - международное еврейство и его приспешники. За три дня до начала германо-польской войны я вновь предложил британскому послу в Берлине решение германо-польской проблемы - подобное тому, которое было в случае с Саарской областью - международный контроль. Этого предложения также нельзя отрицать. Оно было отвергнуто лишь потому, что в руководящих кругах английской политики хотели войны, отчасти исходя из деловых соображений, а отчасти под влиянием пропаганды, организованной международным еврейством. Для меня также было совершенно очевидным, что если народы Европы станут разменной монетой, то именно евреи, как истинные преступники в этой кровавой борьбе, будет нести за это ответственность. У меня не оставалось ни капли сомнения в том, что за это время не только миллионы детей европейских арийских народов умрут от голода, не только миллионы взрослых людей найдут смерть, не только сотни тысяч женщин и детей сгорят и погибнут под бомбежками в городах, и истинный преступник не искупит своей вины, даже с помощью самых гуманных средств. После шести лет войны, которая несмотря на все неудачи, однажды канет в историю, как большинство славных и доблестных проявлений жизненных устремлений нации, я не могу покинуть город, который является столицей рейха. Поскольку сил осталось слишком мало, чтобы оказать дальнейшее сопротивление вражескому наступлению в этом месте, и наше сопротивление постепенно ослабевает, поскольку солдаты, введенные в заблуждение, испытывают недостаток инициативы, я бы хотел, оставаясь в этом городе, разделить свою судьбу с теми миллионами других людей, кто добровольно решил поступить таким же образом. Кроме того, я не желаю попадать в руки врага, который жаждет нового спектакля, организованного евреями ради удовлетворения истеричных масс. Поэтому я решил остаться в Берлине и добровольно избрать смерть в тот момент, когда я пойму, что пост фюрера и канцлера нельзя будет далее сохранить. Я умираю со счастливым сердцем, сознавая безмерные дела и подвиги наших солдат на фронте, наших женщин в тылу, подвиги наших крестьян и рабочих, и небывалый в истории вклад нашей молодежи, носящей мое имя. Этим я из глубины моего сердца выражаю благодарность всем вам, как единственное свое желание, чтобы вы, несмотря ни на что не захотели отказаться от борьбы, но и дальше продолжали ее против врагов отечества, неважно где, верные убеждению великого Клаузевица. От жертвы наших солдат и от моего собственного единства с ними до самой смерти, в любом случае взойдут в истории Германии семена лучезарного возрождения национал- социалистического движения и затем осуществление истинного единства нации. Многие из наиболее храбрых мужчин и женщин решили соединить свои жизни с моей до самого конца. Я просил и в конце концов приказывал им не делать этого, а принять участие в дальнейшей битве нации. Я прошу командиров армии, флота и военно-воздушных сил укрепить всеми возможными способами дух сопротивления наших солдат в национал-социалистическом сознании, особо упоминая тот факт, что и я лично, как основатель и творец этого движения, предпочел смерть трусливому отречению или даже капитуляции. Возможно, в будущем, это станет частью кодекса чести германского офицера - как это уже случилось на нашем флоте - что сдача района или города является невозможной и что прежде всего командиры должны идти впереди как блестящий пример, честно выполнив свой долг до самой смерти. Вторая часть политического завещания Перед смертью я исключаю из партии бывшего рейхсмаршала Германа Геринга и лишаю его всех прав, которыми он пользовался на основании указа от 29 июня 194

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  - 43  - 44  - 45  - 46  - 47  - 48  - 49  - 50  -
51  - 52  - 53  - 54  - 55  - 56  - 57  - 58  - 59  - 60  - 61  - 62  - 63  - 64  - 65  - 66  - 67  -
68  - 69  - 70  - 71  - 72  - 73  - 74  - 75  - 76  - 77  - 78  - 79  - 80  - 81  - 82  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования