Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Симонова Мария. Йернские волки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  -
ое - причем, в большей степени, все-таки, на первое; безграничное Ничто - точка, объемом и плотностью стремящаяся к минус бесконечности, изнанка пространства, его антипод - всосало разведчиков и совершило с ними честный обмен - расстояние в миллионы километров, сжавшееся до размеров единственного шага, претворилось в вечность, и каждый из троих ощущал, как эта вечность необратимо высасывает из него что-то очень дорогое и нужное, принадлежащее только ему, выжимает по капле, не спрашивая - сделка есть сделка, и они автоматически подписались на нее, совершив этот отчаянный шаг в Ничто. Только командир группы знал наверняка, чего они сейчас лишаются, потому что ему, единственному из троих, были известны условия их теперешнего способа транспортировки: пространство между двумя частями прибора-переходника - аутгровсом, который Хан держал в руках и приемником, оставшимся на корабле - превращалось во время - личное время их жизни - и, едва преобразовавшись, тут же пожиралось нуль-пространством. "От нескольких дней до полугода - в зависимости от расстояния, которое будет разделять нас в тот момент", - сказал Битер, вручая Хану перед отправкой на операцию секретный прибор - разумеется, с условием - использовать только в самой безвыходной ситуации. Именно такая ситуация, по мнению Хана, возникла в забитом одрами и запертом старым оборотнем подземном зале: когда вопрос, чего лишиться - полугода жизни, или всей жизни целиком - встал перед ними, можно сказать, ребром, выбор был очевиден. Приходилось смириться еще и с тем, что "семерка" пока останется в мертвом городе - главное, чтобы за катером было кому рано или поздно вернуться. Взяв сполна причитающуюся ей плату за съеденное пространство, вечность свернулась обратно в мгновение, и разведкоманда завершила наконец свой нуль-пространственный шаг; спустя секунду по земному времени и месяцы по часам, измеряющим отпущенный каждому из них срок жизни, их ноги коснулись пола в тесном кабинете, где навстречу им уже поднимался из кресла полковник Битер. Хан на мгновение зажмурился и тряхнул головой - у него вдруг появилось ощущение довольно большого отрезка времени, прошедшего с момента расставания с полковником, и вместе с тем возникло навязчивое желание вспомнить события своей жизни, произошедшие в течении этого отрезка. Операция на Сколте как будто подернулась дымкой минувшего, а все, случившееся между их последним шагом в забитый одрами зал и появлением в кабинете полковника казалось большим провалом в памяти. Однако "волчий воротник", по-прежнему обременяющий шею Вика, стоящего от Хана слева, свидетельствовал, что Битер говорил правду: за последние секунды стандартного общего времени разведчики потеряли, судя по ощущениям, не один месяц собственной жизни. - С прибытием, - коротко приветствовал разведчиков шеф. Подойдя, он первым делом взял у Хана из рук аутгровс, вернулся с ним к своему столу и, обойдя его, нажал незаметный выступ в задней стене. Прямо над креслом в стене уехала вверх небольшая дверца, за ней открылся сложный прибор с круглой выемкой посередине - приемник, как понял Хан. Битер вложил "яблоко" в выемку; горящие на приборе огоньки погасли, дверца закрылась. Полковник обернулся к столу и вызвал по внутренней связи бригаду из лаборатории. Вик тем временем освободился от своей ноши, Ольга продолжала стоять на том самом месте, куда только что шагнула через пространство-время, растерянно наблюдая за действиями Битера. - Где мы так долго были? - произнесла она, - Почему я ничего не помню?.. - В башке провал, как после месячного запоя, - поддержал ее Вик. - Нуль-пространство съело наше время. Потом объясню, - ответил Хан коротко, осматривая между тем волка. Хан опасался - и не без оснований - что лимит времени, отпущенный в этом мире оборотню, был съеден нуль-переходом без остатка. Но, странное дело - волк, несмотря на все перипетии, постигшие его безжизненное тело еще в логове, плюс к тому отобранное у него переходом время оставшейся жизни, был еще живым. Единственное объяснение этому факту могло крыться в том, что состояние его, несмотря на смещенные позвонки, было стабильным, он мог бы еще долго жить, а придя в себя и перевоплотившись - возможно, даже полностью поправиться. - Живой? - спросил, подходя, полковник. - Живучая скотина. Хоть в этом нам повезло, - отозвался Хан, думая о том, что старого волка им так и не удалось поймать. Да бог бы с ним, с волком, кабы не Фэй - шальная девчонка, неожиданная и искренняя в любви и в ненависти, пахнущая степным ветром и горячей кожей - вольное дитя Леу-Сколта, которое оборотень для чего-то прихватил с собой. Дверь кабинета открылась, впуская "бригаду" из лаборатории: на вызов явились два штатных научных сотрудника - Дыгай и Хурц, в белоснежных комбинезонах и при белых шапочках, с носилками наперевес. Подхватив с двух сторон волка - Хан подсобил посредине - научники принялись бережно укладывать его на носилки. - Осторожнее! - прикрикнул Дыгай, укладывавший ноги, на Хурца, которому досталась голова. "Видел бы ты, как мы с ним на Сколте осторожничали", - усмехнулся про себя Хан. Хурц устроил голову волка поудобнее, даже шерсть на шее поправил; из под шерсти при этом что-то блеснуло. Хан наклонился посмотреть - что. Под густой шерстью на шее волка, оказывается, скрывался узкий кожаный ошейник с толстой золотой бляхой посредине; вся поверхность бляхи была покрыта сложным узором искусной работы. "Псы", - вспомнил Хан, отпуская ошейник. - Что с Сештом? - спросил Битер, в то время как "ветбригада" уже влекла носилки с оборотнем на выход. - Убит, - уронил Хан. Полковник молча кивнул, отвернулся и прошел за свой стол, разведчики заняли три кресла напротив. Четвертое кресло осталось свободным. Помолчали с минуту, как было заведено, отдавая долг памяти не вернувшемуся с задания. Сешт не был никому из них близким другом - для чарсов такой вид отношений, как "дружба" являлся вообще несвойственным по самой их природе; но они умели сотрудничать, и Сешту удалось слиться с людской командой, стать ее незаменимым членом. Хан, знавший о холодных родственных отношениях между чарсами и об их непрочных семьях, думал сейчас о том, будет ли кто-нибудь на родине печалиться о гибели Сешта больше, чем небольшая группа людей, которым он стал братом по оружию. - Хантер, докладывай, - прервал минуту молчания шеф. Хан рассказал в двух словах о посадке в мертвом городе, о подземной гиперсети в логове волков, объяснил Битеру природу "хозяев" ("Они как чарсы, только те - кошки, а эти - псы".), остановился подробнее на природе рикеров - этого не знали пока даже Ольга с Виком. Их, как и Битера, рассказ о подземной лаборатории по производству монстров из людей не оставил равнодушными. - Говоришь, лепят такого урода из мужчины и женщины? - переспросил, едва разжимая зубы, полковник. - Да, так. - Андрогин, идол древних, - вымолвила Ольга. - Венец творения... - Творец вонения, - зло уточнил Вик. Хан продолжил, рассказал о последней битве с одрами, о гибели Сешта - полковника обстоятельства гибели заметно насторожили - и закончил бегством волка, сопровождавшимся отключением гиперсети. - ..Поэтому нам и пришлось воспользоваться нуль-переходом, - подытожил доклад Хан. Последовало минутное молчание; Битер размышлял над новой информацией, озабоченно сдвинув брови. - Похоже, что чарсам давно известно о существовании волчьей расы, - произнес наконец он и взглянул на Ольгу. - Корби, ваши соображения по этому поводу? - Сешт сумел без помощи прибора снять блокаду с магистрального гипертуннеля - это значит, что чарсы обладают мощными телепатическими способностями, что они до сих пор успешно от нас скрывали, - высказалась Ольга. - Димаджо?.. - Код основного гипера был "Йерн", - напомнил Вик. - Это словечко из обихода чарсов, означает "Вселенная". Вряд ли волки стали бы пользоваться чарсьим лексиконом, даже если он им знаком - логичнее предположить, что основные понятия в их языках идентичны. - Вик, когда надо, умел излагать свои мысли сухо и предельно точно. - А если так, то, похоже, человечество не просто включилось в свое время в войну чарсов с Ордой, а приняло участие в древней распре между йернскими кошками и йернскими собаками, - подвел логический итог Димаджо. - Хантер?.. - Я не мог понять, зачем они переделывают людей в рикеров; казалось бы, куда проще повелевать ими, стирая личности, как они поступали с остальными. Думаю, волки по какой-то причине не могут полностью подчинить себе человека, им удается контролировать его лишь временно, на ограниченном расстоянии; поэтому они пошли другим путем - полная переделка на мозговом и на физическом уровнях - усовершенствование, так сказать, рабочего материала. Судя по тому, что мне рассказала свидетельница этого процесса - большой сложности это для них не представляет. Полковник поднялся. - Спасибо, ребята. Вы хорошо поработали, сейчас можете отдыхать. "Ангел" пока остается на орбите - подождем еще, что скажет наука. Одно могу сказать точно уже теперь: новые сведения полностью меняют наши представления об истинной расстановке сил в этой войне. Предполагаю, что полученная информация повлечет за собой большие перемены на политическом фронте, возможно даже - расторжение Альянса. Группе объявляю благодарность. Все пока свободны. - Одного не могу понять, - говорил Вик Хану и Ольге, идя с ними по коридору третьей палубы к лифту, - какой резон чарсам скрывать от нас подоплеку древней йернской заварухи? - Вик уже сбросил маску педантичной сухости и вновь стал, по своему обыкновению, философски многословен. - Волки ж поработили уже, почитай, всю галактику, все расы под себя сроили, мы последние остались, так и до нас уже докапываются; а кошки знай себе молчат, да еще и разубеждают! Нету, дескать, никаких у Орды хозяев, проверено, мол, все это одно сплошное совпадение! - Возможно, причина их молчания лежит на поверхности, - устало предположила Ольга. - Гипертрофированная расовая гордость и высокомерие, присущие чарсам. Не могли они нам признаться, что они, ягуары Йерна, оказались слабее йернских волков! Я думаю, чарсы скорее пойдут на расторжение Альянса, чем расскажут людям о том, что не сумели подчинить себе ни одной расы в галактике и были биты в этой войне еще до нас, а единственное, на что их, как видно, хватило - это сохранить собственную независимость. За разговором они уже вошли в лифт. - А ты не думаешь, что чарсы сознательно не захотели становиться расой диктаторов? - спросил Хан, нажимая локтем кнопку. - Может быть, они предпочитают заключение честных союзов, как с нами? - Только все их прежние союзники рано или поздно порабощались волками?.. - задумчиво спросила Ольга. - А все потому, что они слишком долго мариновали этих союзников, как и нас, в неведении, - вставил Вик. Двери лифта открылись, разведчики вышли в центральный коридор жилого отсека и направились к душевым. - Девочки налево, мальчики направо, - скомандовал Вик у дверей в душ. - Встречаемся в баре - требуется отметить грядущее повышение по службе. Хан усмехнулся - ему, не хуже, чем Вику, было известно, что с выпивкой придется повременить, пока "Ангел" находится в районе Сколта, и пока из лаборатории не получены результаты сканирования волка. Не иначе как Вик собирался отмечать грядущее повышение томатным соком. Ольга, готовая уже шагнуть в открывшуюся перед ней дверь, оглянулась чуть насмешливо на Димаджо и кивнула: - Встретимся. - Я буду ждать! - крикнул воодушевленно Вик уже ей в спину. Хан тем временем вошел в душ - ему было сейчас не до сердечных отношений членов его команды: мысли, побродив между волкам и чарсам, неизменно возвращались к Фэй - поднимались волнами откуда-то из груди, где на месте сердца ворочался теперь жгучий ледяной ком. Справились с заданием, ничего не скажешь - приволокли на "Ангел" волчью тушу. Есть что праздновать. А девчонку, живую беззащитную девчонку бросили в логове на милость волкам. И только дьяволу известно, что они там сейчас с ней творят. Расчленяют?.. Проводят опыты?.. Никому до этого дела нет: ни Вику, ни Ольге, ни - тем более - Битеру. Мало, что ли, их до нее на Сколте было убито - одной больше, одной меньше... Хан, раздевшись, вошел в кабинку душа, включил горячую воду, потом холодную, и опять горячую... Это была его девушка, и это он не смог ее уберечь... 11. Хан, не собиравшийся принимать приглашение Вика - которое, кстати, не для него и прозвучало - отправился после душа в свою каюту и лежал там одетый на постели, закинувшись пищевой таблеткой и пытаясь провалиться в сон, когда в потолке над его головой, синхронно с резким сигналом зажглась красная лампочка вызова. Хан, так и не сумевший сомкнуть глаз, вскочил и покинул каюту, заведенный с пол-оборота вдохновляющей мыслью - столь скорый вызов мог означать только одно: сведения, полученные в результате сканирования волка, требуют новых оперативных действий на Сколте. Он явился в кабинет полковника первым, хотя рассчитывал встретить где-то по пути - скорее всего, у лифта или в самом лифте - Ольгу с Виком. Битер по-прежнему сидел за своим столом, только теперь в руках у него, как у сердитого отца перед экзекуцией, был зажат короткий ремень. Приглядевшись внимательней, Хан узнал в ремне виденный им недавно на шее волка ошейник с бляхой. - Хантер, для тебя есть работа, - сразу отрубил полковник. Хан понял, что остальных ждать не приходится - Битер вызвал его одного, и, значит, работать предстоит в одиночку. Ну да не в первой. - Сканирование натолкнулось на ряд сложностей, - начал Битер. - Беспрецедентный случай - даже в беспамятстве он, вероятно, ощущал попытки внедрения и блокировал важнейшие участки в памяти. Но наши ребята поработали на совесть и кое-что сумели из него выудить... "Вика бы им в помощь", - подумал Хан, вспомнив, что нейроны мозга тоже вроде бы имеют сетевую структуру. - Теперь уже ясно, что волки и чарсы имели одну планету-праматерь и даже, кажется, сосуществовали на ней какое-то время относительно мирно - по крайней мере до тех пор, пока не начали осваивать большой космос... Полковник опустил взгляд на ошейник в своих руках и мгновение помолчал. - Но это сейчас малозначительные детали, - произнес он. - Теперь о главном. Для управления Ордой волками созданы несколько космических станций, контролирующих целые области в галактике... "Ничего себе! - подумал Хан. - "Какой же мощностью должны обладать такие "контролеры"!" - Сообщение между станциями поддерживается через нуль-пространство - похоже, волки научились преодолевать его без потерь личного времени... - Вот почему им так долго удавалось от нас ускользать, - проворчал Хан. Битер поднял в руке ошейник, демонстрируя Хану бляху. - Вот это - их аутгровс. Судя по всему тот волк, что скрылся от вас из логова, ушел через нуль-пространство на ближайшую станцию. Там, видимо, имеется нуль-приемник. Наши ребята сумели докопаться до мыслекода, и уверены, что он открывает путь именно туда - "кхарт". Хан коротко переглянулся с Битером - это было одно из "непереводимых" чарсьих словечек, и означало оно "дорога" или "путь". Полковник протянул Хану через стол ошейник. Тот молча его взял. - Тебе придется это одеть. При переброске сожмешь пальцами внешние ребра бляхи и скажешь мыслекод. Твоя задача - сбор любой информации, захват живого волка, спасение заложницы - если она еще жива - и, после всего - уничтожение станции. Хан мысленно усмехнулся - Битер, оказывается, не забыл про заложницу. Впрочем, она могла представлять для него ценность еще и как источник дополнительной полезной информации. - Вопросы?.. - Почему вы посылаете меня одного? - Их система переброски значительно отличается от нашей. Взять с собой в дорогу попутчика, судя по всему, под силу только волку с его мощным телепатическим полем. - Почему бы тогда не использовать Ольгу? Она с помощью "Дрейка" могла бы провести на станцию меня и Димаджо. - Информация о переброске с попутчиками маловразумительна - существует большой риск потерять вас с Димаджо по дороге. Хан был рад, что выбор полковника пал на него, но справедливости ради заметил: - Вик умеет разблокировать их гиперсети; боюсь, мне это не под силу даже с "Дрейком". - Не думаю, что на космической станции волки используют гиперсеть - это ведь не толщи материковых пород. Я выбрал тебя исходя из самого высокого в группе показателя по L-L-К. Коэффициент "Lucky-Life" - или показатель удачливости разведчика - был очень высоким у всех членов спецгруппы "Лист", но у Хана, ходившего с самого детства в "везунчиках", он приближался к единице. К данному параметру в разведке относились крайне серьезно: удачное выполнение операции, по крайней мере, на пятьдесят процентов гарантировалось выбором исполнителя с высоким L-L-K. Сам по себе сегодняшний выбор Битера являлся для Хана невероятной и уже неожиданной удачей - теперь у него появилась надежда спасти Фэй. - Как я вернусь назад с заложницей? - задал он Битеру очередной вопрос. - Возьмешь наш аутгровс. Расстояние до вражеской станции неизвестно, но предупреждаю сразу - на обратном пути ты наверняка потеряешь не один год жизни... "Хорошие дела!.. - подумал Хан. - Год-другой такой работы - и ты столетний дед". Явно не желая заострять внимание на фатальной теме, Битер сразу перешел к следующей: - Боекомплект усиленный - "Айкор", "Дрейк", "Коти-4". Полковник встал, вынул из приемника в стене и положил на стол аутгровс; открыл нижний ящик стола, достал оттуда что-то и, выпрямившись, опустил рядом с аутгровсом небольшой приборчик, напоминающий по форме кубик из детского "строителя". "Смелый человек наш полковник, раз держит его здесь, в своем столе, по соседству с рубкой", - подумал Хан. "Коти-4" - взрыватель последнего поколения - являлся универсальным средством для превращения во взрывчатку чего угодно, при условии, чтобы это "что угодно" имело стабильную атомную структуру. Когда взрыватель активизировался, вся окружающая его в радиусе пятидесяти метров твердая материя разлеталась, наподобие взрывчатого вещества, на эти самые атомные структуры. Хан поднялся, взял со стола оба предмета и убрал их в подсумок. - Разрешите выполнять? - Действуй. Стартуешь из оперотсека. Я жду тебя здесь... - Хантер! - окликнул полковник уже покидающего кабинет разведчика. Хан обернулся. - Постарайся вернуться. - До скорого свидания, командор! Все действия, необходимые перед отправкой на задание, Хан совершал чисто автоматически, внутренне уже полностью уйдя в работу; главным образом мысли его занимал вопрос - что может ждать его на вражеской станции сразу по прибытии? Сторожевую систему в логове он еще не забыл и почти не сомневался, что станция встретит его чем-то в этом роде - по выражению Вика - "три секунды и delete". Увеличить время "обнюхивания" хотя бы на несколько секунд на сей раз нечего было и мечтать; этого не смог бы сделать даже Вик: нуль-транспортировка не имела ничего общего с сетями - кроме, очевидно, мыслекода, необходимого для активизации прибора. Поразмыслив над проблемой так и эдак, Хан пришел к единственному выводу: действовать теперь придется втрое быстрее, полагаясь при этом лишь на свою удачу - не зря же Битер выбрал для выполнения задания именно его. И все же Хан чувствовал, что существует какое-то простое решение, лежащее на поверхности - надо только зацепить... Он одел "диадему", пристроил на виске "Крошку Дрейка", взял "Айкор"... Мысли все время возвращались к каменному прессу, из под которого им удалось выскользнуть в логове. Вряд ли на станции помещение "прихожей" будет столь же огромным. Значит, использовать "Айкор" будет невозможно... Но должна же система распознавания иметь какой-то выход непосредственно в "камеру прибытия"! Хан на мгновение замер. Вот оно! В "мешке" он не о

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования