Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Резник Леонид. Дом в центре -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
, когда мне требовался совет или помощь. Мама не знала, где его искать, а уж на ее совет рассчитывать не приходилось. Однако меня удивило и даже обрадовало (если в моем состоянии можно радоваться) мамино рабочее настроение. Наверное, уже лет десять она не писала маслом, но сейчас я застал ее именно за этим занятием. Картина была почти полностью закончена, и если раньше я невысоко оценивал мамин талант, то сейчас вынужден был изменить свое мнение. Главным действующим лицом картины, как я понял, была Смерть. Скелет, одетый в дырявый плащ, восседал на велосипеде и старательно крутил педали. Внутри колес эллипсоидной формы вместо спиц находилось по человеку - обнаженные мужчина и женщина в позе лежащих в утробе младенцев. За спиной у скелета торчала коса, фактически деля пейзаж пополам. Перед этой косой под голубым небом стояли ветряные мельницы, паслись кенгуру, маячил на горизонте замок из красного камня. За косой под серым небом лежали руины, стояли изувеченные деревья, реяли вороны и птеродактили. С трудом оторвав взгляд от холста, я понял, что в любой момент смогу с помощью Дома восстановить картину по памяти. Вспомнился совмещенный портрет человека и собаки, висевший в "заказанной" отцом комнате. Не мамина ли это работа? Обстановка не располагала к размышлениям о живописи, и я побрел к себе, в объятия дивана, моего единственного верного друга. Если бы он еще умел говорить и мог дать мудрый совет! Я повалялся и немного поразмышлял о Ветре. Куда он делся? С его помощью я смог бы выследить Руту и ее похитителей. А там... В любом случае, прорвались бы. Где же Ветер? Я подумал, что сочиняй наш мир (и мою биографию в частности) кто-то с седьмого этажа, он обязательно прислал бы мне на помощь пса. Если в каком-то из действий упоминалось ружье, оно должно выстрелить. Так, кажется? Но это литература, там все сюжетные нити увязаны между собой. В жизни куда сложнее. Такая материя... Концы торчат во все стороны. Был Атлант - нет Атланта. Был Ветер - нет Ветра. Откуда появился, куда исчез - ничего не понятно. Отец то есть, то его нет. Седой, казалось, вообще станет главным действующим лицом - тоже исчез. Один я, как дурак, никуда не исчезаю, бегаю только бестолково туда-сюда, с бабами путаюсь... Для очистки совести я встал в центре комнаты, напрягся, представил Ветра и принялся звать пса по имени. Безрезультатно. Нет, никто не пишет на седьмом этаже ни романа, ни сценария. Какой интерес писать о ничтожествах? Не человек я, а ходячее недоразумение, раб обстоятельств. Чтобы иметь хоть какой-то результат своей бурной деятельности, я соорудил чемоданчик с двумя полумиллионами: в рублях и долларах. Конечно, не денег мне жалко. И по десять миллионов заплатил бы за полное освобождение. А попадать в кабалу... Да и как узнаешь, плохо или хорошо эти гады с Рутой обращаются? И даже если плохо, то я все равно беспомощен. Зазвонил телефон. Я снял трубку. Далекий, как из другого варианта, в ней звучал голос Седого. - Звоню тебе из Ташкента. Из аэропорта, вылет через сорок минут. За мной следят. Узнай, когда мой самолет будет у вас, рассчитай время и незаметно встреть меня на пересадке из автобуса в метро. Но не подходи! Надо выяснить, кто за мной следит. - Зачем самолет? Давай договоримся о встрече, я через десять минут буду в Ташкенте и вытащу тебя. Ты мне позарез нужен! - выпалил я. - Мне надо лететь. Приготовься встречать. Разговор закончен. Слава богу, хоть не буду один. Не все сюжетные линии прерваны, вернулся Седой. В запале я несколько раз быстро прошелся по комнате. Седой! Это мужик! Ну, мы им покажем! Седой поможет... Он выскочил из тридцать девятого автобуса и вразвалочку стал спускаться в подземный переход. Перед станцией метро "Московская", в настоящем подземном лабиринте, было где развернуться и дичи, и охотникам. И, конечно, мне, охотнику за охотниками. Показалось, что я увидел знакомое лицо. Вернее, не лицо, а фигуру. У помощника Кардинала такие вот крепкие ребята стояли вдоль стен. Хотя мало ли таких ходят сами по себе? Я стрелял глазами во все стороны, пытаясь засечь слежку, но и Седого из поля зрения не упускал. Поэтому сумел разглядеть все случившееся с самого начала. На следующем пересечении двух тоннелей траектории четырех здоровенных мужиков, идущих с четырех разных направлений, пересеклись с траекторией Седого. Будь на его месте кто-либо другой - и не вздохнуть бы ему, и не пошевелиться. Здесь же коса нашла на камень. Седой сделал какое-то неуклюже-замысловатое па, один из охотников рухнул на бетонный пол, второй отлетел и стукнулся о стенку, а двое словно проскочили мимо по инерции. Они развернулись и вместе с двумя новыми крепышами кинулись на Седого. Со всех сторон выросли как из-под земли атлетически сложенные молодые люди. Обычно многолюдный подземный переход сегодня, казалось, заполнили только гвардейцы Кардинала. Хотя нет. Завизжала женщина, другая подхватила: "Убивают! Милиция!" Я, со своим "Смитом и Вессоном" в кармане куртки, чувствовал себя беспомощным. А Седой не сдавался. Это была не киношная драка, где противники разрешают друг другу проводить серии ударов и обмениваться этими сериями до полного изнеможения. Седой только что не бегал по потолку, нанося неуклюжие на первый взгляд удары, больше напоминающие толчки, увеличивая число лежащих на полу. Нападавшие тоже были не дилетантами, но равняться с Седым они не могли. Точку в этом приключенческом спектакле поставил один из молчаливых зрителей, находившийся метрах в трех от меня. Он поднес к губам кулак, что-то шепнул... Каким-то шестым чувством я понял, что в кулаке пряталась трубочка и ее владелец не шепнул, а дунул. Седой остановился и начал оседать. Сделать это ему не дали. Двое бережно подхватили его под руки и без особого труда понесли, как носят пьяных или тяжелобольных. Потной рукой тиская в кармане пистолет, я пошел следом. Под бдительной охраной целой толпы Седого погрузили в белую "Волгу". Я остался стоять. Как последний идиот. Как последний предатель. Постояв минут пять, я отправился на Московский вокзал. Сомневаясь, что существует набор открыток "Колпино", и не зная, как выглядит этот пригород, я решил воспользоваться таким примитивным транспортным средством, как электричка. Надо было осмотреть место предстоящей встречи. Шантажисты выбрали его мастерски: большой участок со строящимися, почти законченными девяти- и двенадцатиэтажками. Самый край города, только поля рядом. Строители работают в одну смену, в шесть часов квартал вымрет. Я облазил все, словно искал подходящую дырку, чтобы вместе с Рутой в нужный момент провалиться под землю. Куда там! Почва настолько пропитана бетоном... Вернувшись домой, я почему-то включил телевизор. Шла Ленинградская вечерняя программа новостей "600 секунд". Комментатор рассказывал, какое оружие было обнаружено в одном из баров при облаве. Граната, автомат, пистолеты, баллончики со слезоточивым газом. Подумать только, и это у мелкой шушеры! Интересно, с чем будут встречать меня? С базуками? В голове засела мелкая несообразность, имеющая отношение к оружию. Трубочка с отравленными стрелками. Это же взято из Юго-Восточной Азии или, на худой конец, у индейцев Южной Америки! Вот уж нетипичное для мусульман оружие... Но это мелочь. Рядом маячит еще какой-то нонсенс. Всем нонсенсам нонсенс. Настолько явное "не то"... Вот оно! Зачем шантажировать меня, если Рута у них в плену? Они могут у нее самой потребовать все то же самое. Не потому ли такое совпадение во времени: мафия знакомится с рукописью о Доме, мне об этом сообщают, я только-только расстался с Рутой, тут же мне звонят, что она похищена... Кто врет? Помощник Кардинала? Или он ни при чем вообще, случайная накладка? Рута? Может, она не из Дома, а подослана со стороны? Специально, чтобы обаять меня, а потом использовать? Нет. Отбой. Рута создала комнату при знакомстве, она из Дома, безусловно, не ниже третьего этажа. Кстати, почему я ломаю голову? Если верить Руте, мы с ее матерью знакомы. Меня как молнией ударило. Мать! Жительница четвертого этажа! Опытная женщина... Уж она-то должна знать, что делать. Через минуту я мчался на четвертый этаж. Чопорный, уходящий корнями в глубокую древность Дом начал казаться чуть ли не студенческим общежитием, где жильцы бегают с этажа на этаж за сахаром, солью и чаем. Правда, в Доме бегали за другим. Неплохо было бы, окажись у Рутиной матери в каком-нибудь из вариантов поклонник помощнее. Главный контрразведчик, к примеру. Или мультимиллионер с личной охраной в двести человек. Выделит мне кто-нибудь сотню людей, вооружу я их снайперскими винтовками, проведу через Дом в новостройки, рассажу у окон... Мать Руты оказалась дома (удивительно, я даже не подумал, что она может шататься где-нибудь, как мой отец). Где дочка? Неизвестно, девочка в последнее время страшно разбаловалась, шатается везде, мать совсем не жалеет... Тут я и выложил свои плохие новости. Сильвия рухнула в кресло, собралась с мыслями и задала мне два вопроса: не связано ли похищение с нашим путешествие в вариант Медведя, и почему шантажируют постороннего человека, а не ее, мать? На первый вопрос я с уверенностью ответил отрицательно, а вот второй поставил меня в тупик. Хотя если учесть, что мафия уже знала мой номер телефона, а войти в Дом больше никто не рисковал... Как же они сумеют связаться с матерью? Тут меня осенило, что не заходя в Дом бандиты не могут эксплуатировать Руту. Дурак же я, девчонку заподозрил... Не вставая с кресла, Сильвия достала из шкафчика красивую бутылку с лимонно-желтой непрозрачной жидкостью и стакан. Налила, выпила и позвала какого-то Валеру. В дверях смежной комнаты показался мужчина в ярких шортах и белой майке. Широкоплечий, с бочкообразной грудью, он здорово напоминал гориллу. Сходство усиливали густые черные волосы, обильно покрывавшие все тело. Такая роскошная женщина могла бы найти себе кавалера получше, подумал я. Но здоровьем, похоже, бог мужика не обидел. - Валера, ты помнишь Руту, мою дочь? Титаническое мыслительное усилие отразилось на Валерином лбу сеточкой морщин. - Ты знаешь, какие-то негодяи ее похитили. И требуют выкуп с этого молодого человека. Он из Дома, с третьего этажа. Надо что-то делать. - Неужели не убежать было? - пробурчал Валера. И после паузы добавил: - Надо платить. Тем более, мальчик с третьего этажа. Не хватит - одолжишь. - И завершил, придя в восторг от собственного юмора: - Гы-гы-гы. Сильвия расслабленно махнула рукой и налила себе еще полстакана. - Валера, ты что, не хочешь мне помочь? - томным голосом спросила она. - Это не выкуп, это первый взнос. Они ее покажут за эти деньги, и только. - Я подумаю, - важно ответил Валера, повернулся и исчез за дверью. - Он подумает, - сказала женщина "в никуда", - как будто у него есть чем думать. - Он из Дома? - осторожно спросил я. - Да, но не совсем. Второй этаж, мелюзга. Я стоял дурак дураком. Дама расслабилась с помощью напитка, ее кавалер думал, а точнее - делал вид. Разве такая картина должна наблюдаться в подобной ситуации? Это-мать? Ей-богу, либо Дом населен какими-то моральными уродами, либо мне просто везет на подобных типов. Переминаться с ноги на ногу надоело, и я ушел. Чего угодно я ожидал, но не такой реакции. Мать Руты могла обрушиться на меня с проклятиями, обвинить во всех бедах. Она могла закатить истерику. Я уже не говорю о том, что она могла хотя бы задуматься, что делать! Но так бездарно сидеть и напиваться... Сильвия пришла ко мне около часу ночи. Я только что изрешетил в тире добрый десяток мишеней и, от нечего делать, пересчитывал деньги в чемоданчике. Гостья была окружена парами алкоголя. Она рухнула рядом со мной на диван, уткнулась мне в плечо и принялась плакать о своей тяжелой женской доле. На что может жаловаться женщина, в жизни не ударившая палец о палец, имеющая возможность удовлетворять все свои прихоти со скоростью мысли? Она жаловалась на мужчин. Женщины, мол, существа слабые, им не по плечу решать трудные задачи, а мужчины хоть и умеют это делать, но озабочены другим: как бы урвать что-нибудь для себя. И не найти одинокой тонкой женской душе опоры в мире грубых и хитрых мужчин-эгоистов. Сильвия прямо прилипла ко мне. От нее пахло не только спиртным, но и духами. Тело под тонкой тканью платья грело, как печка. Забавно, не она ли объясняла Руте, что должен делать мужчина, оказавшись один на один с женщиной. Конечно, она очень красива. Сейчас, разглядев в упор ее лицо, я убедился, что морщинки, свидетельницы времени, отнюдь не замаскированы косметикой. Их попросту не оказалось! Фигура изящная, гибкая. Нет, больше тридцати Сильвии не дашь. Но что ей от меня надо? Прямо воплощенная мечта сексуального маньяка: позаниматься любовью и с дочерью, и с матерью. А что у моего отца с ней было? До меня дошло: и я, и Сильвия ведем себя просто по-свински. Неизвестно, ни где находится Рута, ни что с ней делают, а мы тут как подонки какие-то... Но я не оттолкнул Сильвию. Я обнял ее за плечи и стал гладить, как гладят по головке маленького капризного ребенка. Она прильнула ко мне, пробормотала что-то непонятное и... заснула. Немного подождав, я устроил ее на диване, положил под голову подушку и накрыл. А сам вообразил потайную дверь в стене, маленькую комнатку со скромной кроватью и сбежал. Хоть один раз в жизни я не пошел на поводу у инстинктов и избежал соблазна. 15. ЧУВСТВО ЮМОРА Хоть и принято считать, что утро вечера мудреней, мне от этой мудрости перепало не слишком много. Осенила только "гениальная мысль": найти в фантастических мирах, созданных седьмым этажом Дома, либо помощников-суперменов, либо супероружие, способное защитить меня и Руту от превосходящих сил противника. Я загорелся, стал вспоминать фильмы и книги. Первой отпала идея "помощников". Как их завербовать? Что им сулить? Что объяснять? Я вообразил себя входящим в эти миры с чемоданами, набитыми миллионами долларов... Вот уж зрелище не для слабонервных! Куда привлекательней была другая идея. Я представил, как с устройством, извлеченным из какого-нибудь фантастического романа, подхожу к Руте, нажимаю кнопку, и мы оказываемся за прозрачной пленкой, которую не одолеть ни пуле, ни снаряду, ни пламени, ни слезоточивому газу. До армии я читал много фантастики, там подобные оболочки назывались силовыми полями. А где именно они встречались? Все перечитаю, но найду. Времени не будет хватать - растяну сутки, как сделал это однажды, накачивая мускулы. Правда, меня не отпускали сомнения. Подчинится ли мне седьмой этаж? Будут ли предметы из другого мира действовать в нашем? Вроде бы все миры равноправны, и невозможно узнать, находясь в каком-то из них, придуман он или нет. Но без проверки на практике говорить не о чем. Почитав без передышки до четырех часов дня, я нашел два подходящих произведения. К сожалению, действие там разворачивалось на других планетах, героев было мало и похищение или покупка генератора силового поля выглядели совсем не простой задачей. Но времени (даже обычного, нерастянутого) еще хватало, и я решил продолжить свое копание в книгах. В шесть часов вечера, отдыхая от чтения за завтрако-обедо-ужином, я подумал о Руте. Как она там? До встречи целые сутки. Только бы ее не обижали. В тысячный раз в голове прокрутились мои мысли и Рутины слова. Как ее поймали? Она ведь с самого начала хвалилась, что убежит от кого угодно. Что она мне по телефону говорила? Ничего особенного, успокаивала. Странно, не я ее успокаивал, а она меня. Сохраняй, мол, чувство юмора. Как будто мне до шуток. Сколько раз она про этот юмор упоминала? Три или четыре? Ей-богу, что-то здесь не так. Словно намек какой-то. Но что проку от чувства юмора? Я крепко задумался и вытащил на свет божий смутное воспоминание, послужившее основой для подозрения. А подозрение переросло в уверенность. Если Рута что-то имела в виду, то речь шла именно об этом. Закончив рассказ о чудесах седьмого этажа и обсудив вместе со мной пугающе огромную силу его обитателей, Рута не согласилась, что именно они и есть хозяева Вселенной. Она сравнила их с художниками. Недаром же они живут выше всех, их комнаты-мастерские, где создаются миры-картины. Все миры тщательно продуманы и логически непротиворечивы. Об этом заботятся творцы, воплощай они хоть "Братьев Карамазовых", хоть драму из жизни роботов. Обитатели седьмого этажа - художники-реалисты... Их творения законопослушны. Но над седьмым этажом находятся мансарды. Кто живет в мансардах обычных домов? В старину (во всяком случае по литературе) там обитала всякая голытьба: художники-авангардисты, модернисты, сюрреалисты. Те, кто живет в мансардах Дома, если сравнивать их с обитателями седьмого этажа, и есть такие вот авангардисты-сюрреалисты. Рута ухитрилась объяснить это четырьмя-пятью фразами, добавив, что совершенно случайно познакомилась с жителем мансарды, который потряс ее своими способностями. При знакомстве он представился так: "Вся ваша жизнь - это большая-большая шутка. Поэтому зови меня просто Юмор". - Он смешной и страшный, - сказала тогда Рута, - очень смешной и очень страшный. Но, кажется, неплохой. - И нервно передернула плечами, словно мороз пробежал по коже. Та наша встреча была насыщена и любовью, и информацией. Слова о Юморе, который живет на крыше, а также о других обитателях мансард моментально выветрились из моей головы и ожили в памяти только сейчас. Решив не терять ни секунды, я отправился на поиски. Ступеньки, ведущие вверх с лестничной площадки седьмого этажа, были в два раза уже обычных. В полутьме под самым потолком размещались две обшарпанные двери. Я ожидал, что в мансарды входят прямо с крыши. Значит, заблуждался. Кстати, совсем не обязательно Юмор живет в нашем подъезде. Тогда придется опять спускаться и подниматься. Левая дверь не откликалась на звонок минут пять. Гуляют, модернисты чертовы. Вот смешно будет, если в мансардах вообще никого не окажется. Только на свое чувство юмора и останется уповать. Да на сомнительную идею с силовым полем. Через минуту после звонков в правую дверь за ней послышались какие-то звуки. Но дверь не открывалась. Я продолжал названивать еще минуты две. Наконец-то! Дверь распахнулась, за ней стоял одетый в джинсовый костюм мужчина с физиономией то ли алкоголика, то ли дебила. Соломенного цвета нечесаные волосы почти закрывали ему глаза, а странной формы нижняя челюсть придавала лицу сходство с лошадиной мордой. - Добрый день, - я чувствовал себя более чем неловко, но старался не показать это, - знаете ли, мне нужен Юмор. - А сатира тебе не нужна? - Понимаете, Юмор - что-то вроде имени. Этот человек сам так представлялся. Он сказал: "Вся ваша жизнь - шутка. Поэтому зовите меня Юмором". - Слышал, - сказал мой собеседник. - Слышал. Может быть, даже от себя. Значит, я и есть Юмор. Заходи. Мы прошли в аскетически обставленну

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования