Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Павлов Сергей. Неуловимый прайд -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  -
то переплетенных усов. - Что же ты замолчал? - спросил. Леонид. - Перед входом в Рой необходимо болтать беспрерывно. - А когда понимаешь, что это необходимо, так вроде и не о чем говорить. - Верно... Есть такая зависимость. - Может, что-нибудь ему споем? - предложил Дэн. Они посмеялись. - Ничего из этого не выйдет, - сказал Дэн. - Он снова нас выплюнет, вот увидишь. - Посмотрим. - Тут и смотреть нечего. Выплюнет. - Увидим. - Неуловимый он, понимаешь? - Да? - Неуловимый прайд. - Хорошо. Давай дальше... Нужно все время что-нибудь говорить. - Мы уже входим в него... - Самое главное не прекращать разговора. Особенно когда войдем. - Когда войдем, полыхнет красным, и все. Вот видишь, уже начинается... - Это пчелиное жужжание и прошлый раз было? - С Маккоубером? Нет, прошлый раз его не было. Смотри, какая воронка!.. - Да, вижу. Километров десять в диаметре. - Двенадцать. Ну и махина!.. Смотри, мы идем прямо в раструб. - Вижу, конечно. Осторожненько притормози. - Не стоит. Мы сближаемся очень медленно. Гляди-ка, что творится в воронке! Будто водоворот! Слушай, Лео, а ведь сливы иногда глотают прямо с косточками... - Страшно? - Нет... Удивительное дело! Мы уже почти в воронке, а красное не появляется. Это, наверное, работают твои извилины, Лео. - И твои тоже. Молодец. Продолжай говорить. - Все, - сказал Дэн. - Уже розовеет... - Да, - сказал Леонид. - Сейчас полыхнет... Жаль. А я уж подумал, что нам удалось. Красный вихрь вошел и остался. - Нет, - сказал Дэн. - К сожалению, не удалось. А задумано было прекрасно... Ну что ж, хоть прокатимся вниз вдоль этой льдины. Отлично скользит. А на вид какая-то желтая и бугристая, хотя все вокруг очень красное... - Ничего, - сказал Леонид. - Главное, чтобы скользила... - Правда, весело? Жаль, что здесь нет Бригитты. - Нет, это как раз хорошо. Могут быть перегрузки. Дэн рассмеялся. - Для Бригитты что есть перегрузки, что нет. Ей все нипочем! - Смотри, - сказал Леонид. - Льдина кончается. - Да. А впереди красное море... Одна половина красная, другая оранжевая. Вдоль берега золотая кайма... - Ты не на берег смотри. Видишь, какой пузырь выпирает из моря! - Разве это пузырь! Это столб поднимается. Красный, раскаленный столб. Куда он прет? Да быстро как!.. - Верхушка рассыпается фейерверком. Дэн, это не столб. Это взрыв. - В жизни не видал таких длинных взрывов!.. А море стало прозрачным. Видишь? Несколько террасовых этажей, и все обведены золотой каймой по внутреннему контуру. - Раскаленная бездна... Вот еще одна льдина явилась. Не там - прямо над головой. Как материк... Желтый светящийся материк. - Справа тоже идет материк. Только черный... - Наверное, они сейчас столкнутся, Дэн. - Наверное... Уже почти касаются краями. Ну, кто кого?.. - Никто никого. Черный материк идет повыше, и они сойдутся, как ножницы. - Да. И разрежут на две половинки вон тот сияющий синий шар. - Вряд ли... Это, видимо, плазменный шар. Что-нибудь вроде шаровой молнии, величиной с Амальтею... Вот видишь, взорвался. - Странно как-то взорвался. Просто расплескался синими волнами. А волны, действительно, будто взрываются. Мельтешат синими судорогами... Посмотри-ка, Лео! Я видел, как под черным материком что-то блеснуло, и вот теперь сквозь него растет фиолетовый гриб. Шляпка черная и клубится... - Это он кажется фиолетовым, потому что сам он красный, но его окружает синяя оболочка. Видишь, она поднимается вверх и оплывает под шляпкой... - Посмотри на меня. - Дэн рассмеялся. - Я такой же, как ты? Вот потеха! - Чего веселого? Лицо как апельсин и будто стеклянное... А ниже ты почти совсем прозрачный - просто красный стеклянный скелет! - Ты выглядишь нисколько не лучше. Вот потеха! И мослы у тебя вперед коленками, словно присел, и руки вперед... Выпрями ноги. - Нет, не могу. - И я не могу. Словно присел и не могу разогнуться... - Руки у тебя очень длинные, Дэн. Они и так длинные, а когда кости - еще длиннее. Опусти их. - У меня в руках что-то есть, Лео. Я могу это сжимать, но когда сжимаю, мне тяжело и трудней говорить. - Мне тоже... гораздо трудней. И все вокруг расплывается. Ничего, Дэн, я потерплю. А ты нажимай. У тебя в руках управление катером... Леонид почувствовал, что погружается в красную мглу. Глубже, глубже и глубже, и красное становится все темнее, темнее, а потом начинается черное, и дышать уже почти невозможно... Но это быстро проходит, и черное раскаляется до жаркой красноты, и снова туда погружаешься, но уже с другой стороны, и так погружаться значительно легче, хотя дышать по-прежнему трудно. Черное несколько раз возвращалось, но уже не такое широкое - просто большими тяжелыми гладкими валунами, и гладко накатывалось, сжимая дыхание... Потом в ушах прорезался вон. Леонид с огромным трудом приподнял тяжелые веки, и ему показалось, что в сером пространстве туманно светят огни. Надоедливый непрекращающийся вой заставил его прийти в себя окончательно. В рубке светились приборы. На экране переднего обзора судорожно вспыхивали отсветы зеленых зарниц, мельтешили зеленые искры. Катер трясло и подбрасывало, как на ухабах проселочной дороги, руки на подлокотниках ощущали вибрацию, надрывно и жутко выло в ушах, и к вою примешивался отдаленный гул... В скафандре было до невозможности жарко. Леонид приподнял стекло, но тут же захлопнул - воздух в рубке был удушающе жаркий и с резким, неприятным запахом... - Дэн! - позвал Леонид. Ответа не было. Катер трясло и швыряло из стороны в сторону, голова Леонида тряслась в шлеме. Ему стало страшно. Тряска и вой... Но больше его испугало молчание Дэна. - Дэн!.. Ты меня слышишь?! Ответа не было. Закованное в скафандр тело пилота покачивалось в кресле, руки лежали на подлокотниках, и Леониду вдруг показалось, что Дэн без сознания. Несмотря на жару в скафандре, Леонида прошиб холодный пот. Что-то нужно было делать... Что-то нужно было делать немедленно!.. На пульте, прямо против левого подлокотника, сияла красная кнопка. Последнее средство... Леонид отстегнул плечевые ремни, потянулся к пульту. До кнопки он дотронуться не успел. Дэн перехватил его руку, резко отшвырнул в сторону и снова вцепился в рукоять управления. Леонид почти без сил откинулся в трясущемся кресле. - Застегни ремни! - прорычал Дэн. Леонид застегнул. Катер трясло и швыряло, вой нарастал, гул, жара, перегрузки, вибрация, но с Дэном было все нормально, и Леонид ощутил огромное облегчение. - Я ничего не понимаю, Дэн, - сказал он. - Где Рой? Что, наконец, происходит? Ответа не было. Экран заливало полыхание зарниц, мелькали искры. Казалось, в такой кутерьме ничего разглядеть невозможно, однако едва под верхним обрезом экрана возникла зеленая мутная точка, Леонид сразу остановил на ней взгляд. Дэн странно крякнул, шевельнул рукояткой, и мутная точка, дрожа и покачиваясь, вышла на центр. Леонид услышал в наушниках шорох и звонкий щелчок, Дэн хрипло произнес: - "Мастодонт"-шесть, "Мастодонт"-шесть! Я - "Тайфун"-двадцать пять. Вошел в атмосферу. Выйти не в состоянии. Принимайте в режиме экстренной посадки. Разогрев корпуса предельный. Примите меры предосторожности. Леонид подался вперед и сжал подлокотники до хруста в пальцах. Точка в центре экрана расплывалась мутным продолговатым пятном. Сквозь завывание, шорох и треск был слышен чей-то далекий голос: "Принимаем вас, принимаем... Понял вас хорошо. Принимаем. Держите пеленг. Удачной посадки!" Леонида грубо швырнуло назад и вдавило в сиденье. Перед глазами поплыли цветные круги... Когда он опомнился, катер била тяжелая дрожь и Леониду вдруг показалось, что накалившийся корпус не выдержал. Он снова вцепился в свои подлокотники и с замиранием сердца вслушался в грохот и вой, с надеждой, что корпус все-таки выдержит. Раздался скрежет... Леонид зажмурил глаза, но его так встряхнуло сильнейшим ударом, что лопнули плечевые ремни. Наступила неясная тишина. Тряски не было. Что-то лопнуло очень близко и оглушительно, металлически загрохотало и стихло, и Леонид, наконец, догадался, что это посадка и Дэн отстрелил боковой люк. - Быстрее, быстрее! - хрипел Дэн и тащил его за руку. В рубке стоял зеленый туман. Они протиснулись в люк, наткнулись на невидимые в тумане поручни. Дэн тащил его за руку дальше, и они скатились вниз по металлическим ступенькам трапа. Сквозь клубы тумана жарко светилось что-то багровое. Потом откуда-то со стороны ударили лучи прожекторов, зашевелились голубыми дымящимися столбами. - Быстрее, быстрее!.. - хрипел Дэн, не выпуская руки Леонида. Они бежали под слепящий свет прожекторов. Дэн быстро нашел отверстие кессона, ударом плеча втолкнул туда Леонида, впрыгнул сам, и отверстие с гулом закрылось. Они стояли, тяжело дыша, Дэн все еще держал Леонида за руку. Леонид попробовал освободиться. Дэн его отпустил. Кессон был освещен, но сквозь плотный туман они почти ничего не видели. Где-то далеко провыла сирена, и пол внезапно ушел из-под ног. Взмахнув руками, они повалились друг на друга. Леонид сел и ощутил через пол еще одну судорогу, но послабее. - Вот и все!.. - произнес Дэн. Было слышно, как он облегченно вздохнул. Потом он добавил уже с огорчением: - Хорошая была машина... - Взорвалась? - спросил Леонид. - Нет, - сказал Дэн. - Это было бы слишком... Просто вышвырнули ее отсюда. На всякий пожарный случай. - Он хлопнул Леонида по плечу и хрипло рассмеялся. - Счастливчики мы с тобой, Лео! Не нащупай мы вовремя "Мастодонт" - болтались бы в средних слоях атмосферы и ждали спасателей... Здешние ребята молодцы, справились великолепно. Знаешь, чем они рисковали? - Представляю... - То-то. - Дэн помолчал. - А Ютавр показал нам свое дружелюбие... Век не забуду. Ловко он мне мозги затуманил... - Дэн, я ведь насчет дружелюбия в шутку сказал. Ютавр, конечно, штуковина сложная. Но ждать от него дружелюбия или враждебности, все равно что сделать попытку... ну, скажем, рассмешить станцию "Мастодонт". - О, станцию мы уже рассмешили! По крайней мере - ее экипаж. Скоро откроют кессон, и будет все так, как ты рассказывал мне о спасателях... Ладно, Лео, самое страшное позади. Все-таки мы его поймали! Прайд оказался не так уж неуловим. - Нет, - оказал Леонид. - Еще не поймали. Но поймаем. И, может быть, даже приручим. - Слушай, Лео... Ты понял, что он там нам показывал? Грибы, шары, желтые льдины... - Ничего он нам не показывал, Дэн. Просто он переваривал какую-то информацию, и мы случайно кое-что подсмотрели. Возможно, он переваривал информацию о Юпитере... Это уже хорошо. Мы сумеем найти надежный и безопасный способ подсматривать дальше... Туман рассеялся. Беседуя, они сидели рядом, обхватив руками колени. Туман осел на стенах и потолке, и сверху капало. Гермошлемы блестели от влаги. - Ну, все, - сказал Дэн, - кессон открыли. Он тяжело поднялся и, прихрамывая, побрел на выход. Следом тяжело поднялся Леонид. Встречающих было много. Собрался едва ли не весь экипаж. Шумное оживление. Мешая друг другу, стащили с неожиданных гостей скафандры, отвели в душевую, прополоскали как следует, переодели. Вопросы, нескончаемый поток вопросов. "Как самочувствие?" - "Великолепное". - "Никто не ранен?" - "Нет, обошлось". - "Как вас угораздило провалиться в Юпитер?" - "Сами удивляемся". - "Вам повезло. Мы сегодня подняли станцию на двадцать километров выше". - "У нас сегодня сплошное везение". - "Что нового в Дальнем?" - "Дальний празднует". - "Как проходят праздники?" - "Мы и сами не прочь бы это узнать..." - "Вам у нас нравится?" - "У вас прелестно!" - "Тогда мы вас соблазним, и вы перейдете работать в наш Проект!" - "Не раньше, чем мы провалим свой окончательно". - "Вы знаете, Русанов, почему ушел Маккоубер?" - "Догадываюсь. Но это очень длинная история"... Леонид улучил момент и шепнул начальнику станции Тойво Ряннелю: "Мне срочно необходима связь с Дальним. Если можно, конечно". "Да, это можно", - спокойно сказал Ряннель и повел Леонида в рубку связи. Леонид объяснил связистам, что ему нужно. Его пригласили в салон видеопереговоров и усадили перед большим экраном. Связь наладили быстро. "Мастодонт"-шесть, Европа и Амальтея находились в этот момент "на луче", то есть, в зоне прямой радиовидимости, и через несколько минут Леонид увидел на экране плохое изображение диспетчера связи Ю-Центра и едва признал в нем Марка Живилло, хорошего дельного парня, которого, если связь была скверной, барражировщики-острословы обзывали Жаком Мертвилло. Изображение все время дергалось и норовило уйти в перекос. "Отличное изображение, - уверяли связисты. - Лучше не будет". - Привет, Марк! - сказал Леонид. И на всякий случай полюбопытствовал: - Ты меня узнаешь? - Никак Русанов?.. - неуверенно спросил Марк. - Он самый. - А что же мне сказали, что связь затребовал "Мастодонт"?! - Все правильно. - Ничего не пойму... Я же тебя вчера в Зимней Пирамиде видел! - А сегодня видишь на "Мастодонте". Ладно, Марк, дело не в этом. Дело в том, что мне нужен Крамер. Улаф Крамер. Ты ведь знаешь Улафа? - Конечно, знаю. А ты знаешь, что сейчас творится в Дальнем? - Представляю. - Позволь, но где же я буду искать тебе Крамера? - Позволяю где хочешь. Мне нужен Крамер. Срочно. Живой ли, полуживой ли, но мне нужен Крамер. Понял? - Понял... - сказал Марк. - Побудь на связи. Четверть часа Леонид провел в томительном ожидании. - "Мастодонт"-шесть, "Мастодонт"-шесть! - позвали с экрана. Леонид подошел. - Ну? - Все оказалось просто! - сообщил Марк. - Крамер был дома. Я подключу тебе его домашний видеотектор. - Полезный ты человек, Марк, - похвалил Леонид. - Он спал. Я едва сумел его разбудить. - Я так и подумал. - Вчерашний вечер его, наверное, ужасно утомил. - Наверное, - сказал Леонид. Марк посмеялся. - Так я подключаю? - Да, - сказал Леонид. - Подключай. Дверь из рубки открылась, в салон заглянул связист-атмосферник, рыжий парень с умным и строгим лицом. - Разговор не затягивайте, - посоветовал он. - "Мастодонт" входит в зону верхнеатмосферного ионного циклона. Я не могу поручиться, что через десять минут мы сможем держать связь так же стабильно. На экране замелькали фиолетовые зигзаги. Потом изображение стабилизировалось, и Леонид увидел Крамера. У Крамера были непричесанные волосы, опухшие глаза и небритые щеки. - Привет, Улаф! - сказал Леонид. - Прости, что разбудил. - Привет, привет!.. - Крамер потер ладонью небритый подбородок. - Ты откуда? - Я с Дэном Фростом на "Мастодонте"-шесть. - А... То-то, я смотрю, у меня экранчик дергается. Значит, в Рой тебя носило? Как Маккоубера... - Вот что, Улаф. Болтать особенно некогда. Наш "Мастодонт" в зоне ионного циклона, и связь с минуту на минуту может прерваться. Так слушай меня внимательно. Катер погиб, и мы здесь немного застряли. Во-первых, ты должен немедленно разыскать Бригитту и Надию и суметь их успокоить. Во-вторых, немедленно свяжись с диспетчером на Ио, дай ему знать о нас, чтобы он не успел удариться в панику и растрезвонить на всю Систему о пропаже "Тайфуна"-двадцать пять. И попроси его подогнать "ЮП-Следопытов" в район орбитального дрейфа нашего Роя. - Тоже немедленно? - спросил Крамер. - Немедленно и пренепременно. - Понятно... - Изображение дрогнуло и потянуло лицо Крамера вкось. - Значит, с Роем что-то происходит?.. - Мне отсюда не видно, - сказал Леонид. - Не перебивай меня, мне нужно успеть сказать основное. Разыщи там наших ребят и засади их за пульты дистанционного наблюдения. С Роя глаз не спускать!.. Теперь я вкратце обрисую тебе ситуацию. Рой - сверхсистема, а Маккоубер - гений, намеренно создавший эту сверхсистему. Намеренно, Улаф! Маккоубер - гений Проекта. Я ошибался, думая, что он ушел, якобы убедившись, что погубил Проект собственными руками. Нет, Улаф! Он сбросил в Рой Ц-стержни и тем самым блестяще завершил первую стадию Проекта созданием сверхсистемы Ютавр. И ушел единственно потому, что, как честный и дальновидный ученый, не счел себя вправе оставаться во главе Проекта во второй его стадии. Он понимал, что со сверхсистемой ему не справиться, и абсолютно верно решил, что Ютавром должны заниматься более компетентные в этой области специалисты. Ты спрашивал вчера, будут ли у нас идеи для продолжения Проекта. Так вот, основная идея - это не считать Маккоубера глупцом и продолжать реализацию Проекта. А идеи конкретной реализации уже прорастают, Улаф. Например, у меня уже есть основание полагать, что девять сгустков Ютавра - это метод его формирования на основе информации, воспринятой Роем из Большого Космоса. На основе БК-информации, Улаф! Ты знаешь, что такое альбастезия? Для нас альбастезия - это вполне вероятный способ получать от Ютавра всю информацию. Всю, Улаф! И Ю-информацию, и БК-информацию, уж и не знаю, что важнее... Ютавр - интересное созданьице, Улаф. И очень ценное для человечества. И очень универсальное. От него мы должны получить в миллиарды раз больше всяческой информации о Вселенной, чем надеялись, когда начинали Проект. И не нужны нам теперь ни "Слоны", ни "Муфлоны", ни "Физлеры". И "Магистр" нам не нужен в его теперешнем качестве. Систему "Магистр" нам придется по-новому переосмыслить... Понимаешь, Улаф? Крамер молчал. - Ты меня слышишь? - обеспокоился Леонид. - Ты все сказал, сын льва? - спросил Крамер. - Да. Как будто... Крамер взъерошил волосы и надвинулся на передатчик видеотектора: - Теперь повтори мне все сначала и немного помедленнее. К сожалению, я не гений. Я не Эйнштейн, не Маккоубер и даже не Леонид Русанов. Я рядовой математик, обыкновенный специалист по моделированию информационных систем. - Сверхсистем, - уточнил Леонид. - О, ты, кажется, предлагаешь мне новую должность? Так понимать? - Нет, не так. При чем здесь я? Жизнь предлагает. Авт.сб. "Акванавты"

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования