Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Давыдова Наталья. Сокровища на земле -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
Кит Лаумер. Сокровища звезд ----------------------------------------------------------------------- Keith Laumer. The Star Treasure (1971). Пер. - Г.Любавин. Авт.сб. "Разрушители планет". СПб, "Северо-Запад", 1997. OCR & spellcheck by HarryFan, 27 November 2001 ----------------------------------------------------------------------- ПРОЛОГ Двери распахнулись, и в комнату вошел высокий подтянутый старик в адмиральском мундире. Он остановился и отдал честь. - Доброе утро, адмирал, - сказал человек, сидящий за огромным столом. Он неторопливо вертел в руках серебряную ручку. Кроме нее и сложенной стопкой бумаги, на столе ничего не было. - Рад вас видеть. С тех пор как вы ушли в отставку мы, кажется, не встречались. - Он едва заметно улыбнулся. На темном лице проступила почти невидимая сеточка морщин. - Я просил о встрече две недели назад, - сказал старик. Его давно утративший звучность голос был все еще сильным. Обрюзгшее и осунувшееся с возрастом лицо выглядело мрачным. - К сожалению, в последнее время я очень занят, - спокойно ответил сидящий за столом. - Я знаю, - проговорил посетитель. - Именно поэтому я и пришел к вам. - Адмирал, я прочел вашу записку и понимаю вашу озабоченность. - Улыбка хозяина кабинета стала менее радушной. - Вы делаете серьезную ошибку, лорд Имболо. Мне неизвестны причины того, что происходит, но какими бы они ни были, эти обвинения ошибочны. Сидящий очень осторожно, словно имел дело с чрезвычайно редким и хрупким предметом, положил ручку на стол и вздохнул. - Ошибки нет, адмирал... - начал он. - Но обвинения абсурдны! - перебил его старик. - Вас обманывают, Имболо! - Не думаю, адмирал. - Вы обязаны прекратить этот погром, Имболо. Так не может продолжаться! - Голос старика дрожал. - Адмирал, вы долго и преданно служили Обществу, и вам трудно поверить, что происходят изменения... - Мне прекрасно известно об изменениях, Имболо. Я слышал речи хетеников. Я видел подпольные газеты. И я не имею с этим ничего общего. Меня волнует судьба Флота! Традиции, складывавшиеся в течение трех столетий, разрушаются. Полчища доносчиков, фискалов - этих крыс - пробираются повсюду, на каждый уровень командного состава... - Вы не располагаете всеми фактами, адмирал. Поверьте мне. - Я не успокоюсь до тех пор, пока не получу от вас обещания, что все дела будут пересмотрены, ваши информаторы отозваны и люди восстановлены на службе! - Это невозможно! - отрезал Имболо. Рука старика скользнула под застегнутый на серебряные пуговицы китель, и он вытащил плоское короткоствольное энергетическое ружье. Не говоря ни слова, он поднял его, навел на лицо лорда Имболо и нажал на курок. Какое-то время, показавшееся ему вечностью, он продолжал глядеть в прицел ружья и в конце концов понял, что ничего не произошло. Его рука медленно опустилась, он весь как-то сжался и стал просто согбенным стариком в нелепо сидящем мундире. Лорд Имболо постучал по едва заметному пятнышку на крышке стола. В тот же миг в комнате появились два охранника в форме Флота. - Адмирал нездоров, - тихо проговорил лорд Имболо. - Проследите, чтобы о нем позаботились. Ружье с мягким стуком упало на пол, охранники взяли несостоявшегося убийцу за руки и вывели из комнаты. Лорд Имболо посмотрел им вслед, вздохнул и вновь склонился над списком офицеров и гражданских лиц, подозревавшихся в ненадежности и других преступлениях против Компаний и Общества. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ 1 Гардемарин Блейн был уволен со службы в 08:00 часов в шестой день недели, в тридцать пятый день пятого месяца 2190 года. Эта церемония состоялась на парадной палубе корабля "Тиран", весом пятьдесят миллионов тонн, во время его стоянки у Каллисто, в девяти месяцах пути от Терры к Юпитеру. Блейн - стройный, рыжеватый паренек, год как из Академии - покорно стоял по стойке смирно, пока коммодор зачитывал приговор суда: виновен в попытке взорвать бомбу с целью разрушить главный корабль Флота. - В прежние годы, - говорил коммодор, - человека, предпринявшего пусть даже безуспешную попытку разрушить корабль, а значит, лишить жизни восемнадцать тысяч товарищей, ожидала страшная месть. Но ныне закон утверждает, что общество не может требовать смертной казни за подобные преступления. Чарльз Йейтс Блейн, Общество возлагало на вас надежды, верило в ваши способности и преданность. Ныне вы лишаетесь этого доверия. Общество дало вам положение и обязанности, от которых теперь вы освобождаетесь. Общество даровало вам гражданство и привилегии пользоваться его благами, ныне эти привилегии отменяются. Вы более не член Объединенного Флота Планеты и не имеете права носить форму. Забили барабаны. Коммодор подошел к Блейну, сорвал знаки гардемарина с его воротника и золотые нашивки с обшлагов и бросил их на пол. Туда же полетели серебряные пуговицы с орлом - символом Флота. Блейн не двигался, лишь слегка покачивался при каждом рывке. По его лицу бежали слезы. Барабаны смолкли. В гнетущей тишине вице-коммодор произнес: - Чарльз Блейн, бывший офицер, бывший гражданин, сейчас вас увезут на гауптвахту и будут держать там до прибытия дежурного корабля Флота, который доставит вас к месту назначения, где вы свободно, без помощи и помех со стороны Общества, доверие которого потеряли, распорядитесь своей судьбой. На лице коммодора появилась едва заметная усмешка. - Уведите его, - приказал он. Вновь ударили барабаны; караул выстроился в два ряда вдоль палубы, и Блейна повели сквозь строй мужчин и женщин, которых он пытался убить. Прочь из нашей жизни. Старший помощник вахтенного командира Пол Дэнтон спросил меня: - Что ты думаешь обо всей этой церемонии, Бен? - Анахронизм, - сказал я. - Несколько нарочитый, но действенный. Когда пуговицы полетели на палубу, я отказался от своих планов взорвать корабль. - Интересно, Блейн и в самом деле собирался это сделать? - Наверное, если только это не уловка для того, чтобы очутиться где-нибудь на необитаемом Острове в мире Класса 1. Я улыбнулся собственной шутке, но Пол был задумчив, казалось, он всерьез размышляет над такой возможностью. - Может быть, у него была какая-то веская причина, Бен? - Для того, чтобы прикончить нас всех? Может быть, мы и не самая лучшая компания в мире, но это не оправдывает таких крутых мер. - И все-таки почему? - продолжал Пол. - Пол, я надеюсь, ты не читаешь памфлеты хетеников, а? Я спросил шутки ради, но вопрос мой прозвучал как-то неловко. - Возможно, приверженцы хетеников в чем-то правы, - сказал он. - "Мы ненавидим ненависть и убьем любого представителя мерзкой, вонючей культуры, который с нами не согласен", - процитировал я на память. - Они фанатики, конечно, - сказал Пол, - но есть ли у нас право пренебрегать чьим-либо мнением? Времена другие... - Ты пытаешься мне что-то сказать, Пол? - Совсем нет. Я ищу ответы. Служба на корабле шла своим чередом. Мы летели к Сатурну. Ежедневная вахта длилась всего четыре часа, а по вечерам были танцы и банкеты, лекции, концерты - развлечения, в общем. Среди десяти тысяч женщин экипажа было достаточно молодых и красивых, и это делало жизнь приятной. Проходили недели. Время от времени мы с Полом встречались, но больше не обсуждали хетеников и основы цивилизации. Я совсем забыл о нашем разговоре и вспомнил о нем лишь в ночь своего ареста. Как-то вечером в мою дверь тихо постучали - корабельная полиция. Они были очень любезны: наилучшие пожелания от капитана и не явится ли мистер Тарлетон на мостик в удобное для него время? Их руки ни разу не коснулись висящих на бедрах пистолетов, но тем не менее я не забывал, что они там есть. Они стояли поблизости, пока я брился, ровнял виски, натягивал китель. Один из них сопровождал меня наверх, другой - остался у моей каюты и смотрел нам вслед. Я оценил его деликатность: обыск в каюте офицера в присутствии самого офицера из этических соображений нежелателен. Мы долго шли к лифту палубы, а потом долго поднимались на территорию G. "Тиран" не был одним из тех современных шедевров кибернетики, которые управляются десятком человек. Его коридоры тянулись более чем на сто миль. Мы не прошли и малой доли, шагая в мертвой тишине, похожей на ту, что наступает перед тем, как гроб уезжает в печь крематория. Вооруженные охранники пропустили нас в большие бронированные ворота с надписью: "Палуба командования. Вход по спецпропускам". В коридоре охранник с лицом, похожим на сжатый кулачок, потыкал кнопки на панели. Внутренняя дверь отворилась, я вошел, и дверь мягко закрылась за мной. Я стоял на мягком сером ковре, вдыхая слабый запах гаванских сигар и старого бренди. За большим выпуклым окном из кварца, занимавшим всю противоположную стену комнаты, висел Сатурн. Комната освещалась им, будто прожектором сцена. Но именно этот пейзаж за окном устранял налет театральности происходящего. Он был воплощением того, каким должен быть коммодор Флота: высокий, широкоплечий, волевой подбородок и посеребренные сединой виски. Черты лица как у человека с плаката вербовки новобранцев. Расстегнутая пуговица рубашки открывала волосатую грудь. Большой перстень сиял в тусклом свете лампы, поставленной так, чтобы освещать лицо посетителя. Я отдал честь, он сделал движение пальцем, и я сел. Коммодор взглянул на меня, и воцарилось напряженное молчание. - Вам нравится на Флоте, лейтенант? - Голос напоминал звук валуна, катящегося по обшивке палубы. - Я вполне доволен, сэр, - ответил я. Я был скорее озадачен, чем встревожен. Он кивнул, как будто я ему что-то объяснил. Возможно, так оно и было. - Вы из флотской семьи, - продолжал он. - Адмирал Тарлетон был выдающимся офицером. Я имел честь служить под его командованием. Смерть адмирала явилась для всех нас большой утратой. Я ничего не ответил. Большинство офицеров Флота служили под командованием моего отца. - Мы живем в смутные времена, лейтенант, - сказал коммодор. - Во времена, когда человек постоянно проверяется на верность. У меня было такое ощущение, что все это говорится не только для меня. В углу за моей спиной раздался шорох, я обернулся и увидел еще одного посетителя, который, сложив руки на животе, стоял у застекленного книжного шкафа. Это был Краудер - низенький, с жирной шеей, широким задом и соответствующим лицом человечек. Я знал о нем лишь то, что он является гражданским советником в штате коммодора. Меня удивило его присутствие. В ответ на мой поклон широкий рот Краудера расплылся в улыбке. К моему удивлению, он заговорил: - Коммодор Грейсон хочет сказать, что некоторые сбитые с толку личности не понимают, что интересы Компаний и Флота едины. У него был какой-то странный вибрирующий голос, казалось, он вот-вот сорвется на фальцет. Я стоял и ждал, что сейчас сверкнет молния и уничтожит несчастного, который был настолько глуп, что прервал коммодора, да к тому же совсем невпопад. Но коммодор, как хорошо воспитанный человек, лишь чуть-чуть нахмурился. - Оценивая то, что можно было бы назвать субъективными аспектами сложной ситуации, любой младший офицер находится в невыгодном положении, - сказал он. - Жизнь в Академии изолирована; обязанности патрульной службы Флота бросают человека с места на место. - Он дружески улыбнулся мне, как бы стирая между нами разницу в возрасте и положении. Или почти стирая. Под внешним обаянием я уловил отсвет чего-то зловещего, будто вода в трюме. - Вы были довольно близко знакомы со старшим помощником командира Дэнтоном?.. Задав этот вопрос, Краудер осекся, будто сказал лишнее. Я медленно обернулся: - Что значит "был знаком"? - Вопрос прозвучал резче, чем мог позволить себе младший офицер, обращаясь к советнику коммодора. - Безусловно, я имел в виду - знакомы. Его голос по-прежнему был мягким и вкрадчивым. - Я знаю старшего помощника командира с детства, - ответил я. - Каковы же взгляды старшего помощника Дэнтона относительно верности Флоту и Компаниям? - Тон Краудера стал несколько жестче. - Старший помощник Дэнтон - самый лучший человек из тех, что я знаю, - сказал я. - Но почему вы спрашиваете? - Вы должны лишь отвечать на мои вопросы, лейтенант, - сказал Краудер. - Довольно, Краудер, - прогремел Грейсон. Однако вместо того, чтобы исчезнуть, Краудер отлип от стены и вышел в освещенную часть комнаты. Он хмуро взглянул на меня и повернулся к высокому человеку за столом. - Видимо, вы недостаточно понимаете ситуацию, коммодор. Это вопрос безопасности. Я посмотрел на рыхлое лицо советника и на его толстую шею в том месте, где воротник натер ее докрасна. Я ожидал, что коммодор раздавит этого мелкого чиновника, как клопа, но он лишь побледнел, кашлянул и устремил взгляд куда-то мимо меня. Казалось, его глаза ничего не видят. Тишина явно была предгрозовой. - Итак, Тарлетон, - произнес Краудер голосом, напоминающим звук пилы, - когда вы в последний раз видели Дэнтона? Я молчал и смотрел на коммодора. Наконец он перевел взгляд на меня: - Отвечайте на вопрос. - Его губы еле двигались. - Не знаю, - ответил я. - Что вы хотите этим сказать? - недовольно проговорил Краудер. - Я хочу сказать, что не знал, что это был последний раз, - ответил я и стал с любопытством рассматривать лицо Краудера, стараясь хоть что-то понять. Где-то внизу под ребрами подкатывала тошнота. "Пол, Пол, что они с тобой сделали?.." - Хитришь, парнишка, - прорычал Краудер. Я пытался поймать взгляд Грейсона, но того уже будто и не было в комнате. Он был где-то далеко, там, где в высокой башне, возвышаясь над всеми спорами и дрязгами, все еще существовало слово "ранг". Я был одинок. А Краудер все ждал, покачиваясь на каблуках. Я поднялся и встал перед ним. - Я не парнишка, мистер Краудер, а младший офицер. И если это допрос, то я требую записать его на пленку. - И я потянулся к кнопке на столе коммодора, но Краудер опередил меня и накрыл ее своей рукой. - Мистер Тарлетон, советую вам осознать положение, в котором вы оказались, и оказать мне помощь, на которую я рассчитываю. - Он украдкой посмотрел на Грейсона. - На которую мы рассчитываем, коммодор и я. - Что вы хотите от меня услышать? Пока я не понимаю, что вы от меня ждете. - Говорил ли вам Дэнтон о чем-либо... О каком-нибудь, э-э, открытии, которое, как ему казалось, он сделал? Или о секрете, который он якобы раскрыл? Я изобразил задумчивость. - Он действительно говорил... - Да, да? - Краудер торжествующе посмотрел на Грейсона. - ...что шамбертен, который подают в кают-компании, немножко горчит, - сказал я. - Но я не думаю, что это для кого-нибудь секрет. Выступающая вперед челюсть Краудера отвисла, а маленькие поросячьи глазки превратились в узкие щелочки. - Остришь, да? Его слова падали, как тараканы в суп. Он потянулся к кнопке на столе, но тут ожил Грейсон. Он встал, нависая над представителем безопасности, словно джинн над Аладдином. - Довольно, - грозно проговорил он. - Никто не имеет права обвинять моих офицеров без достаточных на то оснований! - Он замешан в этом! - настаивал Краудер, но руку убрал. - Представьте мне доказательства, - сказал Грейсон. - И тогда поговорим. - Дайте его мне на час, и у меня будут все доказательства! - Взгляд Краудера жег меня, как паяльник. - Убирайтесь, Краудер, - прошептал Грейсон. Чиновник открыл было рот, но промолчал. Все-таки он знал, когда свое мнение следует оставить при себе. Краудер гордо прошествовал к двери, обернулся, оглядел ковер, обшитые панелями стены и с улыбкой всезнающего человека посмотрел на Грейсона. - Поживем - увидим, коммодор, - сказал он. Его усмешка делала эту фразу оскорбительной. Когда дверь за Краудером закрылась, Грейсон взглянул на меня. Мне показалось, что он хочет мне что-то сказать. Но так ничего и не сказал. Да я бы ему и не поверил. - На этом все, мистер Тарлетон, - бесцветным голосом произнес он. - Считайте, что до дальнейших указаний вы под домашним арестом. Коммодор сидел за столом, как и в тот момент, когда я вошел. Но сейчас все было иначе. Он уже не был олицетворением чего-то высшего - просто попавший в ловушку старик. Вернувшись к себе, я позвонил Полу, но никто не ответил. 2 Я разделся и встал под душ, а потом попользовался массажером, но все равно чувствовал себя так, будто меня вывозили в грязи. Когда я надевал свежую рубашку, в нагрудном кармане что-то зашуршало. Это была сложенная вчетверо и запечатанная капелькой красного воска записка на тонкой голубой бумаге. Она была короткой и деловой: "Бен, это моя девяносто вторая записка, поэтому не мешкай. Мне кажется, я напал на след чего-то очень опасного. Если мне придется исчезнуть, это будет означать, что я был прав. Не хочу впутывать тебя в это дело, но прошу сообщить Трилии: "Подтвердилось". Пожалуйста, сделай это для своего друга. Пол". Пытаясь докопаться до смысла, я прочел записку трижды, но так ничего и не понял. Затем бумага стала пеплом и развеялась в пыль. Зазвонил телефон. - Лейтенант, - раздался в трубке осторожный голос. Я узнал его. Это был сержант Макдональд, ответственный за катера. - Послушайте, сэр, может быть, я не вовремя, но я получил шифровку за номером семьдесят восемь. - Ну и?.. - Это шифровка о срочном изменении места стоянки. Через несколько часов "Тиран" уходит... а у нас недостает двух катеров. - Продолжайте. - Старший помощник Дэнтон отчалил в две тысячи часов, четыре тридцать по Восточному Поясному времени. - Пункт назначения? - Станция Феба. Я задумался. Кроме маяка и кое-какого аварийного оборудования, на Фебе ничего не было. Ничего такого, ради чего стоило посылать старшего помощника одного на задание, когда он свободен от вахты. - Вы говорили о двух катерах, Макдональд. - Через полчаса после старшего помощника появился Хетчер и взял катер типа G, один из тех, на которых установлены спаренные двадцатимиллиметровки. И все заряжены. Этот сукин сын еще все проверил. Я задумчиво покусывал губу. Все это мне вовсе не нравилось. Подчиненный Краудера Хетчер - грубый, недалекий человек, он способен на любую подлость. - Отлично, - сказал я. - Подготовьте девять-два. Через несколько минут я буду. Я попросил по телефону, чтобы мне принесли выпить, проглотил половину, закончил одеваться и приоткрыл дверь: коридор был пуст. Я вышел и направился к палубе Y. Меня не покидало ощущение, что все происходящее - дурной сон. Макдональд встретил меня в стартовом отсеке. Это был невысокий крепкий вояка. Его круглый череп покрывали рыжие волосы, а нижнюю челюсть пересекали шрамы от ожога при взрыве на шлюпочной палубе в восемьдесят восьмом году. - Все готово, сэр, и с полным запасом, - сказал он. В глазах Макдональда читался вопрос, но, ничего не сказав, я прошел мимо него, вдоль ряда гладких корпусов катеров, ожидающих, когда добрые или злые руки приведут их в движение. Макдональд следовал за мной и стоял у трапа, пока я поднимался на катер. - Последний раз, когда помощник капитана вернулся из подобного путешествия, мне пришлось полвахты

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования