Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Детективы. Боевики. Триллеры
   Остросюжетные книги
      Владимир Угрюмов. Дикий и Зверь -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -
Владимир Угрюмов. Дикий и Зверь --------------------------------------------------------------- Жанр: боевик Spellchecked by Илья Тихомиров --------------------------------------------------------------- Эту книгу я посвящаю Вячеславу Иванькову -- человеку, который сейчас далеко и которому сейчас плохо. Владимир Угрюмов "Никто не принуждает автора выбирать себе героя -- хорошего или плохого. Автор вправе сам сложить его, как мозаику, из красочных частиц добра и зла..." Валентин Пикуль, "Каторга" "Вскоре стало видно, что Торольв -- человек благородный и щедрый. Вокруг него собралась многочисленная дружина. Это потребовано больших расходов и много всяческих припасов, но тот год был урожайным, и было легко добыть все, в чем они нуждались..." Исландские саги Эта книга от начала и до конца придумана автором. События и места действия выдуманы. Совпадения имен и названий с именами и названиями реально существующих лиц и мест могут быть только случайными. 1 Черная БМВ летела через ночь со скоростью сто шестидесят километров в час, и ни одной живой души не было более на шоссе, иначе б сторонний наблюдатель мог сравнить эту летящую машину, например, со стремительной акулой, преследующей добычу в темных глубинах необ®ятных океанских далей. И даже в этот глухой час чувствовалась весна, которая разыгралась вовсю, и хотя ночи еще несли в себе прохладу отступающих снегов, дни с каждым их новым прибавлением становились все теплее и даже жарче. Водитель машины, несущейся в ночи, вовремя угадывал виражи дороги и вписывался в них рискованно, полагаясь на автомобиль и на удачу. Сидящие в БМВ привыкли рисковать, в каком-то смысле риск стал их профессией, своеобразным наркотиком, которого старается избегать большинство обывателей. Ведущий рисковую жизнь редко доживает до старости. В такой жизни, кажется, нарушен основной человеческий инстинкт -- инстинкт самосохранения. Но так уж она, жизнь, распорядилась. Теперь обратно пути не было. Риск же и опасность стали просто профессией. Рядом с водителем, напряженно всматривающимся в дорогу, сидел мужчина лет где-то тридцати, с тонкими, скорее даже острыми чертами лица. Прядь волос падала на лоб, скрывая беловатую черточку шрама над виском. Глаза мужчины были закрыты, но он не спал. Держал в руке пластиковую бутылочку с минеральной водой, иногда поднимая ее к губам и делая глоток. Звали мужчину -- Дикий. Это не была его фамилия, но лишь кличка, фамилию и имя заменившая. С того момента, как ему пришлось почти в одиночку вести войну против наркосиндиката, прошло достаточно времени. Последствия контузии прошли, и память восстановилась полностью, да и кость на ноге срослась, стала крепче прежней... Нет, Дикий понимал, какие-то изменения в нем остались навсегда. Тем, прежним, ему уже не стать никогда. Он перестал жалеть о прошедшей жизни и думал лишь о будущем, в котором пока не видел просвета -- в будущем и настоящем ждали лишь новые войны... Вместе с Диким летели в ночь Алексей, Валерий, Николай и Михаил -- самые надежные из тех, с кем связала судьба, дружба и преданность которых были проверены не только временем, но и участием в кровавых схватках. Совсем недавно бригада Дикого провела несколько удачных акций на границе Таджикистана и Афганистана, и в этих акциях погибали люди Дикого, но самые близкие, самые надежные уцелели. И это давало надежду... Люди гибли, но гибли и наркодельцы, с которыми пришлось пересечься. И последние гибли чаще. В распоряжении Дикого постоянно находились большие суммы денег, и теперь ему казались смешными те первые заморочки с кавказцами из-за крох. Но именно те крохи и первое убийство, совершенное с помощью рогатки, сделало его таким. Каким? А вот таким -- способным постоять за себя и за своих людей, потратившему уйму денег на современное оружие и электронику, на быстрые и надежные тачки. Была даже создана специальная бригада, занимающаяся только слежением и записью разговоров в домах и офисах конкурентов или просто врагов. Информация снималась с электронных пишущих машинок, компьютеров, факсов. В нужные организации внедрялись свои люди, а когда это не получалось, то нужных людай покупали. Казалось, в этой стране продается все! В России, стране крайностей, приход капитализма понимался в самом откровенном и примитивном виде. Если рубль или доллар стали идеологией, то следовало продавать все -- национальные интересы, мать родную... Без разницы! Дикому посчастливилось уцелеть. И он понял ценность любой информации. Он готов был за нее платить, и он платил. Он собирал информацию и на государственных чиновников, связанных с наркодельцами, и готовился использовать и ее в крайнем случае. Эти наркодельцы его чуть не погубили. Но не погубили, не вышло. Сейчас Дикий занимался оружием, и торговля им открывала новые горизонты. С одной стороны в стране производилось лучшее в мире оружие, с другой -- некогда безоружные граждане желали вооружаться. И этот бизнес не беспокоил совесть Дикого. Он знал, что история Америки началась с оружия, с того дня, как вооруженный народ, милиция, выступил против англичан. Оружие -- это свобода. Дикий хотел свободы себе и считал, что каждый мужчина вправе постоять за свою свободу с оружием в руках... Машина летела сквозь ночь. За спиной на заднем сиденье спали парни, а водитель лишь хмуро смотрел на дорогу и молчал. Дикий посмотрел на часы и прикинул, что есть еще минут тридцать. После станет не до сна. Он включил приемник и поймал ночную станцию. Скрипичный квартет страстно выпиливал затейливую мелодию. На Дикого теперь работало много людей, но ближайшее окружение он подобрал тщательно и, в отличие от президента страны, не манипулировал ребятами и не отставлял ни за что. Например, Сергей... ...Парень лежал на скамейке в парке пьяный в дым. Он делал вялые попытки приподняться и то бормотал, то выкрикивал команды, просил прикрыть. Впрочем, было б неверным назвать этого оборванного, опустившегося человека парнем. У таких людей нет возраста. Дикий шел мимо и, увидев пьяного, остановился. Он заметил торчащий изпод замызганного воротника уголок тельняшки. "ВДВ, -- подумалось ему. -- Использовало государство и выбросило". Дикий был человеком жестким, а когда надо, то и жестоким. Но иногда на него находило. Видя подобных представителей человеческого рода, он как-то разом представлял и свою изломанную жизнь, мог стать сентиментальным, мог и помочь незнакомому человеку... Вот и теперь стоял и смотрел на грязного бича со спутавшимися волосами, думал... Подкатил, откуда не возмись, наряд милиции на "козле", уволок пьяного. Дикий подошел к машине и спросил сержанта, утиравшего пот и мнущего в толстых пальцах сигарету: -- Куда повезете бедолагу? -- В вытрезвитель, мать, его, мать! Лучше б сдох, мать! Все равно завтра то же самое, мать! А тебе, мать, чего? Дело происходило летом, ранним утром, в одном из небольших русских городков, в котором Дикий оказался проездом. Его ждали серьезные дела, но он задержался. Под®ехал ближе к вечеру в местный вытрезвитель -- кирпичное, облупившееся здание прямо в центре между рынком, памятником Ленину и Домом культуры. Сунув дежурному сержанту незначительную сумму и получив бича на поруки, Дикий вытащил того на крыльцо и спросил: -- Звать-то тебя как? Парень-мужик-бич еще не протрезвел полностью, но уже мог отчасти ориентироваться в пространстве, стоять на ногах и даже выпендриваться. -- Да пошел ты... -- начал бич, а Дикий только засмеялся в ответ: -- Конечно пойду. Вместе пойдем. Парень-мужик-бич, конечно, потерял всякую физическую форму, но все-таки сквозь лохмотья проглядывало когда-то тренированное, сильное тело. -- Сергеем меня зовут, -- смягчился вдруг пьяный, но тут же спросил, еле ворочая языком: -- Ты мент, что ли? Нет, не мент. А кто тогда? Зачем тут? Не успел Дикий ответить, как мужик-бич стал спускаться с крыльца, спустился и побрел прочь. Дикий не ожидал таких действий со стороны бича, но спускаться и преследовать того не стал. Просто крикнул тому в спину на удачу: -- Если ты уйдешь, то я буду считать тебя последним дерьмом, когда-либо шарившимся по "афгану"! Такой реакции Дикий не ожидал -- назвавшийся Сергеем, несмотря на еще сильное опьянение, моментально развернулся и бросился на Дикого. Чтобы остановить бича, хватило одного легкого удара. Сергей завалился на пыльный газон, тут же стал подниматься. -- Сука ты! "Душара"! Конец тебе! -- рычал бывший десантник и одновременно шарил рукой по земле. Под руку попался кусок старого асфальта, и Сергей поднялся, держа это "оружие пролетариата" в правой руке, а левой схватившись за солнечное сплетение, куда перед тем ударил его Дикий. -- Если сейчас же не бросишь камень, я его тебе в задницу засуну! -- предупредил Дикий. Десантник был явно не в форме. Но мог попасть в голову. Он все-таки бросил этот несчастный кусок асфальта, но промахнулся. Дикий увернулся от камня, сделал длинный выпад в сторону бросавшего и хлестко, без усилия рубанул того ладонью по шее. Бич тут же завалился на газон, захрипел, стал ругаться сквозь хрип: -- Падла! "Дух" траханный! -- "Врагу не сдается наш гордый "Варяг", -- ответил Дикий и стал смотреть, что будет дальше. А дальше ничего интересного не произошло. Бичу удалось подняться на корточки. И все. Организм Сергея был почти уничтожен алкоголем, да еще этот организм получил пару не сильных, но грамотных тычков. Бич стоял на карачках и блевал. И это выглядело по-своему трогательно. Казалось, человек хочет выблевать все -- алкоголь, обиду, унижения последних лет, и это последнее позорное избиение. Это гнусное представление продолжалось минуты две. Наконец афганец завалился на бок, продолжая смотреть на Дикого с ненавистью. -- Так-то лучше будет! Дикий подошел к пьянице и рывком поднял его. Ноги афганца не держали. Дикий перебросил его руку через свое плечо и, придерживая Сергея за талию, стал продвигаться вперед, высматривая такси или частника. Появилось такси с сонным водителем, и скоро они уже под®езжали к местной больнице, в которой Дикому удалось договориться с врачом хирургического отделения, за деньги конечно же, о том, что тот осмотрит Сергея и оставит того в больнице на ночь. После осмотра врач сказал, что организм афганца ослаблен, точнее сказать, крайне истощен, а увидев в своих руках сумму, равную полугодовой зарплате, засуетился, нашел пустую палату, определил в нее афганца, приставил к нему сиделку, поставил капельницу. Постарался, одним словом, деньги отработать. Дикий списал паспортные данные афганца и поехал искать место, где афганец был прописан. Тот был прописан и жил в общаге, соседи сообщили, что Сергей воевал в Афганистане и был летчиком, точнее, вертолетчиком, теперь отрабатывал общажный угол на местной ТЭЦ. Хорошего соседи про Сергея ничего не сказали, но и плохого -- тоже. Пьет человек, спивается, спился совсем. Пил обычно один, тихо, не скандалил. Дверь в его комнату никогда не закрывалась, и Дикий вошел в нее, осмотрелся. Типичное жилье алкоголика. Под кроватью лежал, завернутый в полиэтилен, военный китель с капитанскими погонами и наградными планками, заменившими, возможно, пропитые, медали. Но в планках Дикий не разбирался... x x x На следующее утро Дикий появился в больнице до врачебного обхода. Экскапитан еще спал. Похоже, ударная доза витаминов сделала свое дело -- лицо Сергея порозовело, приобрело мирное выражение, он спал, как ребенок, подложив под щеку ладонь. Дикий сел на соседнюю кровать и легкими толчками в плечо разбудил спящего. Тот открыл глаза. По их выражению было ясно, что капитан гостя не узнает. Постепенно он стал что-то припоминать, сел на кровати, опустив босые, незагорелые ноги на пол, спросил, уточняя: -- Ты кто такой? Дикий пожал плечами: -- Это я тебе постараюсь об®яснить. Дикий говорил минут двадцать. Он старался говорить просто и последовательно. Их прервал хирург, появившийся в дверях, сказавший, что скоро будет обход, появится все местное начальство. Его тирада означала одно -- их просят свалить. Выпроводив врача за дверь. Дикий спросил капитана: -- Ну, так как? Хочешь себя еще раз попробовать, капитан? Сергей на мгновение замер, решительно отбросил одеяло и встал. -- Я с тобой, -- сказал он. -- Все равно жизни нет. Там посмотрим. Вчера Дикий накупил всякой одежды, стараясь угадать размер капитана. Сверток с ней лежал возле кровати, и Дикий, кивнув на него, сказал: -- Должно подойти. Одевайся и пойдем. Пьяные дни забудь. Мы еще не все обговорили. Ты пока на капитана не похож. Ты еще и на шлейф отработанного газа своей вертушки не тянешь! -- Ничего... -- пробубнил капитан в ответ. Они поговорили. Дикий узнал кое-что новое -- печальное, но и обычное для судеб советских офицеров. Вскоре после ранения от Сергея ушла жена и забрала ребенка. Ее не устраивала жизнь с бывшим офицером без будущего. И до ее ухода Сергей стал много пить, а после распада семьи запил по-черному. Банальная история, банальная и грустная... Друзей в этом городе у экскапитана не имелось -- здесь он обосновался, выйдя из госпиталя. Дикий забрал Сергея из общаги и поселил в однокомнатной квартире, снятой специально для него. Капиан довольно быстро оклемался, восстановил форму и влился в команду, впоследствии участвовал во многих акциях группы Дикого, показал на что способен выброшенный из жизни советский офицер... x x x ...Русские дороги! Банально и бессмысленно говорить о них. По этой ухабистой и воронежской правильнее было б ехать на джипе, а не БМВухе с низкой посадкой. Уже брезжил рассвет, и в этом предутреннем тихом времени, когда засыпает последняя птица и, казалось, ни единого звука не раздавалось в окружающем пространстве, машина еле тащилась по колдобинам... За рулем сидел человек по имени Марат. -- Стоп, -- сказал Дикий тем спокойным тоном, который заставляет прислушиваться и повиноваться. Дикий исповедовал невозмутимость и спокойствие, основы дзена, привитые ему в клубе "Олимп" на Моховой улице города Ленинграда, когда его учили не просто махать руками-ногами, но относиться к каратэ как к философии... -- Глуши двигатель. И фары потуши. Когда глаза привыкли к темноте, Дикий открыл дверцу и выбрался из машины. После теплого салона казалось холодно, и, поеживаясь, он прошел вдоль дороги с фонариком, разглядывая следы от протекторов проехавших до них машин. Следы были свежие -- выдавленная колесами грязь разрушила тонкий слой ночного ледка. В этой низине еще достаточно прохладно ночью, хотя все движение природы, все токи пространства говорили о том, что уже весна. Дикий вернулся к машине. Парни проснулись и тоже выбрались из нее. -- Ну, что там? -- шепотом спросил Сергей. -- Все нормально. Машина прошла перед нами недавно. Похоже на следы УАЗика. Других следов не видно. Вы по обочинам смотрели? -- Сейчас сделаем. Парни разбежались по обочинам с фонариками и мелькание огоньков напомнило совсем другую жизнь, Крым... Это было так давно, что, казалось, и не было никогда. На заднем сиденье БМВ Валера пытался изучать дорожную карту. Дикий сел рядом и усмехнулся. -- Брось, братишка, по этой карте не то что ездить, ходить нормально нельзя. Валера родом из Казани. Судьба свела Дикого с ним где-то с год назад. Тогда Валера работал в Одессе на Михаила и тот рекомендовал его Дикому как лучшего стрелка. Дикий взял его в группу вместе с Геннадием. После было много жарких дней и ночей в Таджикистане. И в своих бойцах Дикому не пришлось разочароваться... Геннадий вернулся первым и радостно заявил: -- Нормалек, Дик, лес и обочина -- как целочки! Такое сравнение завернуть мог только он. У него бзик -- трахнуть девочку. Встретив очередную девушку и проведя с ней ночь, Гена, всегда после матерится, пеняет на судьбу за то, что та так скупа на невинность. "Они, наверное, оттраханными и рождаются!" -- говорит Геннадий. Он отчаянно, порой на грани безумия ведет себя в бою, ничего не боится. Но не боится не потому что мудаком таким уродился, а потому что профессионал высокого класса. Гена -- ас боя. С тем же напором он штурмует и девиц. Вряд ли его мечта о невинности осуществится. Цепляя уличных малолеток, он вечно себе наматывает на "винт", а после бегает по аптекам за антибиотиками. Геннадий высокий, худой и жилистый. Проблемы невинности и гонореи Дикого не интересовали. Геннадий его полностью устраивал. Вернулся и Марат, выключил фонарик. -- Все чисто, Дик. -- Все, Марат, отваливай! Удачи тебе! -- сказал Дикий. -- Это вам удачи, парни! Марат прыгнул за руль и, с трудом развернувшись, покатил по колдобинам прочь. Через некоторое время в ночной тиши раздался тройной сигнал клаксона - - это Марат сообщал, что с ним все в порядке, и он скоро выберется на шоссе. С Диким в группе было всего четыре человека. Они были одеты в темные теплые куртки, джинсы и кроссовки. Из оружия имелись только метательные ножи. Они пошли цепочкой и шли так долго, почти час. Дикий шел первым. Наконец он поднял руку, и все остановились. Впереди в сумеречном рассвете прямо за поворотом дороги уже различался силуэт проехавшей перед ними машины. Это был советский джип. УАЗик, еслиы говорить по-русски. 2 Большая тяжелая дверь бесшумно отворилась и в роскошную гостиную вошел человек, при появлении которого трое мужчин, сидящих за круглым, инкрустированным золотом столиком, поспешно поднялись. Вошедший приветливо кивнул. Ему ответили такими же кивками, чуть более услужливыми, подобострастными. -- Добрый вечер, господа, -- сказал тот, кто был здесь хозяином, -- садитесь. Обойдя старинное массивное кресло с высокой, обтянутой кожей спинкой, хозяин с удовольствием опустился в него. Тут же появилась бесшумная женшина с подносом, и на столе возникли фужеры с красным, безусловно превосходным вином. Это был один из самых богатых офисов нового Санкт-Петербурга. Хозяина знала и уважала вся буржуазная элита северной столицы. За большие деньги и за многое другое хозяина офиса называли сокращенно ВП. Этот оттенок запанибратства хозяину нравился, но никто бы не посмел в разговоре или в деловых контактах перейти условную черту. Крепко сбитый, круглоголовый, желающий жить долго и в удовольствие, хозяин жизни -- таким хотел бы

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования