Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Сергей Абрамов. В лесу прифронтовом -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  -
Сергей Абрамов. В лесу прифронтовом ----------------------------------------------------------------------- ("Старков" #1). Авт.сб. "Канатоходцы". М., Центрполиграф, 1997. OCъ & spellcheck by HarryFan, 18 October 2000 ----------------------------------------------------------------------- 1 Олег устал. Выбрался наконец на узкую просеку, перекрытую черно-белым шлагбаумом поваленной березы. Еще полчаса - и он дома. Остановился, закурил, пряча в ладонях синий огонек зажигалки. Моросящий с утра дождь вдруг кончился или, вернее, прекратился, прервался - на час, на день? Олег откинул промокший капюшон штормовки, сел на поваленный ствол, с наслаждением затянулся кисловатым дымом "Памира". В радиусе ста километров не было лучше сигарет, да и зачем лучше? А пижонская Москва с ее "кентами" и "пэлмэлами", далекая и нереальная Москва - не более чем красивое воспоминание о чьей-то чужой жизни. О жизни веселого парня по имени Олег, который вот уже четвертый год учит физику в МГУ, любит бокс, и красивую музыку, и красивые фильмы с красивыми актрисами, и не дурак выпить чего-нибудь с красивым названием... Ах, как красива жизнь этого парня, как заманчива, как увлекательна! Позавидуешь просто... Олег сидел на мокром стволе, курил "Памир", завидовал потихоньку. Дождь опять заморосил, надолго повис в красно-желтом, обнаженном лесу: холодный октябрьский дождь в холодном октябрьском лесу. Октябрь - четвертый месяц практики. Еще две недели - и нереальная Москва станет родной и реальной. А призрачным и чужим станет этот лес на Брянщине, сторожка в лесу, до которой полчаса ходу, и старковский генератор времени, так и не сумевший прорвать барьер между днем сегодняшним и вчерашним, непреодолимый барьер, выросший на оси четвертого измерения. Олег усмехнулся забавному совпадению: четвертый месяц четверо физиков пытаются пройти назад по четвертому измерению. Если бы изменить одну из "четверок", может быть, и удалось бы великому Старкову доказать справедливость своей теории о функциональной обратимости временной координаты. Но великий Старков, отягощенный неудачами и насморком, не верил в фатальность цифры "четыре", сидел в сторожке, в который раз проверяя расчеты. Бессмысленно, все бессмысленно: расчеты верны, теория красива, а временное поле не появляется. Вернее, появляется - на какие-то доли секунды! - и летят экраны-отражатели, расставленные по окружности с радиусом в километр, а центр ее - в той самой сторожке, где сейчас сопит злой Старков, где Димка и Раф продолжают бесконечный (почти четырехмесячный!) шахматный матч, куда Олег доберется через полчаса, не раздеваясь, плюхнется на раскладушку и... сон, сон до утра, тяжелый и крепкий сон очень усталого человека. Настройку экранов выверяли по очереди примерно два раза в неделю. Два пи эр - длина окружности с радиусом в километр, - шесть с лишним километров, да еще километр туда и километр обратно, и по сорок минут на каждый экран: вот вам пять потерянных часов от обеда до ужина. И так - четвертый месяц... Олег выкинул окурок, надвинул капюшон, зашагал по мокрому ковру из желтых опавших листьев, по мокрой черной земле, по лужам, не выбирая дороги. Все равно всюду как в песне: "Вода, вода, кругом вода". И холодные капли - по лицу, и в сапогах подозрительно хлюпает, и если у Старкова насморк, то Олег давно уже должен схватить воспаление легких, тонзиллит, радикулит и еще с десяток болезней, вызываемых чрезмерным количеством падающей с неба и хлюпающей под ногами воды. Они сами вызвались поехать со Старковым, никто их не заставлял, не уламывал. Однажды после лекций Старков подозвал их и спросил как бы между прочим: - Куда на практику, ребята? - Не знаю, - пожал плечами Олег. - Может быть, в Новосибирск, в Институт ядерной физики... - Стоит ли... - Старков поморщился. - Проторенная дорожка. - А где непроторенная? - Хотя бы у меня... Это не было самодовольным хвастовством: Старков имел право так говорить. Что ж, он поздно начал: помешала война. В сорок втором семнадцатилетним мальчишкой ушел в партизанский отряд, а в сорок пятом, уже майором действующей армии вернувшись из Берлина, поступил на физфак в МГУ. Вот так и шел в науке - с опозданием на четыре военных года (опять "четыре": ну никуда не уйти от этой цифры!), аспирантура, кандидатская, потом лет десять молчания и - блестящая докторская диссертация, в которой он приоткрыл тайну пресловутой временной координаты. Двумя годами позже он уже теоретически обосновал ее, прославив свое имя в скупом на восторги мире физиков. И снова молчание: Старков разрабатывал эксперимент, которым хотел подтвердить теорию, казавшуюся почти фантастикой. Потом уже, когда они ехали в Брянск, погрузив на железнодорожную платформу генератор и детали экранов-отражателей, Старков об®яснил причину своей таинственности: - Кое-что готово, а что - неизвестно. Не хочу раньше времени будоражить ученую братию. Не получится - смолчим, спишем на "первый блин"... "Первый блин" и вправду получился комом. Старков мрачнел, орал на ребят, но, кажется, смирился с неудачей. - Вернемся в Москву - доработаем. Идея верна, а где-то спотыкаемся. Помозгуем зимой, а будущим летом опять сюда. Идет? - Идет, - мрачно говорил Олег. - Куда ж мы теперь от вас денемся... Деваться было некуда: намертво затянуло. Казалось, они не хуже самого Старкова разбирались в теории обратного времени, что-то сами придумывали, что-то считали. - Не зря я вас в эту аферу втянул, - радовался Старков. - Кажется, толк из вас выйдет. - А диплом? - горячился Димка. - У нас диплом на носу! - Считайте, диплом готов: осталось только сесть и написать - плевое дело... У него все было "плевым делом": пересчитать режим работы генератора, определить параметры поля, настроить экраны. - Раз-два - и готово! Не унывайте, парни: все пули - мимо нас... Дурацкая поговорка, оставленная партизанским политруком Старковым физику Старкову, казалось, решала любую проблему. "Все пули мимо нас!" - значит, все уладится, все будет "тип-топ". Он просто заражал своим бешеным оптимизмом даже там, где и повода для него не было. Иной раз Олег ловил себя на мысли, что потихоньку превращается в этакого бодрячка пионера: "Все мы горы своротим, если очень захотим". Понимал бессмысленность этого ничем не оправданного оптимизма, понимал отлично, но противостоять ему не мог. Есть такой термин: гипноз личности. Так вот, личность Старкова была настолько "гипнотична", что для сомнений просто не оставалось места. А честно говоря, и времени: работа с®едала весь скудный запас, отпущенный человеку в сутки минус восемь часов на сон. Олег усмехнулся: а что же еще придумать можно? Кино в лесу нет, танцев тоже. Ближайшее село - семь километров пешкодралом. Летом эти семь километров не раз одолевали: посмотреть фильм в клубе или просто вспомнить, что есть на белом свете кое-что, кроме леса и физики. "Лесной физики", - шутил Старков. Он и лесное захолустье это выбрал потому, что когда-то здесь воевал. Село, куда они бегали в клуб, было тогда центром, где встречались связные, откуда уходили депеши на Большую землю и где даже староста был партизанским выдвиженцем. Какая погода стояла тогда, Олег не знал, но теперешняя была более чем несносна. Такие условия жизни должны приравниваться к особо трудным, тут не обойтись без повышенных коэффициентов, всяких там "колесных", "северных" - и пол-литра молока ежедневно за вредность. За молоком ходили по очереди в то же село - раз в неделю. За молоком, за картошкой, за хлебом, за мясом и так далее по прейскуранту местного сельпо. Прейскурант был невелик, приходилось кое-чем разживаться у колхозников: четырех отшельников уважали здесь за стойкость и "непонятность"; жалели и всегда охотно им помогали. За четыре месяца они, пожалуй, перезнакомились со всеми в деревне, благо и дворов тут было немного - десять или двенадцать. Олег подумал, посчитал в уме, вспомнил: точно, двенадцать дворов, сельпо и маленький клуб с киноустановкой - вот и все. Центральная усадьба колхоза располагалась подальше, километрах в пяти от села. Что и говорить, там и магазин был получше, и людей побольше, да только физики туда не забирались. Далеко и смысла нет. А продукты - вот они, полон лес. Бери ружье и стреляй. У Олега была старенькая тулка. Димка щеголял дорогой ижевской двустволкой. Старков владел истинным сокровищем - карабином. А Раф охоты не признавал. - Я в душе вегетарианец, - говорил он. - У меня на Божью тварь рука не поднимается. - Конечно, - язвил Димка, - вилку и нож ты ногой держишь. Эквилибрист... Кстати об охоте: погода погодой, а завтра надо бы сходить пострелять, тем более что после перенастройки экранов Старков целый день новый режим считает. Значит, карабин даст. Да и как не дать: Олег стреляет "по мастерам", давно норматив выполнил. Старков сам не раз говорил: - Ты у нас - супермен, брат. Тебе бы не временем, а конем управлять. С кольтом на бедре... Вон ту шишку видишь? Собьешь ее одним выстрелом? Олег не отвечал, вскидывал карабин, прицеливался - бах! - шишка исчезала с ветки, где-то за деревьями падала на траву. - Молодец, ковбой, - хвалил Старков. - Воевал бы здесь со мной - в отряде бы тебе цены не было. А посидим мы еще пару месяцев в этой глуши, похлестче меня стрелять будешь. Сам Старков стрелял мастерски, почти не целясь, навскидку, по любой мишени - птица ли, шишка или подброшенная в воздух бутылка из-под пива. Олег гнусно завидовал ему, но даже ради великой цели перещеголять шефа он не согласился бы на "еще пару месяцев". Хватит и двух оставшихся недель, насиделись. До будущего лета! В том, что будущим летом они снова вернутся в лесную сторожку, Олег не сомневался. Зимой диплом по теме Старкова, работа на кафедре и в лаборатории. Надо бы экран усовершенствовать: кое-какие идеи у Олега имелись, правда, он еще не говорил о них шефу. А у самого Старкова идей полным-полна коробочка. Не исключено, что новый генератор - Старков явно не верит уже в этот старый! - заработает на другом принципе. Ну да ладно, не будем загадывать... Олег выбрался на опушку леса к реке, свернул с просеки, двумя наезженными колеями убегавшей вдоль речки. Чуть в стороне, у некрутого обрыва, врос в землю бревенчатый дом. Олег прошел по мокрой траве к крыльцу, долго обтирал сапоги о ржавую железяку, прибитую к порогу, толкнул дверь в темные сени, с наслаждением сбросил намокшую штормовку, сапоги, в одних носках вошел в комнату. Все было почти так, как он себе и представлял по дороге. Димка и Раф играли в шахматы, на столе у Старкова привычный беспорядок - исписанные листы бумаги, набор цветных фломастеров, логарифмическая линейка. Самого Старкова в комнате не было. - Привет всем, - сказал Олег. - Поесть оставили? Димка передвинул ладью и сказал задумчиво: - В кастрюле на печке... Ты чего так долго? Шеф уже плакался... - О чем? - удивился Олег, торопливо поглощая полуостывший борщ. - Боялся, что не успеешь проверить экраны. - Почему такая спешка? Закончил бы завтра... - Завтра - опыт. В восемь ноль-ноль. - Опять?! - Олег даже поперхнулся от возмущения. - На том же режиме? Тогда пусть он сам экраны настраивает. - Шах, - сказал Димка. - А вот так, так и так - мат... Настраивать не придется: режим пересчитан. У шефа - новая гениальная идея. - Идея действительно неплоха, - сказал вежливый Раф. - Он нам рассказывал: ускоряем проход минус-вектора и выигрываем стабильность поля... А мата нет, Димка: ухожу конем на эф шесть. Димка схватился за голову: - Где конем? Откуда конь? Ах я дурак... Олег понял, что от этих очумевших гроссмейстеров толку не добьешься, доел борщ и лег спать. Старый принцип, гласящий, что утро мудренее вечера, давно и прочно вошел в быт четырех "отшельников". Железный Старков требовал железной дисциплины, а под®ем в шесть утра в эту осеннюю слякоть даже у примерного Рафа вызывал неудержимую сонливость. Разве с нашим шефом поспоришь, думал Олег. Он если не убеждением, так силой заставит слушаться. Никакой демократии: тирания и деспотизм... Потом он заснул, и ему снился дождь - мелкий, промозглый, мокрые листья на мокрой земле, низкое свинцовое небо и странный, словно стеклянный воздух, в котором луч света, как в призме, ломается пополам. 2 Луч света, сломанный пополам - признак возникшего временного поля, - они уже не раз видели наяву. Да что толку: поле возникало и мгновенно исчезало, выводя из строя экраны в километре от генератора. - Сегодня все будет прекрасно, - сказал утром Старков. - У меня предчувствие такое... - А вы не верьте в предчувствия, - мрачно пророчествовал Олег. - Вы в статистику верьте: точная наука. - Ставлю тебе двойку, ковбой. Напомни по приезде - впишу в зачетку. Статистика требует абсолютно одинаковых условий эксперимента. А у нас каждый раз - иные... - И каждый раз - стрельба в Божий день... Старков не обиделся. Он и сам любил подтрунивать над своими студентами, а к незнанию был просто безжалостен: высмеивал, не думая о последствиях. А какие последствия могут быть? Есть у "жертвы" чувство юмора - поймет, не полезет в бутылку. А нет, так и жалеть нечего. - В физике ко всему нужно относиться с иронией, - любил говорить Старков, - так легче скрыть невежество и прослыть большим знатоком. Он свято следовал этому принципу и относился с иронией ко всему, даже к собственным идеям. - Что же касается предчувствий и пророчеств, - втолковывал он Олегу за завтраком, - то нам с вами верить в них просто необходимо. Ты историю вспомни, кто имел дело с Временем? Предсказатели, прорицатели, ясновидцы. И предсказываю: сегодня опыт удастся. Не верите? Посмотрим... И кто его разберет, шутил он или верил в свои предчувствия. Да Олег уже и не пытался разобраться в этом. Посмотрим, сказал Старков. Что ж, посмотрим... Они стащили с генератора полихлорвиниловый чехол, выверили индикаторы, подключили питание. Старков долго устанавливал настройку поля, то и дело сверяясь с записями. Потом Димка - эту почетную обязанность он с первого дня присвоил себе - торжественно зажег электрический фонарик, направив его луч туда, где должно было родиться поле обратного времени, развернуться, захватив все пространство между экранами, расставленными в лесу, и - если повезет, конечно, - продержаться хотя бы минуту: это уже будет победа! - Готов, - сказал Димка хрипло, и Олег подумал, что он волнуется: кажется, и вправду поверил в предвидение шефа. - Поехали, - скомандовал Старков и включил генератор. Стрелка на индикаторе напряженности поля дрогнула и медленно качнулась вправо. - Только бы задержалась, - умоляюще прошептал Раф. И стрелка послушалась: застыла на секунду на первом делении шкалы, опять дрогнула и уверенно поползла вправо. Тонкий лучик карманного фонаря вдруг согнулся под тупым углом, ткнулся в пол. - Есть поле, - снова прошептал Раф, и Олег оборвал его: - Подожди. Смотри... Оглушительно - так казалось Олегу - тикал секундомер: десять секунд, двадцать, пятьдесят... И случилось невероятное: луч фонаря медленно передвигался по полу, пока не вернулся в исходное положение - параллельно земле, но стрелка на шкале осталась на месте - на красной черте, говорящей о том, что поле стабилизировано. Первым пришел в себя Старков. Нарочито равнодушно достал сигарету, закурил, сказал презрительно: - Кто-то здесь не верил в предвидение. Не передумал? Но Олег не желал играть "в безразличность", не сдержался, стиснул Старкова в об®ятиях: - Вы знали, знали, да? - Откуда? - отбивался Старков. - Отпусти, сумасшедший! Но на нем уже повисли и Димка, и Раф, подхватили его, подбросили, подкинули еще раз. Они орали что-то нечленораздельное, бесновались, приплясывали. А стрелка по-прежнему прочно держалась на красной черте. - Ну все, - удовлетворенно сказал Старков, вырвавшись наконец из восторженных об®ятий своих "подданных". - "Мы рождены, чтоб сказку сделать былью". "Броня крепка, и танки наши быстры". Пойте, мальчики, ликуйте. Сегодня вечером об®являю большой бал-маскарад. - В честь события склею вам маску Мефистофеля, - подыграл ему Димка. - Накинув плащ, с гитарой под полою... А вежливый Раф поинтересовался: - Поле сохраним или выключим? - Сохраним, - беспечно сказал Старков. - Давайте жить в другом времени. - А экраны? - не отступал Раф. - Полететь могут... Старков подозрительно посмотрел на него: - Что ты так волнуешься за экраны? - Его очередь настраивать, - мстительно об®яснил Олег. - Чушь, мальчики, чушь! - Старков вставил в самописец новый рулон миллиметровки, еще раз поглядел на стрелку, застывшую на красной черте. - Пошли отсюда. Экраны чинить не будем: полетят - и ладно. В Москве починим. Да, - он обернулся к Рафу, - все же очередь пропускать не след: оставайся-ка ты подежурить у генератора. А через час тебя Дима сменит. Идет? - А что вы будете делать? - Дойдем до сельпо, купим кое-какие принадлежности для бала-маскарада. - Шампанского возьмите, - попросил Раф, устраиваясь на единственном стуле. Перспектива просидеть этот час под крышей явно устраивала его больше, нежели путешествовать под дождем в деревню. - Только не больше часа. - Терпи, парень, - сказал ему Старков на прощанье. - Робинзонада подошла к счастливому концу. Я уже говорил: все пули мимо нас. Разве мог знать провидец Старков, что его любимое присловье обернется для них в этот день страшным и реальным кошмаром? 3 В сторожке Димка набил рюкзак пустыми бутылками. Олег вооружился спортивной сумкой. Старков - по праву именинника - шел налегке. Они пошли вдоль реки, чтобы - по предложению Старкова - осмотреть пару экранов и понаблюдать за поведением возникшего возле них поля. - Не за час, так за два обернемся, - сказал Старков. - А с Рафом ничего не случится - подождет: я ему детектив оставил. Жгучие тайны Питера Чейни. Дотошный Олег приступил к выяснению подробностей удавшегося наконец эксперимента. - Вот скажите мне, - рассуждал он, - если поле стабилизировано, то в каком времени мы сейчас живем? Если в сегодняшнем, в нашем, то, значит, поле никак не влияет на настоящее. А я склонен предположить именно это... - Почему? - полюбопытствовал Старков. - Сторожка на месте. Пустые бутылки - тоже. Мы идем в сельпо именно сегодня, а не вчера и не завтра. Лес не изменился: те же деревья, та же осень. И дождь льет тот же, что и до опыта. Логично? - Нет, конечно. К примеру, сторожка была здесь и вчера, и год назад. И осень началась не сегодня. И дождь уже который день поливает. И в прошлом году небось поливал. И лет десять назад. А то, что мы идем в сельпо _сегодня_, так это иллюзия. Для нас - сегодня, а на самом деле - позавчера. Логично, философ? - Но что-то должно было бы измениться, - не сдавался Олег. - Что именно? - Не знаю. Ваша теория, между прочим, тоже ничего здесь не об®ясняет, - позлорадствовал он. - Моя теория, - наставительно сказал Старков, - говорит следующее: време

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования