Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Бизнес-литература
   Экономика
      Джин ЛАНДРАМ. 13 женщин, которые изменили мир -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  -
омную энергию к цели, концентрируя ее и устремляя все свои силы к совершенствованию. Другими словами, ее творчество рождается из внутреннего источника энергии, который не знает никаких границ, когда она начинает разрабатывав ту или иную концепцию. Она - творческий мечтатель в симом строгом смысле определения "Уэбстера", обладающий "мощной способностью реализовывать новые концепции в действительность". У Фонды были многочисленные ролевые модели руководители, помогавшие в ее устремленности к вершине, начиная с ее отца, когда она была еще совсем маленькой. Генри Фонда был основным центром семьи, и каждое его слово буквально гипнотизировало маленькую дочь. Фонда говорила: "Я благоговела перед личностью моего отца!" Кэтрин Хепберн была ее ранним женским идеалом. Подростком она была увлечена своей мачехой, Сьюзан Biau-чард, третьей женой Генри. На краткий период после окончания колледжа ее руководителем и любовником ста., Ли Страсберг, которого вскоре сменил Андреас Воутсинас. Этот последний роман продолжался три года. Три мука Фонды были для нее руководителями и фантастическими образами отца: Вадим был ее сексуальным руководите км, Хайден - идеологическим, а Тернер стал учителем искусства власти. Фонда с подросткового возраста стремилась превзойти Кэтрин Хепберн как свою ролевую модель, помогавшую ей в становлении на сцене. Однажды она сказала Дженис Каплан из "Vogue" (февраль 1984): "Хепберн - чрезвычайно важный для меня образец, и я это понимаю все больше и больше но мере того как взрослею". МЕЖДУ СЕМЬЕЙ И КАРЬЕРОЙ По официальным документам, Фонда имела все это и семью, и карьеру. Однако ее попытка жонглировать семьей, карьерой и общественной активностью всегда кончалась несчастными случаями. Первой жертвой стала ее дочь Ванесса, которая уехала с Вадимом в тот момент, когда Джейн решила предпринять усиленную кампанию по борьбе за социально-политические права. Второй жертвой несчастного случая следует считать сам брак, когда она оформила развод с Вадимом после своего возвращения из поездки, активизировавшей сознание граждан США Фонда столкнулась приблизительно с таким же по напряженности и убедительности успехом, как большинство женщин, которые разрываются между своим родительским инстинктом и своей профессией. Но она сделала свою жизнь еще более сложной, добавив еще два направления: политическая активность и предпринимательский интерес. Война во Вьетнаме, кажется, была главным препятствием в личной жизни Фонды. Она обрела политическую активность (в форме борьбы против войны) во время своей первой беременности. Это увлечение продолжилось благодаря возникшим романтическим отношениям с Томом Хайденом и рождению их сына, названного в честь ирландского мятежника Трои О'Донован Гаррити. Оставляя детей на попечении чужих людей и в школах-пансионатах, Джейн в это время путешествовала с Томом Хайденом, поддерживая все его общественно-политические сражения. Увлечение съемками кинофильмов оставалось по-прежнему серьезным, но не в такой степени, как международные поездки и борьба против существующей системы. Еще дети ее не успели стать подростками, а Фонда уже занялась абсолютно новым делом: теперь в ее послужной список включились такие характеристики как предприниматель клуба по совершенствованию форм тела, автор книг на ту же тему и импресарио видеокассет с упражнениями по аэробике. И что удивительно, почти в то же самое время она приступила к производству кинофильмов компании Ай-Пи-Си, пытаясь снимать там свои собственные кинофильмы. Броски Фонды между разноплановыми и многоцелевыми действиями были головокружительны. Другими словами, она снимала кинофильмы, была продюсером других кинокартин, проводила кампанию по выборам своего мужа в сенат Калифорнии и при этом начинала деятельность своей империи "оздоровления", одновременно пытаясь исполнять роли заботливой матери и любящей жены. С такой сумасшедшей нагрузкой трудно справиться без каких-либо потерь, что подтвердилось и в случае Фонды: ей не удавалось проводить столько времени и уделять своим детям столько заботы, как это могли себе позволить многие неработающие нигде мамочки. Удивительно, что она вообще имела время хоть на что-нибудь из такого лихорадочного списка. Конечно же, ей пришлось заплатить за все это очень дорого: значительное напряжение в браке и в семье. С Томом Хайденом она в конце концов развелась в 1989 году, когда дети уже достаточно подросли, чтобы ходить самостоятельно в школу. Фонда была строптивой еще до того, как бунт разразился всерьез. Она говорила журналистке Гедде Гопнер в 1961 году, что брак уже давно "passe" , и продолжала: "Мне кажется, что брак уходит из нашей жизни, становится устаревшим. Не думаю, что это естественно, когда двое людей клянутся быть вместе на всю оставшуюся жизнь". Затем она последовательно осуществила свои философские тезисы, вступив в сложные отношения с Роже Вадимом в Париже при его необычном стиле жизни. Только после того, как она забеременела, ее логические построения относительно жизненных ценностей стали менее иконоборческими. Фонда оставила Вадима в 1970 году, когда сподобилась услышать внутренний глас общественной активности. В 1971 году она встретила Хайдена, одного из известных членов Чикагской Семерки и соучредителей компании "Студенты за демократическое общество". 4 июля 1973 года у них родился любимый ребенок Трои О'Донован Гаррити, названный в честь ирландского героя, который также проявил себя героем и во Вьет-Конге. Трои как раз поступил в среднюю школу, когда они развелись, и Джейн дала ему обещание, что не выйдет больше ни за кого замуж, пока он не получит высшего образования. Она хранила свое обещание и отказалась выйти замуж за Теда Тернера, за самого Тернера, олицетворение славы и власти, до того как Трои дорастет до церемонии окончания школы, как доказательство ощущения вины за свое непростительно небрежное выполнение обязанностей матери. После расставания с Хайденом Фонда ненадолго вступила в связь с молодым итальянским актером. Затем она стала искать расположения Тернера. Эти двое составляли интересную, если не сказать причудливую, пару, объединяющую уникальную смесь абсолютно тождественных семейных историй с диаметрально противоположными философскими мировоззрениями. Их политические и философские предпочтения были настолько различны, что было просто чудом, что они умудряются каким-то образом оставаться вместе после любого мало-мальски значимого диалога. Их ангелами-хранителями, спасающими от немедленного разрыва, были идентичные темпераменты, сильное общественное сознание и предпринимательский гений. Фонда вышла замуж за более молодого и более сильного Теда Терпера в 1991 году в день ее рождения, когда ей исполнилось пятьдесят четыре года. Она немедленно ушла в отставку из шоу-бизнеса, заявив: "Тед Тернер не тот человек, которого вы можете оставить, отправившись на съемки. Он нуждается в вас все время". Она соединилась с человеком, чей жизненный стиль и личность имели определенные, вызывающие жгучий интерес параллели с ее собственными. Их основные и личные черты характера настолько одинаковы, что это почти сюрреалистично. Оба они бунтари-новаторы, которые бросали вызов обществу при каждом жизненном повороте. У обоих были родители, покончившие с собой ужаснейшим образом. Оба обучались в школах "только для девочек" и "только для мальчиков", в детстве много переезжали с места на место и были первыми из двух рожденных детей в семье. У обоих были свободно работающие отцы, и оба довольно длительные периоды жизни зависели от наркотиков или медикаментозных средств (он с маниакально-депрессивным синдромом употреблял литий, а она с анорексией и булимией - от шестидесяти до сотни витаминов в день плюс транквилизаторы) (Андерсон, 1990; Дэвидсон, 1990). Оба, как оказалось, интересуются экологией, любят бывать на открытом воздухе и приобрели по собственному ранчо, прежде чем встретились. У обоих идентичные темпераменты. Правда иногда оказывается более странной, чем выдумка. Противоположности привлекают друг друга, согласно учениям психотерапевтов Юнга и Адлера. Я убежден, что противоположности редко остаются вместе, потому что все вещи и явления, которые привлекают их, различны. Сила двух этих предпринимательских гениев в идентичности их прометеевских характеров. Они - совместимые личностные типы, интуитивно-рациональные логики по шкале индивидуальностей Майерс-Бриггс. Каждый был своеобразным произведением родителей, которые сделали их чувства очень ненадежными. Оба бунтари-новаторы. И оба они любят лошадей и бывать на открытом воздухе, что еще крепче связывало их. Фонда более податлива и динамична, чем Тернер. Создавалось впечатление, что она наделена способностью преобразовывать свою личность в соответствии с любыми условиями, в которых только оказывалась, и это неоднократно подтверждалось на протяжении многих лет хотя бы тем, что ей ничего не стоило полностью изменять свою философию каждые десять лет. В их отношениях в разные периоды времени просматривается целый ряд парадоксальных совпадений, вызывающих в памяти юнговское понятие "синхронизации" . Джейн и Тед были оба привилегированными детьми, которые провели много лет предоставленными самим себе, страдая от одиночества в школах-пансионатах в самое важное для формирования личности время. Джейн избежала несчастного детства благодаря лошадям, а Тед благодаря парусной лодке. У обоих были властные отцы, которые культивировали отношения любви-ненависти, что обусловило страстное стремление обоих повзрослевших детей к сверхдостижениям. Странным кажется и тот факт, что у каждого из них один из родителей покончил с собой, не будучи в силах справиться с глубокой депрессией или потрясениями в личной жизни. И Фонда, и Тернер - злонамеренные бунтари, которых помещали в соответствующие модные колледжи в Новой Англии. Оба они - Фонда в колледже Ваззара и Тернер в университете Брауна - вели распутный образ жизни. Оба признавались впоследствии, что провели свои дни в колледже в страстных усилиях безудержно развратничать с как можно большим числом представителей противоположного пола и в отчаянных поисках сексуального удовлетворения. Оба были подвержены воздействию прописанных врачами наркотиков и таблеток. Джейн продолжительное время страдала булимией, а Тед - маниакально-депрессивным синдромом. Она - по склонности. Он - по принуждению. Оба они - воплощение энергии, направленной на удовлетворение бессознательной потребности с сверхдостижениях (Ландра, 1993; Андерсон, 1990). По официальным документам, у Фонды была респектабельная личная жизнь, сопровождающаяся разносторонней профессиональной деятельностью. Остается неясным, насколько успешной была ее личная жизнь, даже если она добивалась выдающихся успехов в своей профессиональной сфере. Она признавалась в интервью "Vogue" в 1984 году: "В этом нужно быть честной до конца. Никакого другого пути не было, я не могла бы делать все, что делала, если бы не имела денег. Сейчас я могу себе позволить нанимать кого-то, чтобы он помогал мне с детьми, забирать их из школы, когда меня нет, готовить обед по вечерам". Фонда полагает, что такое может позволить себе каждый, только сначала нужно добиться серьезного успеха в жизни, достаточного для того, чтобы позволять себе такое. После встречи с Тедом Тернером она полностью переменилась. Фонда рассказывала Ненси Коллинс из "Prime Time Live" в сентябре 1993 года: "Я не могу даже представить себе такого кинофильма (ни из тех, что уже сняла, ни из тех, что могла бы снять), из-за которого отказалась бы на три месяца от жизни рядом с Тедом... Нет, работа в бизнесе развлечения слишком сложна и очень сильно влияет на брак.... Да и Тед сказал мне с самого начала: "Сокращай все, что делаешь, наполовину." Я так и поступала. И тогда, приблизительно месяцев через шесть, он сказал: "Попытайся сократить все это еще." Я так и поступала". ЖИЗНЕННЫЕ КРИЗИСЫ Фонда провела все свое детство в постоянных переездах с одного побережья на другое, и это научило ее справляться с проблемами, возникающими из-за встреч с незнакомым или иностранным окружением. Ей приходилось обучаться в многочисленных школах "только для девочек", в которых судьба уготовила ей множество разнообразных возможностей выбора женских ролевых моделей в то время, когда она была еще подростком. Проживание в школах-пансионатах в Калифорнии, Коннектикуте и в окрестностях Нью-Йорка приучило ее к независимости и умению позаботиться о себе самой. Она постоянно боролась за любовь и привязанность отца, который всегда был эмоционально холоден, и матери, у которой случались беспрестанные эмоциональные срывы на протяжении всего детства Джейн. Даже будучи совсем малышкой Леди Джейн вызывала у окружающих подсознательное стремление обращаться с ней, как с королевой. Друзья и родственники обожали ее, что подсознательно укрепляло ее уважение к себе. Такая последовательность постоянно отмечается в судьбах наиболее великих творческих мечтателей. Фонда признавалась в неприязни к своей матери, так как та "на самом деле совсем не любила ее". Из-за холодности ее отца и недостатка к ней любви матери Джейн изводила себя страстной устремленностью к сверхдостижениям. Джейн было только одиннадцать лет, когда у ее матери возник очередной нервный срыв, в результате чего ее поместили в психиатрическую лечебницу, где она в конце концов убила себя. Этот кризис сформировал характер Фонды. Все случившееся поселило в ее душе ужасное чувство вины плюс ненасытное стремление к совершенствованию и необходимости сверхдостижения. Самые душераздирающие переживания были связаны с эпизодом в двенадцатилетнем возрасте, который вызвал у нее булимию. Ее мать прибыла домой из психиатрической лечебницы, очевидно, чтобы последний раз встретиться со своими детьми - Джейн и Питером. Джейн решила сыграть ужасную шутку со своей психически неуравновешенной матерью. Она взяла на себя роль зачинщицы и побудила Питера скрыться с нею на часок, в то время как ее отчаявшаяся мать напрасно взывала к ним. Когда медсестры говорили матери, что им необходимо уезжать, Фрэнсис сказала "Еще нет. Я должна поговорить с нею". Больше часа обезумевшая мать выкрикивала ее имя, а затем оставила дом, решив никогда сюда не возвращаться. Два дня спустя, 14 апреля 1949 года, Фрэнсис Фонда перерезала себе горло бритвой. Джейн восприняла новость о смерти своей матери внешне без эмоций, в то время как Питер неудержимо разрыдался. Джейн таила свои чувства глубоко в душе, но чувствовала внутреннюю вину перед неизлечимо больной матерью, погибшей столь ужасно. Это, очевидно, и предуготовило длительные страдания Фонды от булимии. По словам подруги Джейн, Брук Говард, этот случай вызвал у Фонды многолетние кошмары. Брук говорила, что "дикий крик не прекращался в течение многих часов" каждый вечер в течение десяти лет. Как уже говорилось, немногим позже смерти матери Питер предпринял попытку самоубийства и в течение четырех дней после выстрела был между жизнью и смертью. Возможно, что это случайное совпадение, но выстрел прозвучал салютом, отметившим первый день "медового месяца" его отца с Сьюзан Бланчард. Фонда боялась за жизнь Питера, но, в отличие от брата, была очень счастлива в связи с новым браком ее отца. Джейн и Питер были очень близки, но они существенно различались в отношениях к своим родителям. Питер позже как-то сказал: "Она пыталась любым путем добиться внимания нашего отца, любым способом, которым только можно было этого достигнуть: сбежать из Ваззара и вытворять всякие штуки вдали от присмотра в Париже, где, как предполагалось, она училась в художественной школе, а на самом деле бегала повсюду за самым модным среди местных киношников гулякой". Фонда так никогда и не освободилась полностью от чувства вины в смерти своей матери, и это подталкивало ее с какой-то одержимостью быть во всем безупречной. Создается впечатление, что ее ранние кризисы породили многое из того, что стало плодами ее более позднего творчества и вселило в нее неудержимое стремление быть во всем самой лучшей. СТРОПТИВЫЙ НОВАТОР И УСПЕХ Поиски источника этой мятежности духа быстро приводят к войне во Вьетнаме. Но ведь она была не менее активна и в попытках решить в целом проблемы общественного неравенства американских индейцев, дискриминации черных, феминистских направлений и профсоюзных трудностей. Фонда принялась за пропаганду политической активности с тем же самым усердием, с каким она имела обыкновение браться за производство кинофильмов. Она использовала связи в средствах информации и личные финансовые сбережения для утверждения духа равенства и свободы. Она была единственным политическим активистом, у которого был свой собственный пресс-агент, с чьей помощью она обычно проводила пропагандистские кампании но темам, которые ее волновали. Фонда решительно взялась снимать кинокартину "Загнанных лошадей пристреливают, не правда ли?" прежде всего потому, что это произведение было объявлено первым американским экзистенциалистским романом, и оценил его столь высоко такой авторитет, как Любер Камю. Это было дополнительным свидетельством ее мировоззрения и мятежности характера. Самые большие завоевания Фонды и в бизнесе, и в искусстве были достигнуты в областях, к которым у нее было эмоциональное стремление и врожденное знание. Ее величайшие кинокартины были фильмами, которые она либо самостоятельно сняла, либо субсидировала: "Возвращение домой", "Китайский синдром", "От девяти до пяти", "У Золотого озера" и "Кукольный дом". Затем Фонда остановила свой выбор на видеобизнесе в сфере оздоровления и совершенствования организма, который тоже знала по собственному опыту и очень тепло к нему относилась. В этом предприятии она также добилась выдающихся успехов, хотя все эксперты дружно предсказывали ей полный провал. Оба предприятия обернулись сенсационной прибылью и художественным успехом. Фонда заплатила ужасную цену за свое мятежное поведение. Она так описывает это: "Меня преследовали. Мне угрожали. Мой банковский счет незаконно арестовывался ФБР даже без повестки в суд. В мой дом врывались, мой телефон прослушивался. Через некоторое время ФБР приносило свои извинения. Мои основные права были нарушены. Это было время, когда все кому не лень называли меня "скрипучей крикухой". Это было скрипучее время, и стоило использовать тактику, соответствующую этому времени" ("Vogue", 1984). Пытаясь облегчить вину и оправдать свою радиопередачу из Ханоя, Фонда согласилась на интервью "20/20" с Барбарой Уолтере 17 июня, 1988 года. Она рассказывала Барбаре: "Я пыталась покончить с убийством, покончить с войной, но иногда наступали моменты, когда я не думала и не беспокоилась об этом, и мне становилось очень жаль сознавать, что я причиняю вред им (Джи-Ай во Вьетнаме). И мне хочется принести извинения и им самим, и их семьям". Джейн продолжала говорит

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования