Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Наука
      Черепов И.. Загадки Тянь-Шаня -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
ника Южный Инылчек или даже с нижних склонов Хан-тенгри, его вершина снижается, прикрываясь выпуклостями мощной северной стены и даже, на взгляд, теряет крутизну своей верхней части. На снимках Шиманского, снятых со склонов Хан-Тенгри в 1931 г., снимках Саладина 1936 г. и на многих других, снятых альпинистами с ледников Инылчек и Звездочка, пик Победы с севера выглядит именно так - в виде широкой ледяной стены с едва заметным холмом отлогой вершины. Естественно, что альпинисты проходили мимо него, даже не замечая вершину на широкой ледяной стене, замыкающей ледник Звездочка. Иной подход применяла экспедиция Летавета 1937-1938 гг. Участники экспедиции брали засечки и фотографировали пик Победы издалека, откуда он не терял, а, наоборот, выигрывал в окружающей панораме и явно превышал окружающие его шеститысячники. С пиков Сталинской Конституции и Карпинского был отчетливо виден огромный ледяной массив пика Победы, высоко поднимающийся над хребтами Инылчек-тау и Каинды-катта. Это был вид с запада, на расстоянии около 100 километров. Особенно эффектно выглядит вершина пика Победы с северо-запада, с хребта Сары-джас, поблизости от перевала Тюз, с расстояния 50-60 километров. Отсюда отчетливо виден острый профиль вершины, очень крутой ее северный склон и немного менее крутой - южный. Вершина пика поражает взгляд большой крутизной своей высотной части и привлекает очевидной трудностью восхождения. Только отсюда можно видеть, что главные трудности восхождения на этот пик встретятся на высоте выше 7 000 метров. Конечно, когда участники экспедиции Летавета 1937-1938 гг. рассматривали этот пик издали, они не могли предполагать его действительной высоты, но были твердо уверены в том, что он не может быть ниже Хан-Тенгри. Основной задачей своей экспедиции 1938 г. они ставили: "Установить подступы и совершить восхождение на безыменную вершину, расположенную в верховьях ледника Инылчек, к югу от Хан-тенгри, и предположительно достигшую высоты 7 000 м над уровнем моря". Когда, наконец, альпинисты оказались на леднике Звездочка, под безыменным пиком, их уже не мог обмануть вид широкой ледяной стены, составляющей его основание, и они знали, что на верху этой стены, перед ними должен подняться трапециевидный остроконечный пик, запомнившийся им еще с перевала Тюз. Он же был хорошо обрисован на страницах дневника Леонида Гутмана, посвященных описанию всего виденного на вершине пика ХХ-летия ВЛКСМ. Теперь есть основания считать пик ХХ-летия ВЛКСМ восточной вершиной на плече пика Победы. Разъяснить сомнения альпинистов помогло сопоставление данных экспедиций профессора Летавета, экспедиции на Хан-тенгри заслуженного мастера спорта Е. М. Абалакова и данных топографической экспедиции Рапасова. Советские альпинисты задумались над решением очередной задачи, выдвинутой перед ними топографами и географами нашей страны. Наука потребовала пересмотра альпинистских планов и поставила новую высокую цель; восхождение на пик Победы, главную вершину Тянь-шаня и вторую по высоте вершину Советского Союза. Пик Победы (7439,3 м) расположен в восточной части хребта Боз-кыр (или хребта Восточный Кок-шаал-тау). Как известно, хребет Кок-шаал-тау является самым южным в наименее исследованным хребтом Тянь-шаня. Его восточная часть (хребет Боз-кыр) отрезана глубоким каньоном реки Сары-джас, прорвавшей хребет и уносящей свои воды из Советского Союза на территорию Китайской Народной Республики, в бассейн реки Тарим. Пик Победы стоит на расстоянии около 20 км к западу от Меридионального хребта и на таком же расстоянии к югу от хребта Сталина. Ленинградская аудитория Всесоюзного Географического общества 18 ноября 1947 г. была переполнена. Проводилось торжественное заседание Общества, посвященное ХХХ-летию Советского государства. Отмечая достижения советских географов, президент Общества академик Л. С. Берг вручил учрежденные правительством СССР золотые медали за выдающиеся географические открытия. Присутствовавшие в зале: П. Н. Рапасов, В. И. Рацек, А. Ф. Кокшаров, Н. Я. Гамалеев и А. М. Арутюнянц, под гром аплодисментов, получили из рук президента Большую золотую медаль имени П. П. Семенова-Тян-Шанского за географические исследования и открытие пика Победы. ЭКСПЕДИЦИЯ КОЛОКОЛЬНИКОВА С момента установления действительной высоты и точного расположения безыменного пика, оказавшегося главной вершиной Тянь-шаня и названного пиком Победы, его покорение стало одной из первоочередных спортивных задач советского альпинизма. Альпинисты, сопоставляя опыт экспедиции Летавета 1938 г. с последними данными топографов, оценили задачу восхождения на вторую по высоте вершину Советского Союза как первостепенную по ее научному значению. Очень сложное спортивное мероприятие требовало тщательной и всесторонней подготовки, подбора и тренировки специальной группы альпинистов. На этот раз, в 1949 г., инициатором восхождения на пик Победы выступила группа альпинистов Казахстана, возглавленная участником восхождения на Хан-тенгри - Е. М. Колокольниковым. Организационная и спортивная часть подготовки экспедиции решалась с учетом опыта прежних экспедиций, а также новых технических возможностей, накопленных советскими альпинистами за минувшее десятилетие. Чтобы подобрать 10 альпинистов для участия в восхождении, были проверены лучшие альпинисты Казахстана. В состав экспедиции включили только самых сильных, испытанных в поводах и высотных восхождениях и допущенных медицинской комиссией. Из альпинистов Казахской ССР в состав экспедиции были включены; Е. М. Колокольников, В. М. Алексеев, Ю. Н. Менжулин, В. А. Колодин, В. М. Фонов, К. Я. Александров и У. К. Усенов. Кроме того, были приглашены москвичи А. В. Багров и А. И. Иванов и ленинградец Н. С. Семенов. Это была сильная команда, имевшая большой альпинистский опыт и обладавшая отличными физическими данными. Перед выездом в Центральный Тянь-шань участники экспедиции собрались в Алма-Ате и в течение июня провели тренировочный обор в горах Заилийского Ала-тау, в совместных .походах и занятиях подготовились к восхождению; хорошо узнали друг друга и сколотили крепкий альпинистский коллектив. 12 июля, закончив предварительную тренировку, погрузились на две автомашины и выехали в обход озера Иссык-куль. и хребта Заилийского. Ала-тау, вверх по широкой долине реки Или. Проехав вдоль хребта Заилийского Ала-тау, машины повернули к югу, и экспедиция прибыла в селение Кок-Пак, расположенное у рек" того же названия, стекающей с отрогов восточной части- хребта Терскей Ала-тау. Здесь подобрали небольшой караван из 18 лошадей. Кроме альпинистов, в состав экспедиции входили: врач С. С. Забазлаев, два радиста, кинооператор и конюх. Сравнительно с другими, ранее проведенными экспедициями (у Летавета в 1938 г. было 45 лошадей), 18 лошадей на 16 участников экспедиции было мало. Это объяснялось другой системой организации снабжения. Экспедиция не вела с собой вьючный караван, и альпинисты были; освобождены от трудностей перевалов и переправ с большим числом тяжело нагруженных вьючных животных. Весь основной груз экспедиции должны были доставить на самолетах и сбросить в обусловленных местах на грузовых парашютах. Лошадей предназначили лишь для перевозки людей с небольшим запасом снаряжения и продуктов до базового лагеря в долине Инылчек, а также для переброски грузов то леднику. Маленький караван за четыре дня прошел, через невысокие перевалы Терскей Ала-тау в. верховья реки. Сарыджас, откуда знакомыми всем альпинистам путями перевалил на Инылчек и разбил базовый лагерь у Чон-таша, на месте Зеленого лагеря экспедиции Летавета., Радисты установили устойчивую связь с Алма-Ата и вызвали самолеты с грузом. Вскоре в воздухе зашумели моторы, и экспедиция приняла 11 грузовых парашютов со всем необходимым для восхождения. При этом потеряли один парашют, отнесенный ветров в сторону реки и поглощенный быстрыми волнами Инылчека. Экспедиция должна, была выступить на ледник 1 августа, но неожиданно встало непредвиденное, препятствие. Произошел очередной прорыв озера Мерцбахера, и река преградила путь несколькими новыми руслами. Обычно река Инылчек вытекает из-под языка ледника одним руслом, возле его левого берега у склонов пика Нансена. После прорыва озера, переполнившего основное русло, избыток воды проложил себе другие пути. Три потока вырвались из-под ледника в его средней части, а четвертый, самый мощный, превосходящий основное русло реки, пробился у самого правого берега, полностью преградив подходы к кромке языка ледника на всей его пятикилометровой ширине. Два дня тщетно искали обходов или хотя бы брода. Глубокий поток ревел и пенился на всем доступном протяжении правого берега. На склонах хребта Сары-джас разведчиков остановили отвесные скалы, непроходимые для лошадей. Пять дней бушевала вода, наконец, на шестой, это было 7 августа, вода спала. По леднику Южный Инылчек Колокольников провел экспедицию хорошо известным ему путем, и на четвертый день альпинисты разбили свой основной лагерь на леднике Звездочка. Пересекать ледник и выходить на правую морену, как это сделал в свое время Летавет, они не стали, а пошли по его левой стороне, вдоль отрога пика Победы, и разбили лагерь на левой морене в 2-3 км от устья. Морена была мелкая, камни едва прикрывали лед. 10 августа Колокольников выслал две разведочные группы; Алексеев, Александров и Багров пересекли ледник и прошли в верховья вдоль его правого берега. Поднимаясь на склоны Ак-тау, они хорошо рассмотрели всю северную стену пика Победы и решили подниматься по пути, проложенному в 1938 г. экспедицией Летавета. Этот путь напрашивался сам собой, ввиду наличия гребня, облегчающего ориентировку при движении и в какой-то степени уменьшающего лавиноопасность, Так, наблюдая падение лавин с пика, они установили, что лавины в преобладающем своем большинстве скатываются в угол на повороте ледника Звездочка. Обратили внимание также и на то, что лавины падают в довольно широкую и глубокую впадину под стеной пика. Вторая группа разведки в составе Менжулина и Колодина прошла под стеной пика и ознакомилась с состоянием поверхности ледника, по которому должны были проходить альпинисты на пути к вершине. Осмотрев всех альпинистов, врач экспедиции не допустил к участию в штурме Колокольникова и Фонова. Начальником штурмовой группы был назначен Алексеев. Ему было дано право отобрать в пути альпинистов, идущих до самой вершины, оставив других в одном из промежуточных лагерей в качестве вспомогательной группы. 12 августа штурмовая группа в составе 8 человек вышла для организации промежуточных лагерей. Первое плато у подножия вершины встретило их непогодой. Пришлось два дня отсиживаться в лагере No 1, на том самом месте, где когда-то стоял "город Комсомольск на Звездочке" экспедиции Летавета (4320 м). 14 августа прояснилось. Альпинисты вышли рано забросили палатки и продукты на высоту 5 000 м, основав там, при выходе на второе плато, лагерь No 2. В тот же день успели спуститься в лагерь No I за очередной партией груза. Однако здесь альпинистов опять задержала непогода, и целые сутки они слушали вой метели, не вылезая из палаток. 16 августа опять прояснилось и альпинисты снова пошли наверх по уже знакомой, но занесенной снегом дороге,- пробили заново траншею в глубоком снегу и, выйдя к лагерю No 2, расставили палатки. На другой день погода была неустойчивой, но они все же пошли вперед. Решили на этом участке проложить новый, путь - выйти на гребень по северному ребру, ограничивающему мульду справа. Протоптали в эту сторону около километра глубокого снега. Траншея получалась глубиной по шею, а местами скрывала альпинистов с головой. Несколько часов топтались в глубоком снегу, но, в конце концов, не видя впереди перспектив к изменению условий пути, повернули назад и быстро пришли к исходному пункту. После маленькой передышки взяли направление к нижней части восточного ребра и начали топтать снег в другом направлении. На этом пути снег был не так глубок, и к вечеру они успели выйти на ребро и разбить лагерь No 3 на высоте 5 400 метров. Где-то здесь, поблизости, в свое время стоял лагерь No 4 экспедиции Летавета. 18 .августа продвинуться дальше не смогли. Беспросветная метель началась еще ночью, и альпинисты попали в ловушку. Пять дней они не вылезали из своих палаток и проклинали непогоду. Изнывая от тоски по хорошей погоде, альпинисты заполняли время сном, болтовней и почти непрерывной едой. - Заглянув в, одну из палаток, можно было увидеть Багрова, занимающегося, приготовлением на спиртовой кухне очередного блюда. Рядом с бессменным поваром, обычно сидел Семенов и, старательно штопал носки. Это продолжалось уже несколько дней, и все недоумевали: - Петя, неужели ты взял-с собой одни дырки? В другом углу палатки-Иванов занимался работой по изучению альпинистских восхождений. Он исписал две записные книжки вычислениями длины, крутизны и трудности пройденных и. добросовестно измеренных участков пути. Он старался, вывести средние условия применительно: к покрову и крутизне данного склона. Наконец, 23 августа, утром, метель окончилась и всех обрадовал голос начальника штурма, провозгласившего подготовку к выходу. Альпинисты быстро собрались, размяли затекшие ноги и вышли на снег. Сверкающая чистота свежевыпавшего снега заставляла жмурить глаза даже под защитными очками. Все вокруг выглядело как-то мягче и глаже. Ветер и снег сгладили много неровностей склонов, и они казались доступнее. Огромные снежные карнизы, отложенные западным ветром, свисали с гребней на южную и восточную стороны. Пошли вверх по снежному склону, поднимаясь вдоль ребра, однако на приличном расстоянии, от его края, чтобы не оказаться случайно на снежном карнизе. Хотя снег был не очень глубок, но все же пришлось прорезать траншею примерно по пояс. Наконец, прошли отлогий участок гребня и начали подъем к его более крутой части. Здесь снег был глубже, и вскоре альпинисты втянулись в глубокую траншею, занявшись привычной работой по разгребанию и уминанию снега, перед тем как вытоптать ступеньку. Почти вся работа ложилась на идущего впереди Багрова, а следующие за ним если и уставали, то больше не от ходьбы, а от тяжелого рюкзака, постоянно висящего за плечами альпиниста и совершающего вместе с ним все восхождения. Отдельные тучки и туман, ненадолго закрывавший гребень, не предвещали близкой непогоды, и все мысли были направлены вперед, вверх, за видимую выпуклость ребра. Их путь был прерван самым неожиданным образом. Слева от альпинистов, вдоль их следа, извилистой чертой, больше чем на 100 м, треснул снежный склон. Отделившийся пласт с характерным шипением пополз вниз, выдернул из-под ног так тщательно вытоптанные ступеньки, и только успел кто-то крикнуть: "Держись!", как все уже катились, барахтаясь в мягком снегу, по крутому склону, потеряв ориентировку и представление о том, где верх, где низ, где обрыв, трещины и скалы. Если кто-нибудь задерживался, резко дергала веревка, и эти толчки, доходя до сознания, подтверждали присутствие спутников и тогда становилось не так страшно. Лавина сползла в широкую впадину мульды и, повернув в сторону северного ребра, замедлила свой бег на отлогой части впадины: она остановилась, почти дойдя до крутого спада к первому плато. Если бы лавина захватила больше снегу, альпинисты были бы сброшены прямо на ледник Звездочка. Первым поднялся на ноги Багров. Он быстро снял залепленные снегом очки, огляделся и насчитал вокруг себя семь шевелящихся сугробов. У него отлегло от сердца и он усмехнулся. - Лихо прокатились. Достав из-под штурмовки ФЭД, он начал быстро делать снимок за снимком, запечатлевая "вылуплявшихся" из сугробов товарищей. - Документальные кадры! Вскоре все очистились от снега и пошли напрямик к месту своего лагеря "5400 м". Просидели в палатках еще два дня, радуясь гулу лавин, очищающих склоны от избытка выпавшего снега. Вершина часто скрывалась в облаках, но снегопада и метели не было. 26 августа опять пошли вверх при очень хорошей погоде. Снег осел, слежался, и там, где раньше приходилось бороздить его глубокими траншеями, теперь шли легко, проваливаясь всего лишь по колена. След лавины, сбросившей альпинистов, был отчетливо виден. Прошли немного выше этого следа, с опаской поглядывая вниз на знакомую лавинную дорогу. Высоту набрали довольно быстро. Стрелки высотомеров показывали 5620 м, когда внезапно раздался знакомый треск. Альпинисты замерли, ожидая шипения и следующего за ним падения лавины. В нескольких метрах над ними, вдоль ребра, прошла знакомая, извилистая трещина шириной около 10 см и метров 50 длиной. Но шипения двинувшегося снега не последовало. Оторвавшись, пласт повис в непонятном равновесии. Было неизвестно, скольких шагов не хватало, чтобы его сдвинуть с места, и они стояли в молчании, не шевелясь, лицом к лицу с лавиной, как перед страшным зверем, присевшим для прыжка. Наконец, Алексеев нашел правильное решение задачи. - Замыкающей связке повернуться кругом и выйти из опасной зоны. Остальным не шевелиться. Так, поочередно, они сошли с висевшего пласта и облегченно вздохнули. Приказ идти вниз на ледник Звездочка приняли безропотно, как естественное отступление от препятствия для нового разгона. Было необходимо выждать изменения снежных условий и набраться свежих сил. Колокольников, правильно оценив создавшуюся обстановку, одобрил спуск всей штурмовой группы и приказал готовиться к новому броску. Затяжка, не была особенно страшна. Всем было известно, что группа Летавета в свое время достигла на этом же самом маршруте значительной высоты во второй половине сентября. Но у альпинистов не хватало продовольствия и топлива для продолжения осады. Запросили по радио Алма-Ата. Продлить штурм разрешили и обещали выслать все необходимое самолетом с выгрузкой грузовых парашютов на ледник Звездочка. Наконец прилетел долгожданный самолет и выбросил груз над ледником. Но тут непостоянство горного климата сыграло злую шутку. Внезапно поднявшийся шквальный западный ветер унес все парашюты на восток и посадил их где-то в горах группы Ак-тау. Вышли на поиски. Всем казалось, что парашюты приземлились в одном из ущелий Ак-тау напротив пика Победы. Пришлось подняться довольно высоко (выше 5000 м), в широкое ущелье, к которому пристало имя "Парашютное", но никаких следов, груза здесь не нашли. Сделали много хороших фотоснимков в сторону пика Победы и были свидетелями падения двух новых лавин. Первая лавина сорвалась где-то с левой стороны вершины, прокатилась по всему гребню, как раз по пути проложенного маршрута восхождения, свалилась в хорошо знакомую всем мульду, переполнила ее и потекла вниз. Вторая лавина пошла от вершины прямо по отвесной стене во впадину между скалами и ледником на повороте последнего. Это была самая мощная из многих лавин, скатившихс

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования