Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Наука. Техника. Медицина
   Наука
      Черепов И.. Загадки Тянь-Шаня -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -
ысотой до 4500м (5200) "Это был невероятный хаос вершин и ледников, особенно на месте стыка его (хребта Борколдой.) с Чакыр-корумом; земля здесь как бы ощетинилась бесконечным количеством игл и шипов" "Сухой туман" - пыль пустыни Такла-макан - висел над горами и не дал возможности осмотреть издали вершины хребта Кок-шаал-тау, и группа А. А. Летавета двинулась дальше к перевалу Кубергенты. С этого перевала были видны истоки рек Узенгегуш и Ак-сай, собирающих свои воды с ледников северных склонов хребта Кокшаал-тау, поднимающегося здесь пиками, близкими к 6 000 м высоты. Обследовав эту часть хребта, альпинисты нанесли на карту ряд ледников и вершин, дали названия безыменным пикам Кызыл-аскер (Красноармеец, 5 899 м), Джолдаш (Товарищ, 5 782 м) и наименовали крупные ледники истоков Узенгегуша в честь советских географов С. Г. Григорьева и Н. Н. Пальгова. В 1934 г. экспедиция Летавета снова направилась на хребет Кок-шаал-тау, к пику Кызыл-аскер, а также несколько восточнее его к месту прорыва реки Узенгегуш через хребет. Состав экспедиции был пополнен молодыми альпинистами И. Е. Марон и Л. П. Машковым. Группа сделала попытку восхождения на пик Кызыласкер. За два дня альпинисты прошли ледник и поднялись по склонам этой величественной вершины на значительную высоту. Однако глубокий рыхлый снег и начавшаяся непогода задержали подъем, и на третий день, группа спустилась в долину, направившись к востоку, вниз по течению реки Узенгегуш, к истокам ее правого притока-реки Чон-тура-су. Здесь был обследован ледник, названный именем Н. Л.Корженевского. В середине ледника группа открыла стоящий обособленно остроконечный пик высотою около 5 000 м и присвоила ему название Альпинист. Совершив восхождение на одну обзорную вершину высотой 4 900 м, профессор Летавет закончил свою работу. Двухдневный снегопад засыпал все вокруг глубоким снегом, поэтому пришлось покинуть этот малоисследованный район, имеющий еще и сейчас много загадок и ожидающий хорошо снаряженную альпинистскую экспедицию, подготовленную для совершения трудных спортивных восхождений. В 1936 г. А. А. Летавет проложил маршрут своей очередной экспедиции к главной вершине хребта Терскей Ала-тау - Каракольскому пику (5250 м) и на хребет Куйлю-тау. В этом году группа участников экспедиции пополнилась В. С. Клименковым и В. А. Каргиным. Хребет Куйлю-тау до 1936 года оставался мало исследованным. Его снежные пики были хорошо видны со всех, окружающих хребтов и перевалов, но в глубину массива Куйлю-тау не заходил еще никто из исследователей кроме профессора В. В, Сапожникова, который прошел вдоль его склонов и был в некоторых его ущельях. Венгерский путешественник Альмаши, также наблюдавший этот хребет лишь издали, высказал мало вероятное, но заинтриговавшее ученых и альпинистов предположение, что главная вершина Куйлю-тау по своей высоте лишь немного уступает Хан-тенгри. Разведка этого хребта составляла, поэтому главную цель экспедиции. Каракольский пик представлял_ большой спортивный интерес. Он привлекал альпинистов своею высотой, крутыми обледенелыми склонами, острым гребнем и вершиной, имеющей форму трапеции. Этот пик находится в глубине ущелья реки Караколки, всего лишь в 40 км от города Пржевальска, Подойдя к его подножию, альпинисты в течение двух суток, преодолели ледяную стену и вышли на длинный вершинный, гребень, достигающий в наиболее низкой восточной части пика почти 5000 м высоты. По южную сторону от вершинного гребня был виден хребет Куйлю-тау и покрытый густой сетью трещин ледник с вытекающей из-под его языка рекой Куйлю. Остроконечные пики Куйлю-тау, полуприкрытые. надвигающимися с запада облаками, выглядели неприступно, и альпинисты тщетно пытались определить ущелье, по которому можно к ним приблизиться. Было очевидно, что ледник Куйлю в западной части хребта не может служить путем к главной вершине, и "ключи к двери" следует искать на востоке. В целях дальнейшей разведки, экспедиция Летавета прошла Терскей Ала-тау перевалом Чон-ашу в долину Оттук и, далее, перевалом Торну в долину реки Куйлю. От перевала Торну вершины Куйлю находятся сравнительно; далеко, но их скрывала сплошная облачность. От начала теснины Сары-джас экспедиция свернула в ущелье реки Малая Талды-су и расположилась на поляне, вблизи языка ледника того же названия. На второй день группа Летавета прошла весь ледник Малый Талды-су и в его верховьях обнаружила доступный перевал, выводящий на один из ледников системы реки Теректы. Вблизи ледника не было заметно ни одной выдающейся вершины, которую можно было бы принять за лавную вершину хребта. Разочарованные альпинисты, вернувшись в лагерь, решили изменить дальнейший план разведки таким образом, чтобы исключить спуск в долину Сары-джас и длинный подъем в соседнее, ущелье. Это можно было сделать, перевалив через отрог, разделяющий ущелья рек Б. Талды-су и М. Талды-су, а лошадей проводником послать в обход, навстречу. И вот, на следующий день, альпинисты добились своего. Блестящее завершение разведки сменило все сомнения и разочарование. Об этом хорошо рассказывает сам Летавет: " Мы решили попытаться найти проход прямо в верховья реки Большой Талды-су, непосредственно к питающим ее ледникам. Поднявшись по правой (восточной) ветви ледника Малого Талды-су и форсировав скальный гребень, возвышающийся над цирком ледника, мы, действительно, оказались на перевальной точке хребта, разделяющего ущелье Малой и Большой Талды-су. Внизу под нашими Ногами лежал ледник Большой Талды-су, а прямо перед нами поднималась сверкавшая льдами мощная трапециевидная вершина, возвышающаяся примерно полуторакилометровой отвесной стеной над ледником. Однако и эта вершина вряд ли могла быть той, которую мы искали. Ее контуры не соответствовали описаниям путешественников, наблюдавших вершину из верховьев Сары-джаса. По крутому скалистому склону мы быстро спустились на ледник Большой Талды-су с тем, чтобы сразу же начать подъем к видневшейся в его верховьях седловине. Последний участок перед седловиной очень крут. Сдерживая волнение, быстро форсируем его. Невольный возглас изумления вырывается из наших и прямо перед нами в лучах вечернего солнца сверкает изумительная по своей красоте стройная остроконечная вершина. Двухкилометровой стеной она встает над ледником и почти не связана с окружающей системой гор восхождение на нее должно представить исключительные трудности. Вершина находится совсем близко - нас разделяет лишь неширокий цирк ледника, стекающего на юг и относящегося, очевидно, к системе реки Теректы. Совершенно очевидно, что это, наконец, и есть та самая вершина, в поисках которой мы отправились в сердце хребта Куйлю. Но очевидно также, что высота ее вряд ли может превышать 5 500 м над уровнем моря. Незаметно подкрадывается вечер. Располагаем нашу палатку на снежной площадке седловины. Несмотря на сильный мороз, долго не застегиваем палатку и все любуемся вершиной в свете луны она еще более прекрасна. Действительно, это одна из наиболее красивых вершин, когда-либо мною виденных. Решаем дать вершине название пик Сталинской Конституции. Массивную же ледяную вершину, виденную нами с перевала, называем в память скончавшегося тогда президента Академии наук СССР - Александра Петровича Карпинского". Попыток восхождения на вновь открытые вершины группа не предприняла ввиду очевидной сложности маршрута, необходимости подбора значительно более сильного альпинистского состава и лучшего снаряжения. Возвращаясь из этой экспедиции, Летавет заполнял записную книжку расчетами по организации в следующем году экспедиции на пик Сталинской Конституции. Превосходные материалы, привезенные Летаветом из этой разведки, облегчили привлечение альпинистов к участию в решении этой загадки Тянь-шаня. Все их сомнения мгновенно отпадали после первого взгляда на фотографию вершины, покорявшей их альпинистские сердца красотой, неприступностью оледенелых скал и изборожденных лавинами снежников. Альпинисты рассматривали фотографию как вызов на борьбу, и у Летавета не было недостатка в кандидатах на участие в новой экспедиции. Часть I ПИК СТАЛИНСКОЙ КОНСТИТУЦИИ Экспедиция Летавета 1937 г. являлась естественным продолжением и развитием разведки 1936 г., давшей ценные сведения о главных вершинах хребта Куйлю-тау. Так как на этот раз были поставлены серьезные спортивные задач, в целях их разрешения понадобилось усилить альпинистскую группу. Для участия в экспедиции были Привлечены С. И. Ходакевич, Н. М. Попов, В. Ф. Мухин, И. А. Черепов, Г. И. Белоглазов, Е. В. Тимашев, И. Н. Ошер и В. И. Рацек. Всего вместе с начальником пошло 9 альпинистов. Основной задачей экспедиции являлось восхождение в хребте Куйлю-тау на пик Сталинской Конституции и пик Карпинского. Кроме того, в целях разведки нового района, была поставлена дополнительная задача - восхождение на главную вершину хребта Инылчек-тау - пик Нансена. Это восхождение должно было помочь разобраться в горном узле верховьев ледника Кан-джайляу и с высшей точки хребта Инылчек-тау осмотреть расположенные к югу от него хребты Каинды-катта и Боз-кыр. По существующей традиции, альпинисты должны и заслужить свое право на участие в этом интересном спортивно-исследовательском мероприятии. Желающих поехать в экспедицию, организованную центральными органами, руководящими развитием физической культуры Спорта в СССР (ВКФКиС и ВЦСПС) было очень много. Предпочтение получили те из них, кто работал по подготовке кадров для советского альпинизма. Таким образом, четверо прибыло в Тянь-шань после проведения на Алтае курсов младших инструкторов альпинизма, а трое - после проведения разведки и восхождения на пик Манас в хребте Киргизский Ала-тау с целью подготовки маршрутов для массовых альпинистских мероприятий Киргизской ССР. Три члена экспедиции Попов, Белоглазов и Рацеку. освободившиеся значительно раньше, успели до сбора всех, участников в Пржевальске выполнить одну из задач экспедиции - совершить первое восхождение на главную вершину хребта Терскей Ала-тау Каракольский пик. Все альпинисты экспедиции перед выездом в дальний Тянь-шань получили отличную подготовку и акклиматизацию при предыдущей работе в горах. В дальнейшем это имело немалое значение для выполнения плана и хороших спортивных достижений экспедиции 1937 года. ГОЛУБОЕ ОЗЕРО В начале августа 1937 г. из города Фрунзе выехала вверх по долине реки Чу основная группа альпинистский экспедиции профессора Летавета. За несколько часов полуторатонная автомашина пересекла плодородную широкую долину и свернула в живописное Боомское ущелье. Здесь река Чу ревела в глубоких теснинах, перекатывала камни и углубляла русло, прорезавшее высокий хребет. Извилистый подъем вывел дорогу на высоту около 1 600 м, и машина через два часа достигла поселка Рыбачье, расположенного на отлогом западном берегу озера Иссык-куль. Замечательное озеро, окруженное высокими горами находится в самом центре советского Тянь-шаня. Первое, что поражает при виде Иссык-куля - эта богатство его окраски. Соскочив с машины, альпинисты вышли на берег, где их окружил все пронизывающий, яркий голубой цвет. Голубое небо смыкалось на горизонте с темно-голубой поверхностью озера. Ближе к берегу озер светлело, становясь у самых ног совершенно прозрачным. Даже при купании виден каждый камешек на дне, видно каждое движение пловцов в голубой воде. Соленое озеро Иссык-куль - это своеобразное, маленькое высокогорное море. Оно заполняет глубокую впадину, окруженную горными хребтами, вытянутую в широтном направлении на 184 км, а в меридиональном - на 50 км. Глубина озера 702 м у южного берега, 300- 400 м - в его середине. Озеро не имеет стока. В него вливается много рек и ручьев с окружающих горных хребтов. В 1856-1857 гг. П. П. Семенов побывал на его берегах и с присущей ему научной проницательностью объяснил условия, в которых озеро лишилось своего стока - реки Чу. Когда-то озеро стояло значительно выше, принимало в себя реку Кочкур, а из него вытекала Чу. В этом далеком периоде ледники Тянь-шаня были мощнее, реки многоводнее, и Чу прорыла глубокое Боомское ущелье, углубила свое русло и спустила часть воды озера. Затем река Чу отошла от озера и оно еще больше понизило свой уровень и осталось без стока. Причина отхода русла реки Чу от озера пока еще научно не объяснена. Вдоль всего северного берега озера проходит хребет Кунгей Ала-тау с главной вершиной Чок-тал (5168 м). За ним протянулся в этом же направлении хребет Заилийский Ала-тау, на северных склонах которого всего в 70 км (по прямой) от озера расположена столица Казахстана - город Алма-Ата. Вдоль южного берега озера проходит хребет Терскей Ала-тау, главная вершина которого называется Каракольский пик (5 250 м). На восток от озера отходит широкая долина. В ней расположен город Пржевальск. В 60 км к востоку от озера долина замыкается хребтом, оставляя удобные для караванов проходы на территорию Китая в Центральную Азию. По этим путям через перевал Сан-таш проходил знаменитый русский путешественник и первый исследователь Тянь-шаня П. П. Семенов-Тян-Шанский и первый исследователь Центральной Азии Н. М. Пржевальский. На берегах озера обращают на себя внимание безлесные склоны Кунгей Ала-тау и темно-зеленые лесистые скаты Терскей Ала-тау. Такая особенность присуща всем хребтам и отрогам Тянь-шаня. На солнечном припеке южных склонов растут только травы, а на теневых, северных склонах, где больше влаги, растут пышные леса. Берега озера сравнительно густо заселены. Здесь отличные условия для животноводства, хорошие для хлебопашества, садоводства и рыбных промыслов. В водах озера много рыбы - сазана, османа и маринки, иссыкульских видов чебака. Пескаря, гольяна и др., а в горных реках много форели. На северном берегу проложена шоссейная дорога, по озеру ходят пароходы. Альпинисты погрузились со всем своим багажом на носовую часть палубы маленького парохода. У бортов судна весело плескалась вода. Через несколько часов, Когда поселок Рыбачье уже скрылся за горизонтом, порода стала хмуриться. Ветер засвежел, и по озеру пошли волны с белыми гребешками. Обрывки туч проносились низко над водой. То светило яркое солнце, то становилось пасмурно, то густой туман ненадолго охватывал пароход. Вдруг мы увидели в нескольких километрах к югу от парохода очень интересное явление. Из моря поднимался и темный водяной столб. Он достигал высоты примерно 100 м, а может быть, и больше, толщина столба была не менее метра. Верхушка его развернулась, как шляпка гриба, и, казалось, соединилась с одним из низких облаков. На таком расстоянии нельзя было рассмотреть завихрения и вращательного движения водяного столба, что придавало всему явлению еще больше таинственности. Вскоре мы поняли - это был водяной смерч. Он держался довольно продолжительное время и, наконец, остался за кормой. Мы не заметили, когда смерч скрылся из глаз, а, быть может, рассыпался. Происхождение этого явления объясняется тем, что горы, стоящие вокруг озера, благоприятствуют образованию воздушных завихрений. От соленого ветра, яркого солнца, от набегавших, как в море, волн захотелось петь. По морям, по волнам, Нынче здесь, завтра там. Эту песню сменила другая, альпинистская Крут подъем и каменист, А рюкзак тяжелый. Поет песню альпинист, Бодрый и веселый. Что ты весел, отвечай, Позабыл усталость? - На вершине невзначай Выпили мы малость. Мы не пили там вина, Радости хлебнули - Ширь и дружбы глубина Счастье всколыхнули. Подобные песни сочиняют советские альпинисты во всех наших лагерях. Обычно они берут мотив известной песни, а слова придумывают сами. От пристани на восточном берегу озера до города Пржевальска более 10 километров, Потребовалась подвода. Договорились выехать через час, а пока поднялись на высокий берег, где стоит памятник Н. М. Пржевальскому. Советские альпинисты никогда не проходят в Тяньшань, чтобы по пути не навестить могилу своего великого соотечественника. Вся жизнь этого замечательного исследователя была отдана на служение науке. До него еще не было карты Центральной Азии. Он заполнил это огромное белое пятно, исчертив его маршрутами своих экспедиций, протянувшихся более чем на 30 000 километров. Около десяти лет он провел в этих краях, изучил и нанес на карту десятки горных хребтов, рек, озер, пустыни и оставил человечеству замечательные, подробные описания маршрутов нескольких своих путешествий. Значение самоотверженной работы Николая Михайловича Пржевальского, результаты которой до сих пор изучаются учеными, очень велико. Для советских альпинистов-исследователей великий путешественник Пржевальский служит примером патриотизма, самоотверженности, научной пытливости, трудолюбия, простоты и скромности. На высоком берегу озера Иссык-куль Пржевальский нашел свой последний приют. В 1888 г. он готовился к выходу из Каракола (старое название города Пржевальска) в свое пятое путешествие. Тяжко заболев, он просил похоронить его на пути исследователей Средней Азии. Любимый ученик и последователь Пржевальского П. К Козлов исполнил его последнюю волю. С высокого берега открывается широкий вид на озеро Иссык-куль. Далеко на горизонте голубые воды смыкаются с синим небом. Вечноснежные хребты уходят вдаль, и их очертания растворяются в небесной синеве. Широкую долину замыкают горы, на перевалы уходят караванные дороги, ведущие в Синьцзянь. Альпинисты уносят с собой образ орла на взлете, венчающего памятник великому путешественнику. До города Пржевальска мы шли пешком, положив рюкзаки на телегу. Кругом возделанные поля. Здесь на высоте 1 600 м над уровнем моря хорошо вызревают хлеба, овощи и фрукты. В самом Пржевальске и его окрестностях много садов с замечательными яблонями и грушами. Но они созревают здесь значительно позднее, чем на равнинах, и нам пришлось довольствоваться ягодами и скороспелыми сортами яблок. Несколько дней было затрачено на подготовку каравана. Одни готовили вьючные сумы и ящики, укладывали, обвязывали, составляли опись, другие нанимали караванщиков и подбирали в колхозах лошадей. Немало времени заняла подгонка личного снаряжения, привезенного из Москвы в числе прочего багажа экспедиции. Нужно было новые ботинки, кошки и оковку ботинок сочетать таким образом, чтобы одно дополняло другое. Летавет требовал, чтобы кошки плотно подгонялись на неокованную обувь, а оковка занимала свободнее от кошек пространство на рантах и подошве. Обувь подбирали с расчетом на стельку и три шерстяных носка. Мы готовились к ледовым маршрутам, к глубокому снегу, морозам и ветрам высокогорного Тянь-шаня. Посетителям дома декханина странно было видеть людей в трусиках и шляпах на солнечном припеке, посреди двора сушивших зимние теплые носки" рукавицы и пуховые спальные мешки. Весть о прибытии в Пржевальск альпинистской экспедиции быстро разнесл

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования