Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Русскоязычная фантастика
      Александр Бачило. Впереди - вечность -
Страницы: - 1  - 2  - 3  -
Александр Бачило. Впереди - вечность --------------------------------------------------------------- © Copyright Александр Бачило Москва, 1999 г. Email: bachilo@mail.ru --------------------------------------------------------------- - Фамилия? Я назвал. - Возраст? Я признался. Он бросил на меня взгляд исподлобья, покачал головой. - Надо же! И семья есть? - Не успел. - Эх-эх-эх! - посочувствовал он. - Только бы жизнь начинать! Диагноз? - Острая сердечная... Он покивал. - Пил? - Как все... Это его вдруг рассердило. - Как все! А если все в окно прыгать начнут, ты тоже сиганешь? Я усмехнулся. - Теперь уже нет... - Как дети, честное слово! - он продолжал что-то быстро строчить в учетной книге. - Давай направление! Я подал ему сложенную вчетверо бумажку, исписанную со всех сторон мелким ровненьким почерком. - Понаписали! - он брезгливо взял бумажку за уголок, посмотрел на свет. - Бюрократы. Лишь бы спихнуть человека... Постой-ка, а это что?... Он прищурился на красный штампик, косо пересекающий строчки, присвистнул и посмотрел на меня по-новому - внимательно и даже, как мне показалось, с уважением. - Как же это тебя угораздило? Я пожал плечами. Мне и самому было интересно, как. - Ну, дела! Он сыграл на клавишах селектора нестройную гамму и закричал: - Аппаратная? Что у нас с девятым боксом? - Под завязку, - прохрипел динамик. - Тут человек с направлением! - Они все с направлением! Бокс не резиновый. - Что ж ему, на лестнице сидеть?! - А нам без разницы. Наше дело температуру держать, а не размещением заниматься! - Ты поговори еще! - огрызнулся мой новый покровитель. В ответ из динамика послышалось неопределенноебульканье и отдаленные голоса - не то хоровое пение, не то дружный вопль. Помолчав, покровитель добавил тоном пониже: - А когда будут места? - А я знаю? - отозвался наглый голос. - Чего вам дался этот девятый бокс? Мало других отделений, что ли? Травма, грязи, смолы, зубовное... - Какое зубовное! - вскричал покровитель. - У него красная печать! "Девятый бокс" - ясно и понятно! - У-у! - протянул селекторный голос озадаченно. - Печать. Хреново дело... Ладно, пусть понаведается днями. Может, придумаем чего... Покровитель выключил селектор. - Ну вот и ладненько! - сказал он, обращаясь ко мне и потирая руки с искусственным оживлением. - На днях дадим постоянное место, а пока отдохни с дороги. - Как же это так - на днях? - возразил я. - А до тех пор куда мне деваться? - Походи, посмотри, где что, - разулыбался он. - У нас секретов от пациента нет! - Погодите, погодите! - я почувствовал, что меня хотят надуть. Вечно со мной происходит одно и то же, лицо у меня, что ли, простодушное? - Сколько я тут буду ходить, смотреть? Неделю? Помещение-то дайте, хоть какое-нибудь! В глазах его заиграло веселое изумление. - Торопишься? Это ты зря. Тебе торопиться теперь некуда. У тебя впереди - вечность! До меня вдруг дошло. - Извините, - пробормотал я. - Действительно, как-то не подумал... - То-то! - он протянул мне металлический жетон на проволочном кольце. - На вот тебе бирку, привесь за что-нибудь и носи. Да смотри, не потеряй! - Спасибо. - Не за что, - хмыкнул он. - Себя благодари. Достукался до красной печати! Сам-то знаешь, чего натворил? Я кивнул. - Мечтал, говорят... Он вытаращился на меня с веселым изумлением. - Зачем же ты, дурак, мечтал? - Да я не нарочно, - мне почему-то захотелось оправдаться в его глазах. - Так уж получилось. И потом, я ведь ничего не делал. Мечтал только... - Э, брат! - он махнул рукой. - Здесь не разбирают, делал или мечтал. Статья одна. - Я понимаю... - Понимает он! Ну и оттянулся бы на всю катушку! А то намечтал выше крыши, а сласти настоящей и в руках не держал, простофиля! Чего ж ты? Я вздохнул. - Не знаю. Стеснялся. - Кого стесняться-то? Все ж свои! Все одинаковые. Ты о чем мечтал? О бабах, поди? Я почувствовал, что краснею. - Знаете, вообще-то я никогда этого так не называл... - А как? Назови по-другому, я подожду. - Ну... - заметался я, - видите ли... в общем... - В общем, о бабах, - заключил он. - Ну почему, - потупился я, - не только... - А о ком еще? - глазки его засияли масляной радугой. - Вы не поняли, - я испуганно отмахнулся. - Собственно, конечно, об этих... о бабах. Но не об одних бабах, а... - А об целой куче! - подхватилон. - Чего ж тут не понять? Не в лесу живем. Значит, в мечтах ты не стеснялся, а в жизни - робел? Да, брат, залетел, можно сказать. Баб стесняться - это хуже любого смертного греха! - Что ж теперь делать... - я развел руками. - Да уж теперь делать нечего! Отвечать придется! Он посмотрел на меня строго. - За что же отвечать? - возмутился я. - За то, что никому жизнь не испортил? За то, что не обещал золотых гор, пыль в глаза не пускал? Им же всем сказочного принца подавай! Чтобы увез за синее море и поселил в хрустальном дворце. А я не принц! И не Джорж Майкл! - Это верно, - несколько смягчился он. - И дворца у меня нет. И даже этой... дачи-машины. А они - черт их знает - всегда это как-то чувствуют! Сроду смотрели на меня, как на пустое место. А что возразишь? Не можешь дать женщине счастья - не берись! Я просто трезво оценивал себя. И сознательно отказывался от них ради их же пользы. - С благими намерениями, значит? - участливо спросил он. - Ну да. С благими. Он вдруг встал, подошел к двери и, пинком распахнув ее, указал во внешнюю тьму: - У нас тут, паря, благими намерениями дороги вымощены! Некоторое время мы оба молча смотрели вдаль - туда, где в редких багровых всполохах проступали неясные гигантские силуэты. - Оттого и сухо, наверное... - задумчиво добавил он, почесав проплешину между рогами. - Несмотря, что под землей... Дорога, вымощенная благими намерениями, начиналась сразу за дверью. Больше всего она напоминала скоростное шоссе - по шесть полос в каждую сторону. Разметка была аккуратно нанесена белой светящейся краской, предусмотрены места парковки на обочине идвухуровневые транспортные развязки. Все это - несмотря на полное отсутствие на дороге каких бы то ни было средств транспорта. Да и пешеходы-то попадались не часто. Раз только из полумрака навстречу мне вышла троица. Два чумазых типа шахтерского вида несли носилки, груженые инструментом - пилами, коловоротами, клещами и садовыми ножницами. Рядом, зажав подмышкой трезубые вилы, брел черт. Носильщики не обратили на меня внимания, а черт прищурился, разглядывая. Я повесил жетон на шею и сделал вид, что спешу по делу. Троица прошла мимо. С обеих сторон к дороге все ближе подступали темные угловатые громады - не то из®еденные ветрами утесы, не то многоэтажные дома, покинутые жителями. Нигде ни одного огонька, только в небе (если это называется небом) уныло мерцал вечныйзакат. Все чаще стали попадаться нависающие над дорогой переплетения труб, ажурные металлические фермы, лестницы, рельсы и прочее индустриальное железо. Дома-утесыокруглились вершинами и стали похожи на гигантские, торчком поставленныецистерны. Подобный пейзаж вполне подошел бы для какого-нибудь нефтеперерабатывающего комбината и впечатление производил такое же - унылое, гнетущее. Вдобавок и ввоздухе стало отчетливо пованивать химическим производством. Веселенькое местечко, подумал я. Вот здесь мнеипредстоит провести остаток дней... Да нет, каких дней? Какой остаток? У меня ведьтеперь впередивечность! А это значит... Как быпредставить себе такую затейливую штуку - вечность? Совершенно бесполезно, по-моему. Да и не вечность меня по-настоящему беспокоит! Вечность - понятие абстрактное, а вот таинственный девятый бокс - кажется, вполне конкретное. Что это за бокс такой, привилегированный? Какие еще привилегииз д е с ь? На лишнюю... пытку? Нет, лучше не думать об этом. И держаться подальше от девятого бокса, пока силой не волокут. А я-то, дурак, еще рвался туда! Соображатьже надо - это тебе не койка в общежитии!... За душеспасительными размышлениями я и не заметил, как свернул с главной дороги в какой-то проулок. Стены, заборы, трубы и лестницы теснили меня теперь со всех сторон. Приходилось то и дело наклоняться, проходяпод низко свисающими проводами, подниматься по шатким металлическим трапам, петлять в лабиринтах гулких темных коридоров. Скоро я совсем заблудился. И тут обнаружилось, что места эти обитаемы. Где-то неподалеку перекликались голоса, торопливые шаги прогрохотали по железунад самой моей головой, эхо их отозвалосьглубоко внизу, а потом вдруграздался звук, точь-в-точь похожий на вопль большого стадиона в момент гола. Напрасно я искал хоть какую-нибудь щелку в высоченном заборе. Он был надежно склепан из одинаковых щитов с изображением черепаи надписью "Не влезай - убьет! ". Мне так и не удалось увидеть, что там, за ним, происходило... Я двинулся дальше в дебри коридоров, но не сделал и десяти шагов, как снова услышал голоса, на этот раз совсем рядом. - Ну и вот, - спокойно сказалкто-то над самым моим ухом, - значит, режешь все это меленько и заливаешь квасом... - Рассолом можно, - вставил дребезжащий голосок. - Рассолом - это по зиме, - нетерпеливо возразил первый, - только уж зелени никакой не положишь зимой, яйца да колбаса - вот и вся окрошка. А летом - и петрушечки добавишь, и укропу, огурчиков свежих... А квасок-то ледяной, ах! В жару, под черемухойсидя, окрошечки пошвыркать - какое отдохновение! - Да-а... Сюда бы сейчас кваску ледяного... - просипел кто-то без голоса. - Как же, жди! - весело подхватил совсем молоденький тенорок. - Вон рогатыйидет кваску поддавать! - Ну, накатит сейчас! - проворчал рассказчик про окрошечку. За стеной послышалисьгулкие шаги, звякнуло железо, стены завибрировали от мощного гудения, какое издает пламя, вырывающееся из доменной топки. Что-то заклокотало там, проливаясь с тяжелым лавовым плеском. Меня вдруг обдало жаром. Я отскочил от раскаленной стены подальше вглубь коридора. Стена на глазах наливалась малиновым свечением. И тут раздались вопли. Никогда в жизни мне не приходилось слышать ничего подобного. В голосах, которые я почти научился различать, больше не было ничего человеческого. Я слышал захлебывающийся, запредельный животный визг, верещание, хрип, издаваемый самойплотью, уже лишенной разума, потому что разум не способен вынести такое. Не знаю, как я сам не потерял рассудок, слушая эти последние вопли сжигаемых заживо людей. Через несколько мгновений с ними было покончено. Из невидимых щелей струйками потянулся дым. Лава, вероятно, схлынула. Стена, потрескивая, медленно остывала. Я хотел бежать отсюда как можно скорее и дальше, но не смог сделать ни шагу. Ноги, будто и впрямь ватные, как пишут в книжках-ужастиках, бессильно подогнулись, и я селна пол по-турецки. Страшно. Отчаянно страшно. Не то слово. Господи, что я наделал! Как я оказался здесь?! Неужели и со мной будет то же самое?! Ответом мне был глубокий вздох из-за стены. Странный какой-то вздох. Впрочем, я мог ошибиться. Возможно, это был не вздох, а просто кто-то сладко зевнул. - Ну и вот, - сказал знакомый голос. - Окрошечка - это днем, пока жара. А к вечеру у меня уху подавали. - Сомовью! - с готовностью подхватил дребезжащий голосок. - Отчего же, можно и сомовью, - благосклонно согласился рассказчик. - Стерляжья также хороша. Да мало ли разных! Налим, рш - вс дары природы! - Караси в сметане жаренные - вот вещь! - заявил молодой тенорок. - А у меня в Кесарии, - вступил в разговор новый голос, раскатистый и повелительный, - всегда были эти... угри. - Тьфу, прости, господи! - проворчал рассказчик. - Мы ему про еду, а он про угри... - Я также говорю о еде, - продолжал повелительный голос. - К моему пиршественному столу подавались морские угри незабвенного вкуса... - Незабвенного! Ты, Юлич, со своим склерозом, молчал бы уж! Это когда было? Прицаре Горохе? - Я не обязан помнить местных царей, - высокомерно заявил любитель миног, - всех этих иродов и горохо... доносоров. Все их жалкое величиеничтожно по сравнению с незыблемой твердыней власти императора Августа Октавиана, озарившего... - Ну, Юлич, понес! - загалдели вперебой голоса. - Так хорошо врал про угрей незабвенного вкуса! Зачем императора-то приплел? - К столу императора, - немедленно заявил Юлич, - подавались угри и миноги. А также дорада и священная рыбаегиптян мормирус... Кто-то громко и голодно причмокнул. - Да что говорить! Щас бы хоть воблы! Под пивко-то, после жару... Я, наконец, почувствовал, что могу двигаться. Ужас, заковавший меня, сменилсясначала изумлением, потом недоумением обманутого человека и, наконец, жгучим любопытством. Что же там все-таки происходит? Трагедия или водевильчик? Пытка, казнь или гастрономический семинар? Может быть, я зря так испугался, и меня ждет не такое уж страшное будущее? Пора это выяснить! Не поднимаясь с пола, я пополз вперед, вдоль стены, еще пышущейжаром, и сразу за поворотом коридора обнаружил дверь. Это была массивная стальная плита с колесом, приводящим в действие запоры, как в бомбоубежище. На ней красивыми готическими буквами была выведена золотая надпись: "Оставь одежду, всяк сюда входящий! ". Ниже кто-то нацарапал отруки куском кирпича: "Преисподняя! Сымай исподнее! " У двери стояла длинная скамейка, какие используются в спортзалах. На ней аккуратными стопками, кучками и как попало лежали разномастные одеяния - от полотняных портов с тесемками до костюма-тройки с дипломатическим отливом. Рядом стояла и валялась такая же разнообразная обувь - стоптанные сапоги, лакированные туфли, сандалии с кожаными ремнями и просто лыковые лапти. Медно поблескивающий шлем с высоким гребнем тоже почему-то лежал на полу, уткнувшись в пыль стриженой щеткой, не то из перьев, не то из щетины. Я поднял его. Шлем был тяжелый, с потным, из®еденным солью кожаным подкладом и потускневшими бляхами на ветхом ремешке. Я провел ладонью по жесткой щетке гребня, и, не удержавшись, чихнул. Тут скопилась пыль, наверное, еще египетских походов. - А ну, положь шапку! - раздался у меня за спиной сердитый старческий голосок. Я обернулся. В полумраке коридора маячил рогатый силуэт. Сначала мне показалось, что это какой-то мелкий бес с вилами, но, приглядевшись, я понял, что ошибаюсь. Старичок явно принадлежал к роду человеческому, просто его всклокоченнаяшевелюра издали ( и может быть, не без умысла) напоминала рога. Вооружен он был легкой метелкой и, судя по цветной металлической бляхе на фартуке, находился при исполнении. - Извините, - я потер шлем рукавом и аккуратно водрузил его на скамейку поверх смятой хламиды. - Я просто поинтересовался. - В музеях интересуйся! - покрикивал старичок, приближаясь с метлой наперевес. - А тут и музеи есть? - удивился я. - Это ко мне не касается! Не тобой положено - не хватай! - Да я не хватаю! Вижу, шлем упал. Лежит в пыли, пачкается.... Я и поднял. - А ты меня пылью не попрекай! - совсем взбеленился дед. - Я свою работу знаю не хужетвоего! Много вас тут ходит, подбирателей, что плохо лежит! А ну, кажи бирку! Разом запишу - ина доклад! Я понял, что в данной ситуации "казать бирку" как раз не стоит. - Кто ж знал, что у вас тут так чисто! Поднял шлем, смотрю - он и не запылился совсем, хоть сейчас на выставку. Прямо удивительно! Неужели, это вы один справляетесь - на всей территории? Старики тщеславны. Стоит спросить старика, не герой ли он случайно, и вы услышите рассказ длинною в жизнь, переполненный тяготами, лишениями и подвигами. В ответ намой вопрос дед опустил метлу, окинул хозяйским взглядом всю вверенную территорию (пятачок пять на пять шагов перед дверью) и, высморкавшись для порядка в фартук, сказал уже не так грозно: - Небось, справлюсь! Не с такими справлялся... Новенький, что ли? - А вы откуда знаете? - искренне удивился я. - Уж больно ты вежлив! Ну вот, опять я опростоволосился. Почему же так странно устроено все в жизни и после нее? Стоит вежливо заговорить с человеком, и он сразу видит в тебе неофита, сосунка и вообще теряет всяческое уважение. Видимо, этого деда принято здесь гонять на пинках, а я отчего-то вдруг пустился с ним в политичные переговоры... Медленно, с тяжелым скрежетом стальная дверь отворилась, выпустив в коридор удушливый запах гари и компанию голых раскрасневшихся мужчин. Томно отдуваясь, обмахиваясь и покрякивая, они расселись по скамье и принялись утираться, причесываться, трясти одежками - словом, вели себя совершенно как в предбаннике. - Софрошка! Квасу! - распорядился рыхлый толстяк с жидкой прядью волос, прилипшейк голому черепу. - Чего встал, дубина старая? Беги взапуски! Я узнал голос гастрономического рассказчика. Старичок встрепенулся и цепко ухватил меня за рукав. - Вот, Федор Ильич, задержал, - он подтолкнул меня к толстяку. - Подозрительный. По вещичкам. Федор Ильич скептически выпятил пухлую губу. - Кто таков? Видно было, что настроен он добродушно, и квасу ему хочетсябольше, чем разбираться с подозрительными. Я сердито вырвался от Софрошки и сказал доверительно толстяку: - Да ну его, в самом деле! Просто шел мимо, слышу крики, ну и остановился... Толстый Федор Ильич с видимым усилием поднял бровь, осмотрел меня одним глазом и спросил полуутвердительно: - Новенький? Ну что ты будешь делать! Не успеешь рот раскрыть, а тебяуж видят насквозь... - Новенький, - признался я. Федор Ильич хлопнул ладонью по скамейке рядом с собой. - Садись. Голову на тебя задирать - кровь приливает... Софрошка! Ты здесь еще?! Беги, асмодей, за квасом, тебе говорят! Старичок исчез. Остальные уже утратили ко мне интерес и вернулись к своим делам и разговорам. Носатый крепыш, сунув шлем в пыль под скамейку, обматывал багрово-бугристое тело отрезом белой ткани. Глаза его, черные, и когда-то, вероятно, пронзительно-быстрые, поразили меня выражением безмерного равнодушия, какой-то брезгливой скуки. - Определили-то куда? - спросил меня Федор Ильич. - К нам, что ли, в парилку? - Н-нет, - не очень уверенно ответил я. - В какой-то девятый бокс... В предбаннике вдруг установилась тишина. Все снова смотрели на меня, даже носатый римлянин. - Врешь, - с надеждойв голосе произнес сидевший неподалеку паренек. - Ей-бо... гу, - язамялся, не зная, насколько уместно здесь подобное выражение. - У меня печать... красная. - Эк тебя, сердягу! - вздохнул кто-то слева. - Что ж они там, наверху, совсем жалости не имеют? - отозвались справа. - Знать, такая его судьба, - заключил Федор Ильич. Некоторое время все молча натягивали рубахи и штаны, пили принесенный Софрошкой квас. Общего разговора не получалось. Наконец, Федор Ильич поднялся, одернул сюртуки сказал: - Вот что, сударь ты мой, пойдем-ка с нами! - А вы куда? - спросил я. - Обедать, - ответил Федор Ильич и вперв

Страницы: 1  - 2  - 3  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования