Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Бизнес-литература
   Экономика
      Симон Кордонский. АДМИНИСТРАТИВНЫЕ РЫНКИ СССР И РОССИИ. -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -
Симон Кордонский АДМИНИСТРАТИВНЫЕ РЫНКИ СССР И РОССИИ. + ВВЕДЕНИЕ + ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЫНОК + Советологическое представление об устройстве СССР и понятие административного рынка + Институциональные и социально-психологические ограничения на изучение административного рынка + Социальное пространство и общие принципы организации административного торга + Административный рынок, монетаристская революция и политическая реакция на нее + АДМИНИСТРАТИВНО-РЫНОЧНОЕ ПРОСТРАНСТВО - ОНТОЛОГИЯ И ЛОГИКИ ТРАНСФОРМАЦИИ + Административно-территориальное устройство СССР + Логика распада СССР и административно-территориальная структура России + ИЕРАРХИИ ВЛАСТИ В СССР И ИХ ПРОСТРАНСТВЕННАЯ СТРУКТУРА + Общее представление о ветвях власти + Уровень " СССР в целом" + Уровень "Союзная республика" + Уровень "Область (край)" + Уровень "Город" + Уровень "Район" + Уровень "Поселение" + Административные веса на высшем уровне руководства СССР + Необходимость многоуровневой структуры власти + Формы связи между уровнями системы управления + Субординация и координация в системе управления + Границы возможных изменений формальной структуры управления + СОЦИАЛЬНО-УЧЕТНАЯ СТРУКТУРА АДМИНИСТРАТИВНО-РЫНОЧНОГО ОБЩЕСТВА + Понятие социально-учетной группы. Социальная справедливость и административный режим + Выборность и номенклатурность + ОРГАНИЗАЦИОННАЯ СТРУКТУРА СОВЕТСКОГО АДМИНИСТРАТИВНОГО РЫНКА И ЛОГИКА ЕЕ ПОСТПЕРЕСТРОЕЧНОЙ ТРАНСФОРМАЦИИ + Структура социалистических предприятий и организаций + Парткомитеты КПСС - обьективация отношений между отраслями + Иерархия Советской власти и структуры местного управления + Административный торг и теневая экономика + Отношения между линиями управления-вид "сверху" + Материальные и финансовые потоки на административном рынке + Административный торги и конфликты в территориально-отраслевой структуре как предпосылки организационных форм постперестроечного административного рынка + Циклы перестроек и группы давления + Разгосударствливание отраслей и территорий + Трансформация партийной компоненты административного рынка и постперестроечные негосударственные финансовые институты + Трансформации партийной компоненты административного рынка и посперестроечные производственные предприятия + Коммерциализация иерархий Советской власти + Коммерциализация института посредников + Конфликтность в иерархиях российского административного рынка + Ваучерная приватизация как флуктуация отношений власти и собственности + ФУНКЦИОНАЛЬНАЯ СТРУКТУРА АДМИНИСТРАТИВНОГО РЫНКА + Доперестроечная функциональная структура административного рынка + Фрагменты пространства административного рынка и его измерения + Номенклатурно-теневое измерение + Номенклатурно-криминальное измерение + Гражданско-теневое измерение + Криминально-гражданское измерение + Криминально - теневое измерение + Специфика перестройки в терминах схемы функциональных отношений административного рынка + Постперестроечная форма административного рынка + Номенклатурная приватизация (номенклатурно-гражданская форма деятельности) + Теневая приватизация (номенклатурно-теневая форма деятельности + Криминальная приватизация (номенклатурно-криминальная форма деятельности) + Институализация личной собственности (гражданско-теневая форма деятельности) + Бытовое воровство (гражданско-криминальная форма деятельности) + Профессиональное воровство (криминально-теневая форма деятельности) + Измерения постперестроечного экономического пространства + Иерархизированность российского административного рынка + Направления эволюции функциональной структуры постперестроечного административного рынка + ПОСТПЕРЕСТРОЕЧНОЕ РОССИЙСКОЕ ГОСУДАРСТВО - ВАРИАНТ ИСЧИСЛЕНИЯ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ВЕСОВ В ИЕРАРХИЯХ ВЛАСТИ + Определение понятия административного веса + Обыденное представление иерархии исполнительной власти + Группы (команды) в структуре исполнительной власти + Избыточность исполнительной власти + Административные веса в представительской иерархии власти + Административные места в судебной власти + "Четвертая власть" - структура административных весов + Отношения между ветвями власти и сравнение административных весов (игра в "кто главнее") + Некоторые возможные действия на рынке административных весов + Административные веса в межгосударственных отношениях + Отношения между иерархиями власти и другими реальностями государственной жизни + Сравнение административных систем США и России + ИЗМЕНЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СТРАТИФИКАЦИИ И ЯЗЫКОВ ОСМЫСЛЕНИЯ ЖИЗНИ ПРИ ТРАНСФОРМАЦИИ АДМИНИСТРАТИВНОГО РЫНКА + Специфика социальной стратификации социалистического общества + Функционеры, диссиденты и обыватели как идеальные типы. Языки общения + Формальное представление отношений между стратами и диалектами + Диалекты социалистического языка + Компоненты функционального диалект (элементы деревянного языка) + Элементы диссидентского диалекта (компоненты языка истины) + Компоненты обыденного диалекта. Люди в языковой среде перестройки + Деструкция социального и лингвистического пространства в ходе перестройки + ПОЛИТИЧЕСКАЯ САМООРГАНИЗАЦИЯ АДМИНИСТРАТИВНО-РЫНОЧНОГО ОБЩЕСТВА + Политика и политическое мышление в социалистическом и постсоциалистическом обществах + Мифологемы и идеологемы + Социалистические мифологемы + Формальное представление структуры мифологем + Перестройка как попытка реализация мифологем + Формальное представление распада мифологем и формирования частичных идеологем + Контуры политической системы постперестроечного общества + Выборы декабря года как этап становления структуры нового мифологического пространства + Прогноз результатов выборов президента России + ИНТЕЛЛИГЕНТНОСТЬ КАК АДМИНИСТРАТИВНО-РЫНОЧНЫЙ ТОВАР + Генезис интеллигенции + Структура интеллигенции + Интеллигентские административные рынки + Торг на интеллигентском административном рынке + Интеллигентская эстетика + Интеллигентская гносеология + Интеллигентские онтология и этика + ЗАКЛЮЧЕНИЕ + СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ + УКАЗАТЕЛЬ РИСУНКОВ ------------------------------------------------------------------------------- ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПОНЯТИЯ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ РЫНОК Советологическое представление об устройстве СССР и понятие административного рынка Существуют две считающихся научными точки зрения на то состояние СССР и России, которое было разрушено в ходе перестройки и монетарной революции. Согласно первой точке зрения - почти общепринятой в среде советологов и выраженной У. Черчиллем в афоризме "В России все запрещено, а то, что разрешено, обязательно", в СССР была тоталитарная система с плановой экономикой. Однако это точка зрения не выдерживает сколь нибудь серьезной экономической и политической критики, поскольку не представима в понятиях соответствующих областей знания. Советология умерла вместе с СССР, а профессиональные экономисты и социологи рассматривают соответствующие институты социализма не как тоталитарные. Любой человек, выросший при социализме, понимает, что он жил вовсе не при тоталитарном режиме, а в стране, где можно было практически все, но при определенных условиях. Вторая точка зрения, претендующая на научность, представлена теорией административно-командной системы Г.Х. Попова, которая не более чем распространение мифологизированных представлений об идеальной бюрократии на советскую реальность. Административные методы, а тем более приказы, как известно, были неэффективны при управлении советской реальностью, во всяком случае в последние десятилетия ее существовования. Бюрократии как социального слоя в СССР не было, как нет его и в России. С точки зрения, развиваемой в этой работе, в СССР и наследовавших ему государствах существует реальность, которую удобнее всего называть административным рынком, то есть жестко, но многомерно иерархизированной синкретичной системой (где экономическая и политическая компоненты даже аналитически не могли быть разделены), в которой социальные статусы и потребительские блага конвертируются друг в друга по определенным отчасти неписанным правилам, меняющимся во времени. Существовали разные варианты административного рынка, которые в общем соответствовали организационным формам, специфичным для времен правления Хрущева, Брежнева и Андропова. Они различались между собой тем, на каких ресурсах они основывались и какие статусы и ценности становились предметом административного торга. Мифологема "период застоя", которой обозначается последние десятилетия существования социалистического государства, скрывает чрезвычайно развитую социальную реальность, в которой понятийный аппарат теории административного рынка позволяет аналитически выделить пространственную и временную компоненты, рафинированную социальную структуру и утонченную (хотя и предельно извращенную) идеологию. Естественно, что это вовсе не те социальное пространство и время, социальная структура и идеология, которые рассматриваются в теориях классической и марксистской социологии. Институциональные и социально-психологические ограничения на изучение административного рынка Советский административный рынок, сформировавшийся в период правления Брежнева (он в основном и рассматривается в предлагаемой работе), был закрыт в основных параметрах функционирования не только для исследования, но и для обыденной рефлексии своими собственными агентами. Административно-рыночные отношения, какие они были в СССР и есть сейчас в России, интуитивно ясны каждому обладателю советского паспорта - по факту проживания в стране победившего, но не сумевшего воспользоваться своей победой социализма. В противном случае эти люди бы не выжили. Однако эта интуитивная ясность с большим трудом поддается вербализации, поскольку отсутствует необходимый понятийный аппарат. Можно предположить, что существуют некие внутренние ограничения-комплексы, затрудняющие познавательные операции. Необходим своего рода психоанализ для того, чтобы эксплицировать аффекты, которые продолжают направлять поведение бывших советских людей, волей-неволей переходящих от одного варианта административного рынка к другому. Общим для граждан бывшего СССР, в том числе и исследователей-обществоведов, стало забвение своей новейшей истории. Из памяти политических и экономических деятелей посперестроечного времени, как и обычных людей вытеснено ближайшее прошлое. Оно замещено ложной памятью о том, чего с этими людьми не было и не могло быть. Граждане российского государства размышляют о том, что было до социалистической революции, в 20, 30 или 60 годы так, как будто это было вчера. Для понимания происходящего они обращаются к опыту Польши, Боливии, Чили, Англии, США, Китая. И совершенно не задумываются над тем, что действительно происходило в СССР в 70 и 80 годы и что собственно определяет происходящее с ними в России сегодня - о брежневском административном рынке и специфичных для него отношениях, когда очень многое нельзя было купить ни за какие деньги, но только получить "по очереди", достать "по блату" или "за бутылку". Эта ретроградная амнезия, с моей точки зрения, связана с тем, что основным видом деятельности на советском административном рынке было воровство в весьма многообразных и часто экзотичных формах, так или иначе культивируемое государством. Причастность к воровству вытесняется из поля осознания, мотивы воровства социализируются, точно также как происходит с сексуальными отношениями в предмете классического психоанализа. Без адекватной диагностики основных комплексов, как известно, лечение невозможно. А диагностика состоит прежде всего в осознании исходных конфликтов и назывании скрытых от осознания сущностей, мотивов и действий своими именами. Общеизвестно, что социалистическое государство определило себя в самом начале своей истории как институт экспроприации. Оно последовательно экпроприировало имущество своих невольных граждан, потом отношения между ними. В конечном счете экспроприации подверглась способность его граждан осознавать свое положение и действия. Простые граждане государства победившего социализма "получали по труду", то есть по социально-экономическим нормативам. Однако полученного чаще всего было недостаточно для простого выживания. Для удовлетворения минимальных потребностей люди вынужденно становились "несунами", "расхитителями социалистического имущества", "цеховиками", и др, отчуждая у экспроприирующего государства необходимые им продукты питания, материалы и машины. Эта их деятельность, иногда основная, не рефлектировалась как форма воровства. Более того, она вытеснялась в социалистическое подсознание "простых тружеников", в то время как в их сознании доминировали идеологизированные комплексы "честного труда во благо прогрессивного человечества". Государство естественно реагировало на нарушение своего неотъемлегого права на экспроприацию. Поэтому десятки миллионов социалистических граждан прошли социализацию в тюрьмах и лагерях, где освоили мноообразные высокопрофессиональные виды воровства. И независимо от того, нравилось им или не нравилось их занятие, после освобождения из "мест лишения свободы" они становились профессиональными или почти профессиональными ворами. С другой стороны, сотни тысяч граждан социалистического государства занимались профессиональным воровством чужих государственных и коммерческих секретов во благо государства, в то время как миллионы других осваивали украденное первыми и разрабатывали соответствующие образцы отечественной продукции, зная или догадываясь о происхождении информации, прототипов и технологических схем. Негативное отношение к воровству как виду деятельности у этих "абсолютно честных людей" ничуть не мешало им красть и "осваивать" краденое "во имя конечного торжества социалистической идеи". Сочетание практики экспроприации (просто потому, что иначе это государство существовать не могло) и идеологии, отрицающей эту практику и осуждающей ее с позиций "общечеловеческих ценностей" стало конституирующим признаком перестройки. Бесславный конец перестройки во многом связан с отсутствием у ее руководителей понимания конструкции "перестраиваемой" социально-экономической системы, в стремлении бороться со ставшими естественными феноменами и отношениями, а не попытаться использовать конструктивные особенности системы для достижения своих высоких целей. Политики, пришедшие к власти в России и других республиках-государствах в конце 80 и начале 90 годов, действовали проще и - для системы - логичнее. Они "увели" из СССР его основу - республики, и тем самым воспроизвели логику экспроприации на таком уровне, который не снился их марксистко-ленинским учителям. Эта логика экспроприации и административной торговли экспроприированным будет, очевидно, воспроизводиться до тех пор, пока сохраняется административный рынок. Социальное пространство и общие принципы организации административного торга Административный торг, в отличие от обычных рыночных отношений торга, вовлекает в себя ценности и институты, появление которых в виде товара на "капиталистическом" рынке чаще всего исключено. Рыночная экономическая деятельность не иерархична, связи в ней по преимуществу горизонтальны. Известные рыночные иерархические институты, такие как биржи и банки, вписаны в не иерархичные отношения и не могут существовать вопреки рыночным законам. Покупатели и продавцы на рынке равны, и мерой всех вещей служат деньги. Количество денег, имеющихся в распоряжении агента рынка, есть мера его значимости в экономике. В отличие от рыночной, политическая деятельность иерархична и определяется априорными ценностями, целями и средствами для их достижения. Политическая деятельность иерархизирует включенных в нее людей, наделяет их властными полномочиями. Политический статус является капиталом политика, которым он пользуется для достижения своих целей. А цели, как правило, заключаются в стремлении к повышению политического веса (статуса) или, как минимум, его сохранению, так как только обладая политическим весом политик может достигать свои цели. На советском административном рынке политическая и экономическая реальности составляли синкретичное целое, где все деятельности были иерархизированы. Стоимости, товары, ценности, цели и средства их достижения были слиты в единое административное целое, и обладание средствами для достижения каких-то целей делило людей на страты, т. е. социальные группы социалистического общества. Экономическое положение членов групп социалистического общества было однозначно связано с их политическим (в специфическом для социализма смысле) статусом. Система политических статусов (социальное происхождение, образование, социальное положение, место жительства и т.п) задавала экономическое положение гражданина СССР. Несоответствие между политическим статусом и экономическим положением (в том числе и уровнем потребления) членов разных социальных групп были предметом особого внимания партийных, советских и репрессивных органов. Иерархизированность (то есть политическая значимость) всех деятельностей сочеталась со всеобъемлющим торгом между обладателями административных прав на потребительские ценности. Последние всегда были в "дефиците" и получить их можно было только предъявив свои административные права на них. Народно-хозяйственный комплекс СССР в целом был огромным административным рынком, в котором отрасль, отдельное предприятие, единица административно-территориального деления, социально-учетная группа и отдельный человек были только одними из многих элементов, обладающих инвариантной структурой. Каждое предприятие принадлежало какому-либо отраслевому министерству и было приписано к конкретной территории. Над предприятиями были надстроены уровни отраслевой иерархии - объединения, тресты, главки, союзные и республиканские министерства, в то время как районы - низшие единицы территориального устройства - интегрировались в города, области, союзные и автономные республики. Деятельность предприятий и организаций местного подчинения координировалась исполкомами местных Советов народных депутатов и подведомственными им организациями - управлениями и отделами исполкомов и подчиненными им предприятиями и организациями. Деятельность предприятий и организаций, расположенный на этой же территории и не попадавших под юрисдикцию органов Советской власти, координировалась партийными комитетами территорий - райкомами, горкомами, обкомами, центральными комитетами КПСС союзных республик. Критерии успешности деятельности на административном рынке заключались в повышении статуса в иерархиях того, что считалось властью, т. е. в переходах линейных руководителей, например, в положение руководителей предприятий, или руководителей предприятий в партийную или советскую иерархии управления. Или в смене месте жительства простых граждан в системе ранжированных по категориям снабжения поселений - из села в город, из города областного подчинения в областной центр, из областного центра в республиканскую столицу, или - предел мечтаний советского человека - в Москву. Отношения административного рынка реализовались в административных рамках, заданных отраслевой структурой производства, административно-территориальным делением государства и особыми административно-рыночными институтами управления - вертикалями аппарата КПСС и исполкомов Советов. Сетка административно-территориального деления была "накинута" на "шестую часть суши". Многие, если не все проблемы СССР как части Евразии проистекали из необходимости контролироват

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования