Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Научная фантастика
      Сапарин В.. Рассказы -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -
ились станки, не теряя ни секунды драгоценного рабочего времени. Мелькали шестерни и железные куски, прыгали со станка на станок детали, как мячи... У Зои зарябило в глазах. Она прислонилась к чему-то и опустила на минуту веки. По изменившемуся шуму поняла: что-то произошло. Нарушился нормальный ритм работы. Открыв глаза, Зоя увидела, что станок, на который она облокотилась, остановился. За ним немедленно стал соседний станок, подававший полузаготовки, за тем следующий и так далее, пока целая линия станков не выключилась из работы. Вокруг шла работа, детали соскальзывали со станков, исчезали в стене, но одно отверстие оставалось пустым: детали сюда не подавались. Зоя собиралась с мыслями, чтобы понять, что же случилось, как вдруг услышала громкий голос с ноткой раздражения: - Отойдите же от станка... Неужели вы не видите? Она сделала шаг в сторону. Немедленно станок, от которого она отодвинулась, передал обработанную деталь следующему станку, тот пробил овальное отверстие и сунул деталь дальше - все заработало, завертелось. - Хорошо, - одобрительно сказал голос. - Только будьте в другой раз осторожны. Станок мог повредить вам пальцы. Разве можно класть руку на стол, где обрабатывается деталь? Поразительно деликатный станок! Он остановился, чтобы не нанести повреждения Зое. Она готова была извиниться. Но с ней больше никто не говорил. Снова Зоя осталась одна среди неутомимо работающих станков. - Послушайте, - закричала Зоя, обращаясь в пустоту. - Я хочу с вами поговорить. - Хорошо, - раздался под сводами цеха могучий голос. - Я сейчас приду. Обладатель могучего голоса оказалось человеком средних лет и среднего роста. Поздоровавшись со уборщицей, которая все еще возилась с пылесосом у входа, человек вошел и хозяйским взглядом окинул работающие станки. Зоя объяснила ему, кто она и кого она ищет. - Отца вашего хорошо знаю, - сказал он. - Значит, вы по печати пошли? Ну что ж, тоже хорошая специальность... Боброва не было сегодня на заводе, это во-первых. Ну, а потом, это не третий цех, а второй - это во-вторых. Хотите посмотреть третий цех - пойдемте со мной. С удовольствием покажу... Я вроде начальник над всеми тремя цехами сразу. У нас три цеха - автоматы, а остальные пока еще обыкновенные... Идя за провожатым, Зоя опять подумала о том, какая разница: слышать о чем-нибудь или видеть это своими глазами. От отца она, конечно, слышала, что у них на заводе из тринадцати цехов два переведены на автоматическую работу, а третий подготавливают к автоматизации. Отец рассказывал, как люди, работавшие раньше в этих цехах, - рабочие , инженеры, - получили "новое повышение в жизни", как он говорил. Часть людей уехала на другой завод, где обработка изделий производилась еще "по-старинке", то есть обычными методами, и где была нужда в кадрах. Там они должны были в числе других дел пропагандировать новую технику. Часть прежних цеховых работников переквалифицировались в специалистов по монтажу и наладке нового оборудования. Некоторые - особенно молодежь - направлялись на учебу для повышения своей теоретической подготовки. Не было человека среди работников этих цехов, который не поднялся бы на новую ступень в своем кругозоре и знаниях. Все это было очень интересно, особенно судьба людей в социалистическом государстве. Однако, слушая с интересом отца и расспрашивая его обо всем, Зоя мало знакомая с техникой, не представляла все же себе наглядно, как выглядит в действительности автоматический цех. И реальное столкновение с миром автоматики оказалось для нее полным неожиданностей. Третий цех, куда Зою привел ее спутник, представлял собой такой же огромный и светлый корпус, как и второй. Но станки в нем - это Зоя заметила сразу, как только вошла - были какие-то особенные: маленькие и не похожие на обычные. Шума металла в цехе совсем не было: слышался только слабый шорох, как от падающих капель дождя. - Что здесь делают? - спросила она, оглядывая детали, плывущие по воздуху между станками. - Обрабатывается металл, - пояснил начальник трех цехов. - электричеством. Электричество проделывает отверстия, снимает тончайший слой, проделывает десятки очень тонких операций. Мы можем, например, снять с этой штуки слой металла толщиной в один атом или проделать отверстие с точностью до тысячной доли миллиметра. В этом цехе изготовляются самые тонкие детали современных сельскохозяйственных машин: часы, которыми снабжается каждый комбайн, автомат, подсчитывающий число зерен в мерке и определяющий средний вес собираемого зерна, и так далее. - Поразительно! - прошептала Зоя. - Я слышала об электрообработке металлов, но вижу это в первый раз. - Поразительно не это, - рассмеялся ее провожатый. - Советская промышленность давно освоила электрообработку металлов. Собственно, она и рождена-то советской техникой. Но поразительно, что этот тонкий процесс удалось полностью автоматизировать, причем не на одном станке, что тоже уже давно сделано, а в масштабе целого цеха... Вот это достижение Института автоматики и телемеханики, где работает Бобров. Их там большая группа. Вернее, несколько групп энтузиастов автоматики. Бобров возглавляет одну из них, надо сказать самую инициативную... Зоя прошла по цеху. Она пожалела, что до сих пор мало интересовалась техникой. Ее окружал целый мир увлекательных вещей. Когда она приблизилась к одной из дверей, та предупредила ее: - Осторожнее. Высокое напряжение! Говорящая дверь заставила ее вспомнить о Боброве. Конечно, это была его выдумка. А начальник трех цехов ввел ее в свой кабинет, помещавшийся здесь же, на галерее в третьем цехе. Это была небольшая кабина с маленьким рабочим столом и неизбежным пультом. Сквозь большое окно был виден весь третий цех, а два телеэкрана позволяли наблюдать все, что делалось в двух других цехах. На всех экранах Зоя увидела бесконечные линии станков, работающих по воле человека. - Когда вы так неосторожно прислонились к станку, - любезно объяснял Зоин спутник, - станок остановился и немедленно позвонил мне. Я взглянул на экран и попросил вас отойти. - Он мог бы прямо предупредить меня, этот ваш станок, - сказала Зоя. - Я не стала бы к нему подходить. - Разумеется, это возможно, - согласился ее собеседник. - Устроить это нетрудно. Но мы избегаем лишних устройств. Ведь такие случаи, как тот, что произошел с вами, очень редки. Зоя пытливо взглянула на говорившего. Нет, как будто он не собирался ее "подковырнуть" - голос его был вполне серьезен. Поблагодарив за объяснение и попрощавшись, Зоя поспешила в конструкторское бюро. Но отца там не было. Рабочий день уже кончился. 10. ВСТРЕЧА НА ШОССЕ Выйдя из ворот завода, Зоя разыскала зеленый лимузин. Он стоял на том самом месте, где Зоя оставила его. Слева показалась колонка заправочной станции. Зоя решила пополнить запас бензина, а заодно попросила проверить левую переднюю шину, которая похлопывала что-то по асфальту. Пора было подумать о том, чтобы возвратить машину. Но список сюрпризов этого дня еще не был исчерпан. Сидя за рулем, Зоя раздумывала над тем, куда заявить об исчезновении Боброва - не постовому же милиционеру! - и вдруг обнаружила, что машина замедляет ход. К ней приближался человек в форме милиционера. Его товарищ с поднятой рукой стоял шагах в пяти впереди. Но тут милиционер, державший руку поднятой, опустил ее, и машина незамедлительно тронулась. Зоя схватилась за тормоз и остановила автомобиль уже окончательно. - Странно, - сказал первый милиционер, оборачиваясь ко второму. - За рулем - девушка. А говорили, что машина без пассажиров и без водителя... Ваши права? Зоя достала книжечку, удостоверяющую ее права шофера-любителя. - Так, все в порядке. Это ваша машина? - Нет, это машина инженера Боброва, - твердо отвечала Зоя. - Тоже правильно, - нисколько не удивился милиционер. - Куда направляетесь? - Я ищу Боброва... - Вот как, - сказал милиционер - Мы тоже его ищем... Обождите минутку! И он направился к будочке, стоявшей поодаль у края шоссе. - Вы хотите звонить? - крикнула вдогонку Зоя. - Телефон есть в автомобиле. - Удобно, - сказал милиционер возвращаясь. Он открыл дверцу, протянул руку и снял телефонную трубку. - По-видимому, - сказал он Зое, переговорив по телефону, - с Бобровым ничего не случилось. Но он пропал. Уже много людей его ищут. И в частности - мы, чтобы задать ему несколько вопросов о его машине. Не беспокойтесь6 можете ехать и дальше в этой машине, - я думаю, ее владелец не будет на вас в претензии. Машина поможет вам связаться с Бобровым, как только он обнаружится. Так и порешили. 11. ПОЛЬЗА ОБЪЯВЛЕНИЙ Наступали часы "пик", когда в конце рабочего дня улицы большого города особенно насыщены движением. Тысячи машин, похожих на ту, которой управляла Зоя (но, конечно, неспособных двигаться самостоятельно, в отличие от машины Боброва), текли почти сплошной движущейся рекой по асфальту. Среди них шныряли совсем маленькие малолитражки и величественно и плавно неслись большие, многоместные лимузины. А по тротуарам, отделенным от мостовой зеленой просвечивающей стеной, шли пешеходы. Множество людей спешило в театры, в клубы, на лекции, на стадион, за город. Низкая, приземистая машина ехала по широкой прямой магистрали без остановок. Когда впереди показывался перекресток, мостовая начинала постепенно понижаться, и у самого перекрестка автомобиль Зои нырял в широкий тоннель, освещенный невидимыми лампами так, что не было никакой разницы с дневным светом. Иногда, наоборот, Зоя пролетала перекресток по пологому горбу асфальта, а поперечное движение протекало внизу под шинами ее автомобиля. Только в центральной части города, где строилось огромное здание, колонна десятитонных грузовиков не успела втянуть свой хвост в широкие ворота, и Зое пришлось задержаться. Окидывая взглядом забор, окружавший постройку, Зоя заметила крупные буквы, которые заставили ее вздрогнуть "Бобров" - было напечатано на приклеенной к забору афише, а выше и ниже шли еще какие-то строки, набранные более мелким шрифтом. "Большая аудитория Политехничeского музея, - прочитала Зоя. - Всесоюзное общество по распространению политических и научных знаний. Лекция инженера Боброва. Сегодня, в семь часов тридцать минут вечера". Было семь часов тридцать одна минута, когда она остановила автомобиль у подъезда Политехнического музея. Все билеты оказались проданными, и только корреспондентское удостоверение Зои открыло ей вход в аудиторию - на последнее пустовавшее место из резерва администрации. Зал был заполнен и довольно активно гудел. Во всяком случае, здесь было больше шума, чем в цехе ј 3. Место Зои находилось впереди - прямо против пустовавшей кафедры. Старичок-распорядитель, проводивший Зою, сообщил, что Бобров всегда чрезвычайно пунктуален, но сегодня, по неизвестной причине, запоздал уже на целых пять минут. Звонили к нему на дачу, и там ответили... Зоя раскрыла рот, чтобы сообщить что Бобров пропал и его разыскивают, как вдруг вошел... сам Бобров. Зоя догадалась, что это Бобров, по тем аплодисментам которыми разразился вдруг зал, и еще больше - по той напряженной тишине, которая наступила вслед за аплодисментами. Так встречают только знакомых и популярных лекторов. Все это произошло так быстро - открылась маленькая боковая дверка, в ней появился Бобров и спустя несколько мгновений очутился уже на кафедре, - что Зоя не успела ответить распорядителю. Впрочем, и он куда-то исчез. Бобров оказался высоким, широкоплечим человеком с крупными чертами загорелого лица. Зоя, к своему удивлению, узнала в нем того "художника", "приятеля Боброва", чью фотографию она рассматривала на даче. Инженер был одет в светлый серый костюм и держал в одной руке шляпу, в другой - портфель, перетянутый ремнями. Положив то и другое на кафедру, он сразу приступил к лекции, коротко извинившись за опоздание. В зале наступила такая тишина, что когда кто-то неосторожно скрипнул откидным сидением, в его сторону повернулось сразу несколько негодующих голов. Зое ничего не оставалось, как слушать лекцию. 12. ЛЕКЦИЯ Бобров привычным жестом доставал из портфеля бумаги и раскладывал их на кафедре продолжая говорить. Вот он нажал кнопку, и в зале погас свет, а над кафедрой вспыхнул экран и на нем замелькали тени. Теперь были видны только экран и сам докладчик, освещенный каким-то матовым серебристым лучом, неведомо откуда падавшим на кафедру. Он говорил о том, как вначале человек работал за станком, держа инструмент в руке. И на экране был виден этот смешной станок, который только поворачивал обрабатываемый материал, а человек выполнял все остальное. И все-таки это наивное устройство намного повысило производительность труда и подготовило изобретение и строительство других, более совершенных механизмов. Не будь этого примитивного станочка, не было бы и сложных современных машин. Тут Зоя, как и все в зале увидела, что человеческая рука на экране теряет свои привычные очертания, становится прямолинейнее, узловатое и, наконец, превращается в кусок металла - железную руку. В этой руке, в ее железном кулаке, был зажат по-прежнему резец, но человеческие руки зато освободились и сам человек стоял свободно около станка и только регулировал его работу. - Изобретение русскими мастерами суппорта, - слышался голос Боброва, - приспособления, держащего инструмент, было новым крупным шагом по пути освобождения человека от тяжелой физической работы. Но станок с суппортом требовал непрестанного наблюдения и все еще значительных физических усилий от человека. И на самом деле, на экране было видно, как рабочий непрерывно хлопотал около станка, снимал и ставил тяжелые заготовки и готовые изделия. - Следующим шагом явился станок-автомат. - В голосе Боброва начали звучать торжественные нотки. "Ну еще бы, - усмехнулась Зоя, напряженно следящая за экраном: - то, что не автомат, для Боброва вообще не механизм". - Он освободил человека почти от всех забот. Тончайшие операции, которые не под силу искуснейшим рукам человека, шутя выполняются станками-автоматами. Производительность их так велика, что один станок может заменить старый цех с ручной работой. Вот почему эти умные самоуправляемые и самоконтролируемые механизмы получили такое большое распространение в нашей стране. Но, - продолжал Бобров и голос его напряженно звенел, - размах социалистического строительства так огромен, что и этих самоработающих станков оказалось недостаточно перед лицом стоящих перед нашей промышленностью задач. И мы стали пускать в ход на наших заводах целые автоматические поточные линии - серии станков, которые проделывают все необходимые операции над данной деталью и автоматически передают ее друг другу. Зоя увидела на экране знакомую уже ей картину: деталь путешествовала по станкам пока не попадала на ленту конвейера, а та уносила ее куда-то дальше. - От автоматической поточной линии естественен был переход к автоматическому цеху. Зрителям был показан третий цех "Самоходного комбайна", пущенный сегодня. - Но и это не последняя ступень на пути непрерывного развития советской техники - сказал Бобров. Экран стал чистым, в зале зажегся свет. Бобров, прихрамывая шагал вдоль большого демонстрационного стола. В числе других вещей Зоя заметила на столе большой макет, накрытый прозрачным целлофаном. Он показался ей знакомым. Это был тот макет, что она видела сегодня в кабинете инженера, а может быть, и другой - копия его. - Следующая ступень, - говорил Бобров, поднимая, как фокусник, прозрачный колпак и занося указку над макетом, - автоматический завод. Собственно, здесь нет ничего особенно неожиданного. Все вы, наверное, слыхали уже об автоматических электростанциях, которые работают без участия человека. У нас существуют целые энергетические системы, действующих автоматически. Многие химические заводы тоже представляют собой гигантские лаборатории с огромными аппаратами и ретортами. В которых самостоятельно протекают и регулируются сложнейшие химические процессы. Известны сахарные и хлебопекарные заводы, где рука человека совершенно не касается продукции. Сложнее, конечно, автоматизировать машиностроительный завод и некоторые другие предприятия. Но и это осуществимо, особенно если эти предприятия специализированы - выпускают продукцию одного определенного типа. Вот перед вами завод, изготовляющий трубы, которые в таком большом количестве нужны нашей стране. Бобров взмахнул палочкой над макетом, и, должно быть, его ассистент, неслышно появившийся минуту назад, нажал какую-нибудь кнопку, потому что макет вдруг ожил и превратился в маленький завод, наполненный движением, но, естественно безлюдный. Слитки металла размером с шоколадную конфету, уложенные на вагончики-платформы, подавались игрушечным электровозом на эстакаду, где быстро и автоматически выгружаясь на ленту, где происходила быстрая и автоматическая их разгрузка. Уложенные на ленту, они одна за другой исчезали внутри завода, как хлебцы, сажаемые в печь. Внутри завода пылали миниатюрные печи, крутились похожие на карусели машины, и из другого конца завода, как макароны, бесконечным потоком вылезали готовые трубы разных диаметров, аккуратно нарезанные на ровные куски. Так же автоматически они оказывались на маленьких платформах, которые вывозил из завода другой игрушечный электровоз. - Почему же то, что происходит у вас перед глазами, нельзя, так сказать, увеличить и выполнить в производственном масштабе? Это уже осуществлено. - Голос Боброва звучал теперь спокойно и уверенно. - Такой завод действует... Возможно и многое другое. Институт автоматики и телемеханики вместе с другими исследовательскими учреждениями страны и промышленными министерствами разработал проекты нескольких типовых автоматических заводов разного назначения. Это будут первые в мире автоматизированные производства данного типа. Не подумаете, конечно, что на таком заводе совсем не нужны будут люди. Они потребуются, но в очень небольшом количестве и, главным образом, для управления различными звеньями производства, причем и в этом им будут помогать многочисленные приборы-автоматы. Зоя вспомнила начальника трех цехов "Самоходного комбайна" и уборщицу с пылесосом в руках. Действительно, людей на предприятиях, которые проектировал Бобров и его товарищи, было немного. - Так новая советская техника, увеличивая производительность и освобождая рабочих от физического труда, помогает стирать грань между умственным и физическим трудом. Производительность труда миллионов рабочих неслыханно возрастает. Поручая механическую работу механизму, советские люди получают возможность полнее отдавать свои силы творческому труду. Они конструируют все новые и новые машины, совершенствуют производство. Строят дома и театры, создают из каждой вещи произведение искусства и увековечивают в искусстве свое творчество. В зале послышались аплодисменты, но доклад еще не был закончен. Бобров с тем же увлечением говорил об автоматизации в самых неожиданных областях, в том числе и в быту. - На даче, - сказал он между прочим, - меня обслуживает столько невидимых и вездесущих механизмов, что по моим подсчетам, они заменяют по меньшей мере двенадцать человек. Я сам веду все свое хозяйство, и это отнимает у меня совсем мало времени и еще меньше хлопот. У меня остается столько досуга, что и могу заниматься цветной фотографией, выводить новые сорта георгинов и даже обучаться игре на электрическом органе без всякого ущерба для прочих своих дел. "Вот почему он пригласил меня к себе на дачу, - догадалас

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования