Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Фридман Давид. Мендель Маранц -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
получить его даром, но не можешь купить. - У Сарры нет времени для любви, - пробормотала Зельда. - Ей уже двадцать семь! - Это ничего, - успокоительно сказал Мендель. - Что такое пожилой возраст? Предупреждение. Женщина не отрицает, а мужчина принимает. Мудрец говорит: „Женщина никогда не стара для любви, мужчина никогда не стар для брака". Кроме того, чем позже она выйдет замуж, тем меньше у нее останется времени, чтобы жалеть об этом. - Продолжай! Сиди и тешься собственными шутками, - сердито сказала Зельда. - Ты будешь сидеть и балагурить, она будет сидеть и ждать, а чем все это кончится? Ты растолстеешь, она поседеет, а я, глядя на вас обоих, сойду с ума. Сложив руки и глядя ему в лицо, она, наконец, вызывающе спросила, хочет ли он, чтобы Сарра выходила замуж, или нет? - И то и другое, - ответил Мендель. Не будучи в состоянии стоять на ногах, Зельда опустилась в кресло. Мендель продолжал: - Если она любит, пусть выходит. - Подумаешь, какой умник, - презрительно сказала Зельда, подбочениваясь, - она давно уже хочет любить. Но только ей некого. - Тогда пусть она любит себя самое и не выходит замуж. Лучше совсем не выходить замуж, чем выйти замуж и не любить. Зельду душила злоба. - Она, - твоя дочь, так же как и моя - так? Может быть, ты хочешь подождать, пока мы не будем похожи на сестер? Лет, ей уже много, а женихов пока нет ни одного. Ты всегда так любишь говорить о любви, почему же ты не найдешь ей возлюбленного? - Их не находят. Они приходят сами. Зельда опять сложила руки. На этот раз просто потому, что ей нечего было сказать. Пусть Мендель болтает, сколько ему угодно, но она тоже не будет молчать. - А что тебе еще надо? - вдруг спросила она. - Разве он ей не пара? Подумаешь, - Мендель Маранц, водопроводчик с улицы Питт, пренебрегает Соломоном Гассенхеймом - банкиром! - Ты хочешь сказать - банкротом, - поправил ее Мендель. - Неправда! - возразила Зельда. - У него просто недостает немного денег, а нам это только на руку. Если бы у него было много денег, то нам бы до него никогда не подняться. Мы немножко подвинем его в банке, он подвинет нас в обществе, а все вместе подвинем свадьбу. Вот так - одно дело должно помогать другому. Мендель печально покачал головой. - Ах, Зельда. Может быть, ты хорошо умеешь стряпать, но ты ничего не смыслишь в любви, а между тем это почти одно и то же. Что такое любовь? Кухарка. Она должна знать, что с чем соединять и как разводить огонь. Если она этого не умеет, то она заварит тебе такую кашу, какую ты хочешь заварить между Саррой и Оскаром Гассенхеймом. Ты хочешь наложить в суп всего - общество, банк, торг, - и забываешь главное - любовь! - Еще одна кухарка на мою голову! - с досадой сказала Зельда, стараясь скрыть свою растерянность. - У меня и без тебя хватает возни с кухаркой. С тех пор, как мы разбогатели, она прямо таки не пускает меня на кухню. Но к чему ты приплел сюда кухарку? - Потому что здесь идет речь о стряпне, - сказал Мендель серьезным тоном. - Существует столько же сортов любви, сколько разных меню. Но один должен быть принцип - огонь! Нельзя стряпать и нельзя любить без огня. А что такое идеальная любовь? Идеальная кухарка! Она должна смотреть, чтобы огонь не был слишком слабым, но чтоб и не горел слишком сильно. Она должна руководить огнем, чтобы получилось вкусное блюдо. Может быть, теперь ты меня понимаешь? А? - Фу? Он тут прочитал мне целую лекцию - воскликнула Зельда обиженно и встала. - Он думает, я не знаю его хитростей, - думает, я не знаю! Он пугает меня кухаркой, чтоб я забыла о женихе, которого я подыскала для Сарры. Ничего, мистер Мендель, ты меня не одурачишь! С тех пор, как мы женаты, не было ни одного дня, чтобы мы не поспорили... - ... и чтоб я не выиграл в споре! - добавил Мендель. - Так ли? - насмешливо спросила Зельда. - Может быть, ты и выигрываешь в споре, но правда всегда на моей стороне. - Не беспокойся, Зельда. Если Сарра выйдет замуж так же хорошо, как ты, то я вполне буду доволен. - Не беспокойся, Мендель, она выйдет лучше. Она научилась кое-чему на моих ошибках. - Мендель расхохотался. - Что такое брак без ошибок? Рот без зубов. Он не может сделать тебе больно, но он не дает тебе и удовольствия. В конце концов, Зельда, вот уже двадцать девять лет, как мы плетемся друг за другом. И посмотри! Мы часто ссоримся, но бывает так, что и не ссоримся; мы много страдали, но иногда и смеялись; мы делали много ошибок и спорили из-за пустяков, но мы иногда и прощали друг другу; мы болели, но были и здоровы; у нас был хлеб и одежда, а случалось, что и не было; но никогда еще мы серьезно не пожалели, что поженились, хотя мы часто говорим обратное. Я мог найти себе невесту с деньгами, ты могла выйти за человека с именем. Но я сделал ошибку, и ты сделала ошибку, и мы поженились. Что такое любовь? Слепец. Он спотыкается, даже когда идет правильным путем. Но Зельда выслушала его с недоверием. - Значит, ты хочешь, чтобы и Сарра так голодала, как мы когда-то голодали? - сердито спросила она. - Нет. Но я не хочу сказать, что если она разбогатела, то этим потеряла все свои права. Что такое богатство? Привычка. Сперва ты стремишься к нему, потом оно само стремится к тебе! Значит, если ты бедна, то ты можешь выйти замуж за того, кто тебе нравится, а если ты богата, то не можешь этого сделать: ты непременно должна купить себе мужа за деньги! Что такое брак? Парижское платье. Чем дороже ты за него заплатишь, тем меньше в нем толку. Что такое общество? Очередь на трамвай. Чем больше ты жмешь, тем больше тебя выжимают! Зельда, не нажимай! Сарра должна выйти замуж за того, кто ей понравится, а тебе должен нравиться тот, за кого она выйдет замуж. - Хорошо! Сарре нравится тот, кто нравится мне! - торжественно сказала Зельда, - а если не нравится тебе, то я тут ни при чем. Если ты хочешь знать правду, то я скажу тебе, что она его даже любит! Мендель вынул папироску изо рта. Первый раз он почувствовал.что его старуха приперла его к стенке. Но когда он смотрел в ее маленькие серые глазки, смутное подозрение родилось в его душе. - Может быть Сарра только думает, что любит его, - заговорил он медленно, пристально глядя жене в глаза, - но когда человек еще в состоянии думать, значит, он не любит уж настолько сильно. Что такое девушка? Сердце. Оно бьется, но не знает для кого. Но Зельда только пожала плечами и сказала спокойным голосом: - хочешь верь, хочешь не верь, - мне все равно. VIII. АХ, ОСКАР! Бернард Шнапс был тайным поверенным Зельды в ее сношениях с Гассенхеймами. Как опытный маклер, в течение многих лет державший контору по покупке и продаже домов, он являлся, по ее мнению, вполне подходящим лицом, чтобы вести игру с Гассенхеймами - коварным маленьким банкиром и его толстой женой. Бернард, вполне сознавая всю важность вверенной ему миссии, придал себе вид дипломата и уже сидел в салоне Гассенхеймов на Пятой Авеню, бормоча что-то с убедительным красноречием и тонкой стратегией. Но старый Соломон Гассенхейм начинал кашлять всякий раз, как только Бернард хотел что-нибудь сказать, и тогда Бернард, окончательно сбитый с толку, обратился к его жене, Деборе, которая громовым мужским голосом отвечала ему. - Я такой человек, - начал он, я люблю говорить прямо и откровенно. Да, да; нет, нет! Я смотрю вещь, и если она мне не нравится, - до свиданья! А если нравится, - сколько? Дебора удивленно посмотрела на него. - Что вы хотите сказать этим „сколько"? - Э-э-эх! - старый Гассенхейм закашлялся. - Разве ты не понимаешь? Это насчет Оскара. - Совершенно верно! - подхватил Бернард, радуясь удобному моменту. - Я об Оскаре и Сарре и об обоих вместе. Я такой человек - я люблю все делать быстро и хорошо. Я вам нравлюсь, вы мне нравитесь - конечно! Он встал, весь красный от волнения, крупные капли пота выступили у него на лбу, его пальцы победоносно играли цепочкой от часов. - Подождите минутку, мистер Шнапс, - сказала миссис Гассенхейм, уже не таким важным тоном. - Что вы спешите? Присядьте. Может быть, вы еще будете пить с нами чай. - Я такой человек - я не люблю чаю! Я люблю кончать все сразу, - заявил Бернард, боясь, что разговор опять перейдет на что-нибудь другое. - Какую замечательную девушку берет себе ваш сын! Сарра принадлежит к одному из лучших семейств на улице Питт - то есть... ну, как это называется? А какое она получила образование! Гм! Гораздо лучше моего! Но она очень скромна, как и я. Я такой человек - я не люблю хвалить себя. Пусть меня другие похвалят... Старого Гассенхейма опять начал душить кашель, но Бернард вызывающе повысил голос, чтобы заглушить его. - У нее такое лицо, - торжественно продолжал он, - что когда ее увидит какой-нибудь молодой человек, он не может ни есть, ни спать целую неделю. Вот какое у нее лицо! А как она шьет - то есть, я хочу сказать - поет! Ой! Если бы вы знали, какой у нее голос миссис Гассенхейм! Она вполне современная девочка. Она прыгает и танцует, и полирует ногти, и играет на виктроле - то есть, я хочу сказать - рояле, и если бы вы только послушали, как она говорит по-польски! - По-польски! - удивленно протянула миссис Гассенхейм. - Ха, ха, ха! - расхохотался Бернард, немного смущенный. То есть, я хочу сказать - по-французски. Она говорит на стольких языках, что она уже не может отличить один от другого, то есть, я хочу сказать - я не могу отличить. Но какая тут разница? - быстро добавил он, чтобы отвлечь их внимание. - У нее прекрасный розовый цвет лица, а это самое главное! - А фигура? - спросила миссис Гассенхейм, бросая ободряющий взгляд на Оскара, который уже начинал скучать. - Скажите нам, какая у нее фигура. - О-о, фигура*!- многозначительно протянул Бернард. - На этот счет мы договоримся после. Я такой человек - я не люблю торговаться. Когда речь идет о приданом, я люблю спорт. Долларом больше, долларом меньше - какая тут для меня разница! Главное - чтоб вы были довольны. ------ *Игра слов. Английское "figure" означает „фигура" и „цифра". Бернард подразумевает: „сколько за ней приданого?" - Э-э-эх! - закашлялся старый банкир и подмигнул Бернарду. - Мы вполне довольны, мы все-таки думаем, что она гораздо лучше, чем вы ее изобразили. Бернард смутился и поспешил затушевать свое смущение улыбкой. - О, я понимаю, что вы хотите сказать. Я такой человек - я не люблю расхваливать ее. У меня правило - бери или не бери! Я никогда не навязываю. Нужно вам - берите; не хотите - пожалеете! Вот и все! Банкир и его жена встали, Бернард, сообразив, в чем дело, тоже встал. - Ну-с, как будто мы договорились обо всем, - сердечно сказал он, - только я такой человек - я никогда ни в чем не уверен. Когда они поженятся тогда уже... - Заходите еще - сказал банкир, протягивая ему свою маленькую, беленькую ручку. Бернард машинально схватился за нее. - Вы, может быть, желали бы встретиться с отцом Сарры? А? - сказал он, крепко сжимая руку старого Гассенхейма. - Это не помешало бы. У него хороший текущий счет в банке. Что вы скажете на это? А? И Бернард ушел, сияя от радости. Вечером в тот же день Бернард поведал Зельде о результатах своей важной миссии, поздравил ее, что она выбрала посредником именно его, посоветовал ей немедленно заняться приготовлениями к свадьбе. - С этими богатыми людьми так: раз, два, три - кончено! Если они кашляют и зевают и не дают тебе говорить, это значит - „да"! Если улыбаются и приглашают заходить еще, значит - „нет". Но, Зельда, сестра, ты уже предоставь все мне! Я такой человек - я люблю кончать то, что начал. Ты не беспокойся. Однако, Зельда сомневалась. Бернард был чересчур доверчив по природе, слишком большой оптимист. А этих светских людей так трудно понять. Сердце Сарры будет разбито - да и ее тоже, - если Гассенхеймы только притворяются, а потом откажут. А тут еще Мендель с его предубеждением! - Ой, сколько хлопот! Сколько беспокойства! - вздыхала Зельда, ложась вечером в постель. Она беспокойно провела ночь и проснулась раньше обыкновенного с головной болью и красными глазами. Но встала она в хорошем настроении и с новой верой в то, что Сарра и Оскар скоро будут мужем и женой. - К нам сегодня придет Оскар, вот увидишь, - сказала она за завтраком, обращаясь к дочери. Сарра задрожала от радости. - Почему ты думаешь, мама? - Мое сердце подсказывает мне, - ответила Зельда, многозначительно кивая головой. - О, а я думала, ты это знаешь наверное, - разочаровано сказала дочь. Но он явился. В половине третьего огромный лимузин остановился напротив дома Менделя Маранца, и из него вышел Оскар Гассенхейм, поцеловав на прощание даму, сидевшую рядом с ним. Он что-то сказал шоферу и помахал даме шляпой. Дама, его мать, помахала ему рукой в ответ, тяжело сдвинулась с места, усаживаясь поудобнее, и закрыла глаза, отгоняя мысли. Ее сердце учащенно билось, исполненное страха и надежды. Как часто приходилось ей провожать Оскара до дверей и как часто он не решался войти! Он давно мог бы составить себе хорошую партию. Многие девицы дрожали в его присутствии. Но он тоже дрожал; в этом была вся беда. - Образование у меня есть, - растерянно бормотал он. - Внешность есть. Все есть. Но у меня нет характера! Когда дело касается женщины!.. И он беспомощно простирал руки вперед, пожимая плечами. Но терпение и финансы старого банкира достигли той точки, что ему, наконец, пришлось сделать сыну последнее предупреждение. - Или ты должен достать себе жену, или работу, - решительно сказал старик, заглушая всякие возражения отчаянным кашлем. Оскар стоял у дверей дома Маранцев и дрожал. „Жена или работа" - звучало у него в ушах, и он размышлял, что больше пугало его. Все-таки он чувствовал, что он скорее согласен любить, чем работать. Но если бы только любовь не была таким трудным делом! Он старался подбодрить себя и решительно застегнул пуговицы своего пальто. - Вот так всегда, - бормотал он про себя. - Я не боюсь никого. Но когда дело касается женитьбы... И ему хотелось бежать. - Здравствуйте, мистер Гассенхейм! - окликнула вдруг Зельда. Она следила за ним из окна и, обеспокоенная его медлительностью, пошла ему навстречу. - Я только что собирался... войти, - чуть слышно пробормотал он. - Что-то подсказало мне, - то есть, мой брат сказал мне, что вы сегодня будете у нас. Она улыбнулась, непринужденно взяла его под руку и провела в гостиную. - Вы, может быть, хотите поговорить с Саррой наедине? Она сейчас придет. - Не к спеху, - тихо сказал Оскар, предусмотрительно окидывая взглядом помещение и ища дверь. Мендель, удобно сидевший в кресле с газетой в руках, на минуту поднял глаза, смерил взглядом Оскара и снова погрузился в чтение. Оскар сел. - Будьте так добры, миссис Маранц, - пробормотал он, - я... я хотел бы поговорить с... с мистером. - С отцом! - вскричала Зельда, беспокойно поглядывая на Менделя. - Я не знаю, о чем вы можете говорить. Что мужчины понимают в таких делах? - Видите ли, - умоляюще начал Оскар, проводя холодной рукой по потному лбу, - когда дело касается женщины... то я хотел бы поговорить с мужчиной. Зельда многозначительно повернулась к Менделю и сказала сладким голосом: - Ты ведь занят, Мендель, не так ли? Ты, кажется, с кем-то должен иметь свидание? - Что такое свидание? - добродушно сказал Мендель. - Подарок. Ты тогда дорожишь им, когда оно представляет ценность. Для такого гостя, как Оскар Гассенхейм, я согласен отказаться от всякого свидания. Принеси лучше стакан чаю, Зельда, - наш гость, как видно, замерз. - Э-э, здесь немножко холодновато, - сказал Оскар и вытер потный лоб. Побежденная Зельда, угрожающе посмотрела на Менделя и очень кротко на Оскара, неохотно удалилась из гостиной. Несколько минут царило неловкое молчание. Оскар застегивал и расстегивал пуговицы своего сюртука. - Неважно! - внезапно воскликнул он с диким выражением на лице. - Я люблю ее! Мендель поднял глаза. Оскар опустил глаза. Мендель покачал головой-. - Вы очень милый молодой человек, Оскар, но вы не знаете женщин. Может быть, потому вы такой и хороший. Что такое женщина? Ружье. С ним опасно играть. Что такое любовь? Насморк. Легко схватить его, но трудно вылечить. - Неважно! - сказал Оскар, видя перед собой образ отца. - я люблю ее! Мендель поднялся с кресла. Дело, по-видимому, было не так легко, как он думал. - Оскар, - энергично сказал он. - я говорю с вами на основании горького опыта. Что такое опыт? Полисмен. Он всегда является, когда уже поздно. До женитьбы ты думаешь о любви одно, после женитьбы совсем другое! Что такое жена? Несчастье. Если ты будешь его искать, всегда найдешь. - Неважно! - решительно сказал Оскар. - Я люблю ее! Мендель пристальнее посмотрел на молодого человека. Затем он начал говорить более медленно, немного задетый. - Что такое совет? Лекарство. Его любят давать, но не любят принимать. Вы думаете, я против вашего брака? Нет! Если она согласна, и я согласен. Оскар растеряно посмотрел на него. Потом откашлялся. - А если вы согласны, то и она будет согласна? - робко спросил он. Мендель изумленно посмотрел на него. - Послушайте, Оскар. Вы, собственно, на ком хотите жениться? В наше время на отцах уже не женятся. Вы должны идти с предложением прямо к невесте. - Кто должен идти? Я? - воскликнул Оскар. - А кто же - я? - воскликнул Мендель. - Я могу только дать вам свое благословение. А невесту вы должны взять сами. - Видите ли, я могу говорить с кем угодно, - сказал он, набираясь духу. - Но когда дело касается женщины!.. - Что такое застенчивость? Корь. Вы уже слишком стары для нее. - Кто? Я? - скептически спросил Оскар. - Только не я! У меня это с детства. Видите ли, я здоров. Я красив. Я могу говорить. Но я не знаю, что такое со мной. Когда дело касается женщины!.. - Что же мне делать? - простонал Оскар, совершенно теряясь. - Бежать с ней? - Вот именно - бежать! - решительно сказал Мендель. - Если вы не можете сказать: „Я люблю тебя", говорите „Давай убежим". Это гораздо легче, и ей больше понравится. Мендель позвал лакея, сказал ему, чтобы он доложил Сарре, а сам хорошенько встряхнул молодого человека, хлопнув его по спине ладонью, и оставил его одного. Несколько мгновений одиночества, как каменная гора, навалились на Оскара Гассенхейма, он прирос к полу, не мог двинуться с места. Тихое пение засовов, когда открылась дверь, так подействовало на него, что его сердце готово было разорваться. Но тут показалась Сарра, вся зардевшаяся и возбужденная, и Оскар, не будучи в состоянии сразу умереть или исчезнуть, замер на месте. Сарра смело подошла к нему с протянутой рукой. Оскар дрожал с головы до ног и не знал, что сказать. Затем он нерешительно взял ее руку и сжал. Сжал так, что сам весь покраснел, а Сарра побледнела. - Ах! Какой вы сильный! - сказала она, чуть не со слезами на глазах. Оскар улыбнулся, смутившись.

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования