Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Религия. Оккультизм. Эзотерика
   
      Т.И.Грекова. Атеизм и медицина -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  -
решающую роль как в анализе чисто научных данных, так и в определении перспектив дальнейших научных исследований. На этом же конгрессе выступил видный советский психолог член-корреспондент АН СССР Б. Ф. Ломов и, опираясь на богатейший материал, накопленный советскими учеными, показал, как диалектико-материалистический подход помогает проникать в сущность психических процессов. Расшифровка тайн мозга и человеческой психики неразрывно связана с материалистическим мировоззрением, осознанным или стихийным. Потребовались века, прежде чем человек смог разорвать тенета мифологических и религиозных предрассудков и понял, что мыслями и ощущениями, взлетами разума и заблуждениями он обязан не доброй или злой воле богов, а себе самому и своему мозгу. Нарушения в деятельности мозга являются причиной и некоторых болезней. Проследим, как менялись взгляды на природу таких заболеваний, а соответственно и на методы их лечения на примере эпилепсии. Медицина о "священной болезни". Эпилепсия издавна привлекала внимание людей необычной картиной поведения больных, заставляя думать об их связи с потусторонними силами. Само слово epilepsia переводится с греческого языка как схватывание, припадок, падучая болезнь. Последнее название до недавнего времени было наиболее распространенным. Однако сами эпилептиформные припадки являются лишь одним из симптомов основного заболевания и могут встречаться при различных органических поражениях головного мозга - травматических, инфекционных, сосудистых и опухолевых. Врачи различают симптоматическую эпилепсию, если речь идет о текущем органическом процессе в мозге, резидуальную, если эпилептиформные проявления вызваны ранее перенесенным заболеванием мозга, например энцефалитом, и генуинную эпилепсию, обусловленную наследственными факторами. Естественно, что такую дифференциацию может осуществить только врач. Поэтому, говоря об эпилепсии, обычно имеют в виду больных, страдающих характерными судорожными припадками, описание которых неоднократно встречается в Евангелии: "Учитель! Я привел к тебе сына моего, одержимого духом немым: где ни схватывает его, повергает его на землю, и он испускает пену, и скрежещет зубами своими, и цепенеет" (Евангелие от Марка, гл. 9, с. 17-18). "Господи! помилуй сына моего; он в новолуние беснуется и тяжко страдает, ибо часто бросается в огонь и часто в воду. Я приводил его к ученикам Твоим, и они не могли исцелить его..." (Евангелие, от Матфея, гл. 17, с. 72). Как видим, описания довольно образны и точны. Однако необходимо добавить, что судороги не всегда являются обязательным компонентом эпилептического приступа. При так называемых малых припадках больной лишь на одну-две секунды застывает, устремив взор в одну точку, тут же приходит в себя и продолжает начатое дело. При большом припадке за одну-две секунды до его начала больной ощущает предвестники, ауру. В переводе с греческого это означает дуновение, легкий ветерок. Однако предвестниками припадка могут быть не только ощущения легкого дуновения ветерка, но и необычный запах, давление под ложечкой, иногда непроизвольное движение, насильственный крик или экстатическое состояние. После ауры больной теряет сознание, тело его сначала резко напрягается и вытягивается, затем он начинает биться, на губах появляется пена, непроизвольно выделяются кал и моча. Припадок продолжается обычно две-три минуты, а затем наступает сон. Для эпилепсии характерны и так называемые сумеречные состояния сознания, когда человек действует автоматически, не отдавая себе отчета. Такие периоды могут длиться от нескольких часов до нескольких недель, не оставляя следов в памяти. Иногда у больных возникают длительные психотические состояния со страхами, бредом и галлюцинациями, которые могут носить и религиозный характер. Это обстоятельство, так же как и способность больных впадать в экстаз, способствовало представлению об эпилепсии как о священной болезни. Жрецы и шаманы искусственно вызывали у себя глубокие судорожные припадки с экстатическими состояниями и галлюцинаторными переживаниями, выдавая себя за проводников божественных повелений. Однако уже в глубокой древности существовал и другой взгляд на природу эпилепсии, начисто отвергающий ее божественное происхождение. Отец медицины Гиппократ (V-IV в. до н. э.) посвятил эпилепсии специальный труд, в котором, в частности, сказано: "Относительно болезни, называемой священною, дело обстоит таким образом: нисколько, мне кажется, она ни божественнее, ни более священна, чем другие, но имеет такую же природу происхождения, какую и прочие болезни. Природу же ее и причину люди назвали каким-то божественным делом вследствие неопытности и удивления, потому что она нисколько не похожа' на другие болезни... Мне кажется, что первые, признавшие эту болезнь священною, были такие люди, какими и теперь оказываются маги, очистители, шарлатаны и обманщики... они за неимением средств, чем бы действительно могли помочь, из опасения, чтобы не сделалось явным их полное невежество, провозгласили, что эта болезнь священна... для того, чтобы в случае, если; больные выздоровеют, то это приписывалось бы их славе и искусству, а если умрут, то чтобы найти себе верную защиту и приобрести предлог уверять, что не они причиною того, а боги... Но причина этой болезни, как и прочих великих болезней, есть мозг". Стремление больных уединиться, почувствовав предвестники припадка, Гиппократ об®яснял психологическими факторами: "У кого эта болезнь вошла в привычку, те предчувствуют припадок и потому убегают от взора человеческого и спешат домой, если это близко, в противном случае - в уединенное место... И это они делают, стыдясь своей болезни, а не от страха перед божеством, как большинство думает". Ученый философ и врач Ибн Сина (X-XI в.), проклятый мусульманским духовенством как вольнодумец, в своем знаменитом трактате "Канон врачебной науки" определил эпилепсию как "спазм, зависящий от материи". Причины заболевания он об®яснял не божественным промыслом, а, так же как и Гиппократ, связывал их с нарушением деятельности мозга. Клиническая картина эпилепсии описана им весьма подробно. Прошли века, но вопрос о природе эпилепсии и сегодня изучен еще не до конца. Недаром на Всемирном с®езде эпилептологов один из ведущих специалистов в этой области с горечью назвал ее "эпилепсией нашего незнания". Однако достоверно одно: болезнь имеет реальные причины земного происхождения. Поэтому можно лишь восхищаться прозорливостью Гиппократа и Ибн Сины, сумевших понять это столетия назад. И не только восхищаться, но и активно действовать, используя то, что сегодня уже известно о природе эпилепсии. Чем об®яснить, что до последнего времени лечение больных эпилепсией часто бывало неэффективным, несмотря на довольно большое количество противосудорожных средств? В стационар попадали, как правило, больные с тяжелой, запущенной формой, при которой радикальная помощь уже почти невозможна. Большинство больных до госпитализации лечились амбулаторно у невропатологов и психиатров, получая большие дозы лекарств, назначаемых часто без учета индивидуальной чувствительности к ним. Изучая действие различных антиконвульсантов, фармакологи и врачи убедились, что действие одного и того же средства может у разных больных отличаться в десятки раз. Малая эффективность -лекарственной терапии нередко связана и с тем, что, не видя улучшений в состоянии больного, врачи увеличивали дозы препаратов. Это, в свою очередь, вызывало серьезные побочные осложнения, ухудшало течение заболевания, увеличивая частоту припадков. Создавался как бы замкнутый круг, выбраться из которого казалось невозможным. Подобрать ключ к научно обоснованным способам лечения помогли данные электрофизиологических исследований. Наиболее плодотворным оказалось изучение биоэлектрической активности мозга с помощью электроэнцефалографии. Данный метод прочно вошел в арсенал диагностических мероприятий в неврологических и нейрохирургических клиниках, так как позволяет обнаружить нарушения деятельности мозга, в том числе и потенциальную склонность к эпилептическим проявлениям. Делается это с помощью фликера - специального излучателя вспышек, частоту которых можно регулировать. Когда частота световых мельканий совпадает с частотой собственных колебаний биотоков мозга, происходит синхронизация разрядов. Возникает как бы взрыв биоэлектрической активности, значительно превышающий по величине обычные потенциалы - именно это явление наблюдается во время судорожных припадков. Склонность к синхронизации потенциалов отмечается не только у больных эпилепсией, но и приблизительно у 3-4% здоровых людей, что обусловило необходимость применения электроэнцефалографических исследований в системе профессионального отбора. Ведь при некоторых видах деятельности приходится сталкиваться именно с воздействием различных ритмически повторяющихся раздражителей, которое может спровоцировать эпилептиформный приступ у практически здорового человека. Сравнительно недавно было установлено, что повышенную судорожную готовность мозга можно предсказать по кожному рельефу ладоней. Этот метод диагностики называется дерматоглификой (derma - кожа, glyphos - гравюра, гравировать). Кожный рельеф формируется на 9-12-й неделе внутриутробного развития из эктодермы - того же самого эмбрионального листка, из которого развивается центральная нервная система. Нарушения в развитии кожного рельефа могут указывать на скрытый функциональный дефект центральной нервной системы. Техника получения оттиска с ладоней очень проста, а вот их расшифровка требует специальной подготовки. Поэтому не следует думать, что назойливые цыганки-гадалки, всматриваясь в вашу ладошку, всерьез занимаются выявлением скрытых признаков болезни. Поставить диагноз эпилепсии по руке не рискнет и опытный врач, в совершенстве изучивший особенности кожного рельефа при различных заболеваниях - ведь эти особенности отражают не характер и специфику эпилептического процесса, а лишь обусловленную нарушением развития мозга во внутриутробном периоде его готовность к судорожным реакциям. Нейрофизиологи считают, что судорожная активность возникла в процессе эволюции мозга как форма реагирования на чрезмерные раздражения окружающей среды. У больных эпилепсией характерная картина изменений биоэлектрической активности наблюдается и в состоянии спокойного бодрствования, и во время сна. Это не просто отражение нарушений в деятельности мозга, а активный процесс, в основе которого лежит механизм защиты. Как же диагностировали склонность к эпилепсии до изобретения энцефалографа, в те времена, когда никто не догадывался о существовании мозговых биопотенциалов и их роли в формировании судорожного синдрома? Оказывается, уже в глубокой древности было подмечено, что ритмические мелькания световых бликов или равномерный ритм ударов бубна, чередующийся через равные промежутки времени с выкриками и пением, провоцируют эпилептический припадок. Опытный глаз может определить заболевание по некоторым внешним признакам и характерологическим особенностям человека. При длительном и неблагоприятном течении заболевания больные делаются крайне эгоцентричными. Больше всего их занимают свое здоровье и собственные мелочные интересы. У них появляется придирчивость к окружающим, стремление поучать, ханжество, угодливость и одновременно злобность и агрессивность. Известный немецкий психиатр Крепелин так определял эту двойственность в характере тяжелых эпилептиков: "С библией в руках и камнем за пазухой". Типичными чертами таких больных являются педантизм, навязчивое стремление к раз и навсегда заведенному порядку. Это не случайность, а следствие болезни. Вот как об®ясняют данное явление психологи. В первых стадиях заболевания педантизм и аккуратность об®ективно обусловлены, так как только тщательное и последовательное исполнение всех элементов стоящего перед больным задания может компенсировать тугоподвижность мыслительных процессов. Последовательное пунктуальное выполнение отдельных элементов требует сосредоточиться именно на них и временно отвлечься от конечной цели. Чем затруднительнее выполнение отдельного элемента, тем сильнее это отвлечение. Иногда конечный результат теряет смысл для больных, а выполнение отдельных вспомогательных действий становится главной целью, они становятся нетерпимыми к любому нарушению привычного порядка. Верующие больные весьма педантичны в выполнении религиозных предписаний и обрядов. И если больной эпилепсией может сурово наказать малолетнего ребенка за пятно на скатерти или измазанную одежду, устроить скандал из-за переставленных вещей, то можно представить, насколько опасен он в приступе религиозного фанатизма! Почему эпилепсия сегодня находится в центре внимания представителей теоретической медицинской науки и работников практического здравоохранения? Мировая статистика утверждает, что на каждую тысячу человек приходится от 3 до 9 больных эпилепсией. Чаще всего ею заболевают в детстве или юности. Нередко болезнь калечит судьбу человека, приводя к инвалидности. Нельзя забывать и еще об одном немаловажном обстоятельстве. Женщины, страдающие эпилепсией, нередко стремятся иметь детей, повинуясь непреодолимому инстинкту материнства, надеясь обрести в их лице смысл жизни, опору и поддержку в старости. К сожалению, они не учитывают в достаточной степени возможных печальных последствий. Наиболее часто применяемые для лечения эпилепсии препараты далеко не безразличны для развивающегося плода. Дифенин свободно проникает через плаценту и часто вызывает выкидыши. Это, в свою очередь, ухудшает здоровье женщины. Нарушая метаболизм фолиевой кислоты в организме, дифенин может вызвать у новорожденного геморрагический синдром. У женщин, принимавших во время беременности дифенин или другой распространенный противоэпилептический препарат - триметин, нередко рождаются неполноценные дети. Чем старше женщина, тем больше риск появления уродов. Именно поэтому страдающим эпилепсией рекомендуют не беременеть после 35 лет и в любом возрасте с 20-го по 40-й день беременности прием противосудорожных средств недопустим. Религиозные фантазии, предания и суеверия, связанные со "священной болезнью", ушли в прошлое. Научное изучение механизмов заболевания помогло разработать новый подход к его лечению. Одно из основных условий успешного лечения эпилепсии, так же как и многих других заболеваний, - ранняя диагностика. А она возможна лишь при комплексном клинико-физиологическом обследовании, осуществить которое можно только в специализированном учреждении. Именно такое учреждение возникло в результате творческого содружества сотрудников отдела клинической нейрофизиологии человека Института экспериментальной медицины АМН СССР во главе с членом-корреспондентом АМН СССР (ныне академиком) Н. П. Бехтеревой с врачами 6-й Ленинградской психиатрической больницы, на базе которой в 1969г. открылось специальное отделение для нейрохирургического лечения эпилепсии. А в 1970 г. был создан первый в нашей стране амбулаторный городской консультативный пункт. Через 10 лет, в 1979 г., этот пункт и стационарное отделение организационно оформились в единый городской эпилептический центр. За сравнительно короткий срок существования специализированной службы отчетливо выявились ее преимущества. Больные устремились сюда не только из Ленинграда и области, но и из других районов нашей страны. Накопленный опыт дал стимул для более широкого развертывания комплексного лечения эпилепсии. В 1979 г. в Ленинграде, кроме городского, был создан и Всероссийский центр на базе ордена Трудового Красного Знамени нейрохирургического института имени А. Л. Поленова, сотрудники которого в течение почти 20 лет работали над проблемой лечения и профилактики эпилепсии. Какими же преимуществами обладает специализированное учреждение, какие новые возможности открывает для успешного лечения этого тяжелого заболевания? Здесь совместно работают психиатры и невропатологи, рентгенологи и нейроофтальмологи, медицинские психологи, электрофизиологи, биохимики. Комплексный метод контроля за состоянием больного складывается из оценки клинической картины, данных биоэлектрической активности мозга, биохимических показателей состава ликвора. Такой подход помогает подобрать наиболее эффективный метод лечения именно для данного больного с учетом тяжести и длительности его заболевания, локализации поражения, индивидуальной чувствительности к препаратам. Какие средства имеются в руках врачей, кроме традиционного консервативного фармакологического лечения? В их числе так называемое открытое хирургическое вмешательство, суть которого заключается в удалении эпилептогенного очага. Существуют также различные варианты стереотаксических операций, при которых в мозг больного вводят специальные золотые электроды и с помощью импульсов определенной частоты стимулируют или разрушают структуры мозга, генерирующие судорожную активность. Электрофизиологи предложили и принципиально новый метод лечения, основанный на изучении характера биоэлектрических потенциалов больного мозга не только во время приступов, но и в спокойный период, во время сна и бодрствования. Биотоками мозга можно научиться управлять так же, как люди учатся управлять дыханием и некоторыми другими функциями. Методика овладения навыками контроля за работой отдельных органов и систем организма называется адаптивным биоуправлением. Вот как происходит это на практике. Больной сидит в кресле в удобной позе. Перед ним телевизор, выполняющий функцию индикатора. Идет запись биотоков мозга с поверхности черепа с помощью отводящих электродов. Больного предупреждают, что как только на энцефалограмме появятся характерные для эпилепсии потенциалы, яркость изображения на экране телевизора и громкость звука уменьшатся, и он лишится возможности смотреть интересный фильм. Его задача - вызвать у себя такое состояние, при котором картина биоэлектрической активности мозга будет обычной для здорового человека. Для достижения цели больные применяли различные приемы: вспоминали о чем-либо приятном для них, расслаблялись, решали задачи. Постепенно они научались предотвращать патологические изменения биоэлектрической активности мозга, а следовательно, и предупреждать ухудшение своего состояния. Так, данные физиологических исследований приносят реальную пользу не только в плане познания общих закономерностей работы мозга, но и для разработки конкретных методов лечения. Существует ли "состояние альфа"? Более 50 лет назад австрийский психиатр Ганс Бергер установил, что с поверхности черепа человека можно зарегистрировать "мозговые волны", которые он назвал альфа-ритмом. Впоследствии оказалось, что ча

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования