Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Райт Ричард. Сын Америки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -
аговаривали белые, у него являлось такое ощущение, будто он пойман на Ничьей Земле. Он сидел на стуле сгорбившись, понурив голову и смотрел на Макса только тогда, когда Макс не смотрел на него. - Сигарету, Биггер? - Макс поднес ему огня, потом закурил сам; несколько минут они курили молча. - Биггер, я ваш адвокат. Я хочу, чтобы мы с вами говорили откровенно. Я обещаю вам сохранить все в строжайшей тайне... Биггер пристально посмотрел на Макса. Ему стало жаль этого белого. Он видел, что Макс боится, как бы он совсем не отказался говорить. А обидеть Макса ему не хотелось. Он решительно наклонился вперед. Что ж, говорить так говорить. Рассказать ему все. Покончить с этим, и чтобы Макс ушел. - А мне все равно, что я сейчас говорю или делаю... - Совсем не все равно, - живо перебил его Макс. На какую-то долю секунды Биггеру вдруг захотелось смеяться, потом это прошло. Макс от души стремился помочь ему, а он должен был умереть. - Может быть, и не все равно... - протянул Биггер. - Если вам все равно, что вы говорите и делаете, почему же вы сегодня отказались воспроизвести сцену убийства в доме Долтонов? - Для _них_ я ничего не хочу делать. - Почему? - Они ненавидят негров, - сказал он. - Но _почему_, Биггер? - Я не знаю, мистер Макс. - Биггер, вы разве не знаете, что они не только негров ненавидят? - Кого же еще? - Они ненавидят профсоюзы. Они ненавидят всех, кто старается сплотить людей. Они ненавидят Джана. - Но негров они ненавидят больше, - сказал Биггер. - С профсоюзными организаторами они никогда не сделают того, что со мной. - Делают и хуже. Вам так кажется, потому что цвет вашей кожи помогает им выделять вас, обособлять, эксплуатировать. Но точно так же они поступают и с другими. Они ненавидят меня, потому что я стараюсь помочь вам. Они пишут мне письма, в которых называют меня "поганым жидом". - Они меня ненавидят; больше я ничего не знаю, - угрюмо сказал Биггер. - Биггер, прокурор штата дал мне экземпляр признания, которое вы подписали. Скажите, вы ему говорили правду? - Да. Что мне еще было делать? - Теперь, Биггер, скажите мне вот что. Зачем вы все это сделали? Биггер вздохнул, пожал плечами и сделал глубокую затяжку. - Не знаю, - сказал он. Дым, клубясь, выходил из его ноздрей. - Это было обдумано заранее? - Нет. - Вам кто-нибудь помогал? - Нет. - Были у вас раньше когда-нибудь подобные мысли? - Нет. - Как же это вышло? - Так вот вышло, мистер Макс. - Вы жалеете об этом? - Чего жалеть? От этого мне легче не будет. - И вы совсем не можете объяснить, почему вы это сделали? Биггер смотрел прямо перед собой расширенными, блестящими глазами. Разговор с Максом вновь пробудил в нем настоятельную потребность заговорить, рассказать, попытаться объяснить свои чувства. Волна возбуждения захлестнула его. Вот протянуть бы руки и высечь из пустого пространства конкретные, осязаемые причины, заставившие его совершить убийство. Так ясно он ощутил их. Если б ему удалось это сделать, сковывавшее его напряжение разрядилось бы навсегда; он мог бы сидеть и ждать, пока ему не скажут идти к стулу; а когда скажут - спокойно пойти. - Мистер Макс, я не знаю. У меня тогда все смешалось. Я столько чувствовал, и все разное. - Вы ее изнасиловали, Биггер? - Нет, мистер Макс. Не трогал ее. Но кто мне поверит? - Но вы думали об этом до того, как миссис Долтон вошла в комнату? Биггер покачал головой и судорожно стал тереть руками глаза. Он почти забыл о присутствии Макса. Он старался нащупать ткань своих ощущений, старался ухватить их смысл. - Не знаю, не знаю. Немножко было это со мной. Да, пожалуй, что так. Я был пьяный, и она была пьяная, вот откуда оно и взялось. - Но вы изнасиловали ее или нет? - Нет. Но все скажут, что да. Какая разница? Я негр. Оли говорят, что все негры так делают. Так не все ли равно, было это или нет? - Вы с пей давно были знакомы? - Несколько часов. - Она вам нравилась? - _Нравилась_? Это вырвалось у него таким надсадным криком, что Макс вздрогнул. Биггер вскочил на ноги. Зрачки его расширились, руки поднялись и, дрожа, повисли в воздухе. - Ну, ну, Биггер! Биггер... - сказал Макс. - Нравилась? Да я ненавидел ее! Один бог знает, как я ее ненавидел! - закричал он. - Сядьте, Биггер! - Я и теперь ее ненавижу, вот хоть она и умерла, а, видит бог, ненавижу... Макс схватил его за плечи и заставил сесть. - Перестаньте волноваться, Биггер, слышите? Успокойтесь! Биггер затих, только глаза его беспокойно блуждали по сторонам. Наконец он опустил голову и переплел пальцы. Нижняя губа слегка отвисла. - Значит, вы ее ненавидели? - Да. И ничуть мне не жалко, что она умерла. - Но что же она вам сделала? Вы сами сказали, что только что познакомились с ней. - Не знаю. Ничего такого она мне не сделала. - Он помолчал и нервно провел рукою по лбу. - Она... Это... Черт, нет, я не знаю. Она меня все расспрашивала. Она как-то так все говорила и делала, что я сразу возненавидел ее. Она все во мне перевернула. Я чуть не плакал от злости... - Он оборвал на высокой, жалобной ноте. Он облизнул губы. Мысль его запуталась в сетке смутных побочных ассоциаций: он представил себе свою сестренку Веру, как она сидит на краешке стула и плачет оттого, что он "подсматривал" и ей стыдно; он представил, как она вскакивает и бросает в него туфлю. Он растерянно покачал головой. - Она все приставала ко мне, мистер Макс, расскажи ей, как живут негры. Она села рядом со мной впереди... - Но, Биггер, за это ведь нельзя возненавидеть человека. Она вам желала добра... - Добра? Нет, черта с два, никакого она мне добра не желала! - Как это - нет! Она держала себя с вами как человек с человеком. - Мистер Макс, у нас все по-разному. Что вам кажется добром, то на самом деле совсем не добро. Я ведь про нее ничего не знал. Я только знал, что из-за таких, как она, белые убивают негров. И живем мы совсем в разных местах. А тут она вдруг со мной так. - Вы должны были понять, Биггер. Она себя держала с вами так, как умела. Биггер озирался по сторонам, не зная, что ответить. Он понимал, что его поступки кажутся непоследовательными, и он уже отказался от мысли дать им последовательное объяснение. Руководствуясь только инстинктивным чувством, он отвечал Максу. - Ну и я себя с ней держал так, как умел. Она богатая. Такие, как она, всему хозяева на земле. Такие, как она, говорят, что негры все равно что собаки. Они нас заставляют делать только то, что _они_ хотят... - Но, Биггер, ведь _эта_ девушка хотела помочь вам! - Мне этого не было видно. - А что же она должна была делать, чтоб это было видно? - Не знаю, мистер Макс. Белые и негры - чужие друг другу. Мы не знаем, что у них на уме, они не знают, что у нас на уме. Может, она и хотела мне добра; только этого не было видно. По-моему, она все делала и говорила так же, как и все белые люди... - За это ее нельзя винить, Биггер. - У нее кожа такая же белая, как и у всех у них, - сказал Биггер, как бы защищаясь. - Я одного не понимаю, Биггер. Вы говорите, что ненавидели ее, и вместе с тем сами сказали, что она вызывала у вас желание, когда вы были с ней вдвоем в комнате, оба пьяные... - Да, - сказал Биггер, кивнув головой и рукой вытирая губы. - Да. Чудно, верно? - Он затянулся дымом. - Да, наверно, так получилось потому, что я знал, что этого нельзя. Наверно, потому, что белые говорят, будто мы все это делаем. Мистер Макс, вы знаете, что они про нас еще говорят? Они говорят, что если у негра триппер, так он старается изнасиловать белую женщину, потому что негры верят, будто от этого триппер проходит. Вот они что _говорят_. И они _верят_ этому. Господи, мистер Макс, да если про тебя говорят такое, так лучше тебе и не родиться. Что толку? Ну было это со мной, когда я ее принес наверх, в ее комнату. Все равно ведь они про нас так говорят; для того и говорят, чтобы убивать нас. Они проводят черту и говорят: вот твоя сторона, и тут ты сиди. А что там нет хлеба, на этой стороне, это им все равно. Можешь умереть, им все равно. А потом еще про тебя говорят такие вещи, и стоит тебе перейти черту, как тебя убивают. Тогда уж сам бог велел тебя убить. Всякий рад тебя убить тогда. Да, было это со мной, может, потому и было, что так говорят. Может, потому именно и было. - Вы хотите сказать, что вам хотелось бросить им вызов? Хотелось показать, что вы смеете, что вам все равно? - Не знаю, мистер Макс. Но что мне было терять? Все равно рано или поздно я бы им попался. Я негр. Хоть бы я и не сделал ничего, все равно я бы попался. Стоит только кому-нибудь указать на меня белым пальцем, и мне конец. Разве не так? - Но почему, когда миссис Долтон вошла в комнату, вы не рассказали ей, в чем дело? И ничего бы тогда не случилось... - Господи, мистер Макс, когда я повернулся и увидел, что старуха идет к кровати, я уже ничего не мог. Я просто себя не помнил... - То есть как? Вы потеряли сознание? - Нет, нет... Я все понимал, что делаю. Но я не мог не делать. Понимаете? Ну вот как будто кто-то другой влез в мою шкуру и стал делать все за меня... - Биггер, скажите, вы чувствовали к Мэри более сильное влечение, чем к женщинам вашей расы? - Нет. Они так говорят. Но только это неправда. Я ее и тогда ненавидел, и теперь ненавижу. - Хорошо, а Бесси почему вы убили? - Чтобы она не разболтала. Мистер Макс, после того как я убил белую женщину, уже не трудно было еще кого-нибудь убить. Я тут не раздумывал много. Я знал, что нужно убить Бесси, и я ее убил. Я хотел убежать из Чикаго... - Вы ненавидели Бесси? - Нет. - Любили ее? - Нет. Просто я боялся. Я в Бесси не был влюблен. Она была моя девушка, и больше ничего. Я вообще никогда не был влюблен. Я убил Бесси, чтоб спастись. Должна же у парня быть девушка, ну вот, у меня была Бесси. И я убил ее. - Скажите мне, Биггер, когда вы почувствовали ненависть к Мэри? - Сразу, как только я ее увидел, как только она со мной заговорила. Кажется, я ее ненавидел, даже когда не знал еще... - Но _почему_? - Я ведь вам сказал. Такие, как она, нам ничего делать не дают. - А что бы вы хотели делать, Биггер? Биггер вздохнул и опять глубоко затянулся. - Да ничего такого определенного. Но только я хотел, чтоб можно было делать то, что делают другие. - И оттого, что этого нельзя было, вы возненавидели эту девушку? Опять Биггер почувствовал, что в его поступках нет последовательности, и опять он обратился к своим чувствам за правильным ответом для Макса. - Мистер Макс, когда человеку постоянно говорят, что можно и чего нельзя, надоедает в конце концов. Ведь как живешь - пробавляешься мелочами. То ботинки чистишь, то улицы подметаешь - что придется... Заработки такие, что не прокормишься. Каждый день ждешь, вот-вот уволят. В конце концов выматываешься до того, что уж и не ждешь ничего хорошего. Только мечешься с утра до ночи по чужой указке. Даже человеком себя больше не чувствуешь. Так только, со дня на день перебиваешься, работаешь, чтобы все шло, как идет, чтоб другие жить могли. Знаете, мистер Макс, я вот часто думаю о белых... Он замолчал. Макс наклонился вперед и дотронулся до его колена. - Продолжайте, Биггер. - Ну вот, у них ведь все есть. Они тебе места не оставляют на земле. Они как бог... - Он проглотил слюну, закрыл глаза и вздохнул. - Даже думать они тебе не дают о том, о чем хочется. Так тебя гонят и теснят, что только об этом и можешь думать, больше ни о чем. Они убивают тебя раньше, чем твоя смерть придет. - Но, Биггер, значит, что-то вам все-таки сильно хотелось делать, раз вы их так возненавидели за то, что они помешали вам? - Нет... Ничего мне не хотелось. - Но ведь вы сами сказали: Мэри и такие, как она, не дают вам ничего делать. - А что я могу хотеть? Я ничего не знаю. У меня никогда не было случая стать чем-нибудь. Я простой негр, а законы пишут белые. - Но кем бы вам хотелось стать? Биггер долго молчал. Потом он засмеялся, без звука, без движения губ, просто его легкие три раза коротко и энергично вытолкнули через ноздри воздух. - Одно время мне хотелось стать летчиком. Но они не дали бы мне поступить в школу, где этому учат. Они выстроили большую школу, а потом обвели ее чертой и сказали, что только те, кто живет внутри черты, могут в ней учиться. А раз так, значит, неграм туда дороги нет. - А еще что? - Ну, одно время в армию думал пойти. - Почему же не пошли? - К черту, там все то же самое. Что может там делать негр - только рыть окопы. А во флоте - мыть посуду и скрести полы. - И больше вам никогда ничего не хотелось? - Не помню. Не все ли равно теперь? Моя песенка спета... Я попался - и умру. - Расскажите мне, о чем вы еще _думали_, что вам нравилось? - Иметь свой бизнес тоже хорошо. Но откуда негру стать дельцом? У нас нет денег. У нас нет ни шахт, ни железных дорог - ничего. Они не хотят, чтобы у нас что-нибудь было. Они хотят, чтобы мы сидели в своем закутке... - А вы не хотели сидеть? Биггер глянул на него, сжав губы. Лихорадочная гордость блеснула в его налитых кровью глазах. - _Не хотел_, - сказал он. Макс посмотрел на него и вздохнул. - Слушайте, Биггер. Вы мне рассказывали о том, чего не могли делать. Но кое-что вы сделали. Вы совершили два преступления. Чего вы ждали от них? Биггер встал и засунул руки в карманы. Потом он прислонился к стене и рассеянно уставился в пространство. Снова он позабыл о присутствии Макса. - Не знаю. Может, вам покажется, что я полоумный. Может, меня посадят на электрический стул за такие мысли. Но только я не жалею, что убил. Хоть ненадолго, хоть на минуту я чувствовал себя свободным. Я что-то _делал_. Это скверно, я знаю, но мне было хорошо. Может, бог меня за это накажет. Пусть накажет. Но я не жалею. Я убил потому, что я боялся и зол был. Но я всю жизнь боялся и был зол, а после того как я убил ту белую девушку, я хоть ненадолго перестал бояться. - Чего же вы боялись? - Всего, - выдохнул он и закрыл лицо руками. - Вы никогда в жизни не надеялись, Биггер? - На что? Чего мне было ждать хорошего? Я ведь черный, - пробормотал он. - У вас не было своей мечты о счастье? - Почему? Была, - сказал он выпрямляясь. - О каком же счастье вы мечтали? - Не знаю. Мне много чего хотелось. Но только ничего этого нельзя было. Мне хотелось делать то, что делали белые мальчики после школы. Одни поступали в колледж. Другие шли в армию. А я не мог. - Но вам хотелось быть счастливым? - Понятно. Кому же не хочется? - Но вы не верили, что это когда-нибудь будет? - Не знаю. Я просто жил изо дня в день. Вечером ложился спать, утром вставал. Нет, иногда мне казалось, что это будет. - Как? - Не знаю, - ответил он голосом, который прозвучал как стон. - Как же вы себе представляли счастье? - Не знаю. Только совсем не похоже на то, что было. - Разве вы не отдавали себе отчета в своих желаниях, Биггер? - Ну, мне казалось, если я буду счастлив, я перестану всегда хотеть того, чего нельзя. - А почему вы хотели того, чего нельзя? - Не знаю. По-моему, это у всех так бывает. Вот и у меня было. Может, если б я мог заняться таким делом, как мне хотелось, все было бы хорошо. Я бы тогда не боялся. И не злился тоже. Не было бы ненависти к людям; и, может, мне тогда легче жилось бы на свете. - Биггер, вы бывали в Клубе молодежи Южной стороны, в том, которому мистер Долтон подарил столы для пинг-понга? - Бывал, да только на кой черт пинг-понг взрослому парню? - Как вам кажется, этот клуб отвлекал вас от озорства? Биггер откинул голову набок. - Отвлекал от озорства? - повторил он слова Макса. - Да мы все свои дела там всегда и обдумывали. - Вы когда-нибудь ходили в церковь, Биггер? - Да, только очень давно. Когда я был маленький. - Ваши родные - набожные люди? - Да, мать чуть не каждый день в церковь ходит. - А вы почему перестали ходить? - Надоело. Пустое это все. Поют, кричат, молятся без конца. Да только не помогает. Все негры любят ходить в церковь, и никому это не помогает. Все равно у белых есть все, а у негров ничего. - И вы не замечали, что, когда вы бываете в церкви, у вас становится легче на душе? - Нет. Мне этого и не нужно было. Это только у бедных в церкви становится легче на душе. - Но ведь и вы бедны, Биггер. Снова глаза Биггера загорелись лихорадочным гордым блеском. - Я не _такой_ бедный, - сказал он. - Но ведь вы сами говорите, Биггер, если б вы попали в такое место, где вы не чувствовали бы ненависти к себе и не ненавидели бы других, вы бы могли быть счастливы. В церкви вас никто не ненавидел. Почему же вы не находили там облегчения? - Я хотел быть счастливым здесь, на земле, а не в другом месте. Такого счастья мне не надо. Белым людям на руку, если негры набожны: они тогда могут делать с нами, что хотят. - Несколько минут назад вы сказали, что за убийство вас бог накажет. Значит ли это, что вы верите в бога? - Не знаю. - Вас не страшит, что будет с вами после смерти? - Нет. Но мне не хочется умирать. - Разве вы не знали, что убийство белой женщины карается смертью? - Знал. Но она меня так измучила, что мне было все равно. - Вы искали бы утешения в религии, если бы знали, что она может вам его дать? - Нет. Я и так скоро умру. И если б я был набожный, я бы уже умер. - Но ведь церковь обещает вечную жизнь? - Это для тех, кого много били. - У вас есть такое чувство, что вы могли что-то сделать в жизни, но только у вас не было случая? - Может, и есть; только я не прошу, чтоб меня жалели. Никого не прошу. Я негр. У негров случая не бывает. Я вот думал, что мне выпал случай, рискнул и проиграл. Но теперь уже мне все равно. Я попался, значит, делу конец. - Но вам не кажется, Биггер, что где-то, как-то, когда-то вам удастся вознаградить себя за все то, чего вы были лишены здесь, на земле? - Нет! Чушь все это! Я знаю, когда меня прикрутят ремнями к стулу и пустят ток - мне крышка, и навсегда. - Биггер, я хочу знать, как вы относитесь к людям своей расы. Вы любите их? - Не знаю, мистер Макс, Все мы черные, все мы одинаково терпим от белых. - Но ведь вы знаете, Биггер, есть негры, которые заботятся о благе своего народа. Есть негры - общественные деятели, передовые люди. - Да, знаю. Слыхал про них. Что ж, верно, они хорошие люди. - Вы не знакомы ни с кем из них? - Нет. - Биггер, среди молодых негров много таких, как вы? - Наверно, много. Кого я знаю, тем всем нечего делать и некуда податься. - Почему же вы ни разу не попробовали пойти к кому-нибудь из общественных деятелей - негров и рассказать про свои настроения? - Да ну, мистер Макс. Они не стали бы меня слушать. Хоть белые обращаются с ними не лучше, чем со мной, а все-таки они - богатые. Они говорят, что такие, как я, мешают им ладить с белыми. - Вам когда-нибудь приходилось слышать их выступления? - Еще бы. Во время выборов, не раз. - Ну и как они вам понравились? - Да не знаю. Все они одно и то же говорят. Все они хотят, чтоб их выбрали на должность. Все они хотят получить денег побольше. Это ведь все равно что игра, мистер Макс, вот они и играют п

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования