Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Художественная литература
   Драма
      Райт Ричард. Сын Америки -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -
ешком к Долтонам. Правая рука была в кармане, пальцы нащупывали лежавшее там письмо. Дойдя до ворот, он внимательно осмотрелся по сторонам. Никого не было видно. Он взглянул на дом; дом высился перед ним безмолвной белой громадой. Он взошел на парадное крыльцо и остановился у двери. С минуту он постоял, чего-то ожидая. Так сильно было в нем сознание запрета, который он дерзко готовился нарушить, что он бы не удивился в эту минуту, если б само небо заговорило вдруг, приказывая ему отступить. Он быстро плыл вперед, навстречу ледяному ветру, от которого у него захватывало дух; но это ему нравилось. Вокруг него была ночь и тишина, и снег все шел и шел, как будто он шел так испокон веков и будет идти до конца мира. Он вынул письмо из кармана и подсунул под дверь. Потом, повернувшись, сбежал по ступеням и обежал вокруг дома. Я сделал это! Я сделал это! Сегодня вечером или завтра утром они его увидят... Он подошел к двери, ведущей в подвал, открыл ее и заглянул: там не было никого. Точно бешеный зверь, билось в топке пламя, бросая на все красные отсветы. Он стоял перед котлом, сквозь щели дверцы глядя на суетливые языки огня. Сгорела Мэри или еще не совсем? Ему хотелось помешать золу и посмотреть, но он не смел; он содрогался при одной мысли об этом. Он повернул рычаг, чтобы подбавить угля, и пошел в свою комнату. Когда он вытянулся на постели в темноте, он вдруг почувствовал, что дрожит всем телом. Ему было холодно и хотелось есть. Вдруг жаркий, жарче крови, поток страха затопил его, и он вскочил на ноги. Он стоял посреди комнаты, и перед ним мелькали его перчатки, карандаш, бумага. Как он мог про них забыть? Нужно было сжечь их. Скорей, сейчас же. Он зажег свет, подошел к своему пальто, достал перчатки, карандаш и бумагу и засунул их за пазуху. Он подошел к двери, прислушался, потом вышел в коридор и спустился в котельную. С минуту он постоял, глядя в полыхающие жаром щели. Потом он торопливо распахнул дверцу и бросил перчатки, карандаш и бумагу в огонь; он следил, как они задымились, вспыхнули, он захлопнул дверцу и услышал, как их подхватил яростный вихрь тяги. Странное ощущение овладело им. Что-то жгло внутри, и вся кожа горела. Колени подгибались. Он пошатнулся и, схватившись за стену, беспомощно прислонился к ней. Изнутри, из живота, поползло по всему телу цепенящее чувство онемения, захватило даже голову, глаза, заставило рот судорожно раскрыться. Силы оставляли его. Он упал на колени и ладонями уперся в пол, чтобы не свалиться совсем. Его охватил животный ужас. Зубы у него стучали, пот выступил под мышками, стекал по спине. Он застонал, стараясь не шевелиться. Предметы расплывались у него перед глазами, но постепенно опять обрели четкую форму. Снова он увидел котел. Тогда он понял, что был на грани обморока. Вскоре гул и блеск огня вошли опять в его сознание. Он закрыл рот и скрежетнул зубами, цепенящий столбняк проходил. Когда он оправился настолько, что мог уже держаться без опоры, он поднялся на ноги и рукавом вытер лоб. Он извелся оттого, что слишком долго не ел и не спал, а волнение еще истощило его силы. Нужно бы пойти на кухню пообедать. Это просто глупо - морить себя голодом. Он поднялся по лестнице и робко постучал в дверь; ответа не было. Он повернул ручку, толкнул дверь и увидел, что кухня залита светом. На столе белыми салфетками было покрыто что-то, по-видимому тарелки с едой. Он постоял, глядя на стол, потом подошел и приподнял край одной салфетки, другой, третьей. Там лежал нарезанный ломтиками хлеб, жареное мясо, картофель, стручковая фасоль, шпинат и большой кусок шоколадного торта. У него рот наполнился слюной. Неужели это все для него? Он оглянулся, недоумевая, где Пегги. Может быть, нужно пойти поискать ее? Но эта мысль ему не понравилась: выйдя из кухни, он обратил бы на себя внимание, а этого ему меньше всего хотелось. Он стоял посреди кухни в нерешительности, ему очень хотелось есть, но он боялся. Он положил свои черные пальцы на край белого стола, и безмолвная усмешка растянула его губы; на одно мгновение он как бы увидел себя со стороны во вспышке мертвенно-бледного света: он убил белую девушку, дочь богатого человека, отрезал ей голову и сжег ее тело в топке котла, солгал, чтобы свалить вину на другого, написал письмо с требованием выкупа в десять тысяч долларов - и вот теперь стоит и не решается тронуть еду, которая наверняка для него же и приготовлена. - Биггер! - А? - откликнулся он, еще не сообразив, кто его зовет. - Куда вы пропали? Вас обед с пяти часов ждет. Берите стул, садитесь и ешьте... "...сколько захочется..." Он уже не слушал. В руках у Пегги было его письмо. "Вы ешьте, а я вам пока кофе подогрею". Открывала ли она его? Знает ли она, что в нем? Нет, конверт цел. Она подошла к столу и сняла салфетки с тарелок. От волнения у него дрожали колени и на лбу выступил пот. Ему казалось, что вся кожа у пего пузырится, как от ожога... "может быть, подогреть мясо?" Вопрос дошел до него откуда-то издалека, и он покачал головой, не зная даже, о чем она спрашивает... "что вам, нездоровится?" - Нет, ничего, - пробормотал он. - Разве можно так долго ходить не евши? - Я не был голоден. - Это вам так только кажется. Она поставила у его прибора чашку и блюдце, потом положила письмо на край стола. Там оно лежало и притягивало его взгляд, как магнит железо. Пегги принесла кофейник и налила ему полную чашку. Видимо, она только что нашла письмо под дверью и еще не успела передать его мистеру Долтону. Она поставила перед ним маленький кувшинчик со сливками и взяла письмо со стола. - Я сейчас вернусь, - сказала она. - Вот только отнесу это мистеру Долтону. - Да, мэм, - шепотом отозвался он. Она вышла. Он перестал жевать и с пересохшим ртом уставился в пространство перед собой. Но он знал, что _нужно_ есть. Если он не будет есть сейчас, это может возбудить подозрение. Он стал набивать себя пищей, наскоро прожевывая каждый кусок и запивая глотком горячего кофе, чтобы он легче проходил. Когда кофе был выпит, он перешел на холодную воду. Все время он напряженно вслушивался, ловя ухом каждый звук. Но ничего не было слышно. Наконец дверь бесшумно распахнулась, и вошла Пегги. По ее круглому красному лицу ничего нельзя было узнать. Следя за ней уголком глаза, он увидел, как она подошла к плите и начала возиться с кастрюлями и сковородками. - Еще кофе хотите? - Нет, мэм. - Слушайте, Биггер, вас, верно, напугала эта суматоха в доме? - Нет, мэм, что вы, - сказал он, недоумевая, чем он мог навести ее на этот вопрос. - Уж эта Мэри! - вздохнула Пегги. - Вы подумайте, что только позволяет себе девчонка. Отец с матерью прямо голову потеряли. Ну и дети теперь пошли... Он торопливо доедал свой обед и ничего не говорил; ему хотелось поскорей выбраться из кухни. Никто еще ничего не знал о Мэри. Он представил себе отчаяние и ужас всей семьи, когда станет известно, что Мэри похищена. Это сразу отведет их подозрения от него. Они подумают, что Мэри похитили белые люди; им никогда не придет в голову, что жалкий, трусливый негр мог сделать это. Они возьмутся за Джана. Подпись "Красный" и рисунок молотка с кривым ножом наведет на мысль о коммунистах. - Ну как, сыты? - Да, мэм. - Завтра с утра надо-будет выгрести золу из топки, Биггер. - Да, мэм. - И к восьми подать машину мистеру Долтону. - Да, мэм. - Вам нравится ваша комната? - Да, мэм. Дверь резко распахнулась. Биггер подскочил от испуга. В кухню вошел мистер Долтон; лицо у него было пепельно-серое. Он пристально посмотрел на Пегги, а Пегги, с полотенцем через плечо, пристально смотрела на него. Мистер Долтон держал в руке распечатанное письмо. - Что случилось, мистер Долтон? - Кто... Где вы... Кто вам дал это? - Что? - Это _письмо_. - Никто мне не давал. Я его нашла под дверьми. - Когда? - Да вот сейчас только. А что? Мистер Долтон обвел взглядом кухню, ни на чем не останавливаясь, просто скользя по стенам широко раскрытыми, невидящими глазами. Потом он снова взглянул на Пегги, он как будто отдавался на ее милость: ждал от нее каких-то слов, которые рассеют надвинувшийся ужас. - Что с-случилось, мистер Долтон? - снова спросила Пегги. Прежде чем он успел ответить, в кухню вошла миссис Долтон, нащупывая дорогу протянутыми вперед руками. Биггер видел, как ее белые пальцы, дрожа, шарили в воздухе, пока не встретили плечо мистера Долтона. Они вцепились в борт пиджака с такой силой, что казалось, вот-вот оторвут его. Биггер не пошевелился, не моргнул глазом, только жар пошел у него по телу и мышцы напряглись. - Генри! Генри! - вскричала миссис Долтон. - Что случилось? Мистер Долтон не слышал ее; он все еще, не отрываясь, смотрел на Пегги. - Так вы не видели, кто принес это письмо? - Нет, мистер Долтон. - А вы, Биггер? - Нет, сэр, - прошептал он, с трудом ворочая языком в набитом рту. - Генри, я тебя умоляю! _Скажи мне_! Ради бога, скажи мне! Мистер Долтон обнял миссис Долтон одной рукой и прижал к себе. - Это... Это насчет Мэри... Эти... Она... - Что, что? Где она? - Они... Она у них... Они похитили ее! - Генри! Нет, не может быть! - застонала миссис Долтон. - Не может быть! - откликнулась Пегги, бросаясь к миссис Долтон. - Девочка моя! - рыдала миссис Долтон. - Ее похитили, - повторил мистер Долтон, как будто ему нужно было еще раз услышать эти слова для того, чтоб в них поверить. Биггер беспокойным, блуждающим взглядом смотрел на всех троих. Миссис Долтон все еще рыдала. Пегги, закрыв лицо руками, повалилась на стул. Вдруг она вскочила и бросилась вон из кухни, вскрикнув: - Господи, не допусти их убить ее! Миссис Долтон покачнулась. Мистер Долтон поднял ее на руки и понес, но в дверях запнулся о порог. В мозгу у Биггера пронеслась картина вчерашней ночи, как он нес на руках бесчувственную Мэри. Он встал и придержал дверь, помогая мистеру Долтону пройти, и потом стоял и смотрел, как он шел полутемным коридором, пошатываясь под тяжестью своей ноши. Он теперь остался в кухне один. Снова явилась у него мысль уйти, развязаться со всем этим. И снова он отогнал ее. Его непреодолимо тянуло остаться до конца, хотя бы даже этот конец означал темную пропасть, готовую поглотить его. Он как будто стоял сейчас на высокой башне, открытой всем ветрам. Приглушенный плач донесся до его ушей. Потом вдруг все стихло. Что там делается сейчас? Позвонит мистер Долтон в полицию или не позвонит? Он напряг слух, но все было тихо. Он подошел к дверям, осторожно шагнул в коридор. Ничего не было слышно. Он огляделся и, убедившись, что никто за ним не следит, на цыпочках стал красться дальше. Он услышал голоса; мистер Долтон разговаривал с кем-то. Он прокрался еще дальше; да, теперь все слышно... "Попросите пожалуйста Бриттена". Мистер Долтон говорил по телефону. "Пожалуйста приезжайте сейчас же да очень срочно случилось нечто ужасное по телефону я не хочу говорить". Значит, сейчас приедет Бриттен, и его опять будут допрашивать. "Да пожалуйста хорошо я вас жду". Нужно вернуться в свою комнату. Все так же, на цыпочках, он прошел назад, в кухню, спустился по лестнице и очутился в котельной. Щели дверцы пламенели в багровой полутьме, слышно было, как с хриплым присвистом всасывается в трубу воздух. Сгорела или нет? А впрочем, если даже нет, кому придет в голову искать ее в топке? Он поднялся к себе в комнату, вошел в стенной шкаф, затворил дверцы и прислушался. Тишина. Он вылез, но дверцы оставил раскрытыми и снял ботинки, для того чтоб быстро и бесшумно добежать до шкафа, когда понадобится. Потом он снова вытянулся на кровати, в голове у него быстро сменялись картины, рожденные сотнями противоречивых стремлений. Он мог убежать, мог остаться, мог даже сойти сейчас вниз и рассказать о том, что он сделал. Одна мысль о том, что перед ним открыто столько возможностей, давала ему ощущение свободы, ощущение, что он сам - хозяин своей жизни, что его будущее в его руках. Но никто не поверит, что это сделал он, смирный чернокожий паренек. Он вскочил с постели и прислушался: внизу как будто раздавались голоса. Он так ушел в свои мысли, что сам не знал, действительно ли он слышал разговор, или это ему только почудилось. Нет, верно, вот и шаги слышны. Он бросился к шкафу. Шаги прекратились. Донеслось приглушенное всхлипывание. Это была Пегги. Постепенно всхлипывания стихли, потом вдруг перешли в громкий надсадный плач. Долго он стоял так, вслушиваясь в рыдания Пегги и протяжные стоны ветра за окном. Наконец рыдания смолкли, и шаги послышались снова. Куда она пошла? Может быть, на парадном звонили? Снова раздались шаги, Пегги возвращалась на кухню. Он услышал низкий мужской голос. Сначала он не узнал его, потом понял, что это говорит Бриттен. - ...и там вы нашли письмо? - Да. - Когда это было? - С час тому назад. - Значит, вы не видели, кто его принес? - Оно торчало из-под двери. - Постарайтесь припомнить, вы никого не видели возле дома или у ворот? - Нет. Я да шофер, больше там никто не ходил. - А где сейчас шофер? - Наверно, у себя наверху. - Почерк этот вам незнаком? - Нет, мистер Бриттен. - Может быть, все-таки вы знаете иди догадываетесь, кто мог написать такое письмо? - Нет, мистер Бриттен. Просто ума не приложу, - простонала Пегги. Голос Бриттена смолк. Послышались еще чьи-то тяжелые шаги. С шумом задвигали стульями. Какие-то люди вошли в кухню. Кто они? Судя по шагам, это были мужчины. Снова Биггер услышал голос Бриттена. - Слушайте, Пегги. Как он вообще вам _показался_, этот шофер? - Я не понимаю вас, мистер Бриттен. - Ну что он: развитой, умный? Не _кажется_ вам, что он хитрит? - Не знаю, мистер Бриттен. Он такой же, как все негры. - Говорит он "да, мэм", "нет, мэм"? - Да, мистер Бриттен. Он очень вежливый. - Но вам не кажется, что он прикидывается большим простачком, чем он есть на _самом деле_? - Не знаю, мистер Бриттен. - У вас тут ничего не пропадало с тех пор, как он в доме? - Нет, ничего. - А не было случая, чтоб он вас оскорбил, наговорил вам дерзостей? - Нет, что вы! Ни разу! - Что он вообще за парень? - Право, не могу сказать, мистер Бриттен. Негр как негр. - Вы не замечали, чтоб он книжки читал? - Нет, мистер Бриттен. - А не бывает так, что вдруг он начинает говорить более складно, чем всегда? - Нет, мистер Бриттен. По-моему, он всегда разговаривает одинаково. - Вы ничего такого за ним не замечали, чтоб можно было подумать, что он знает про это письмо? - Нет, мистер Бриттен. - Когда его о чем-нибудь спрашивают, случается, что он отвечает не сразу, как будто раньше обдумывает, что сказать? - Нет, мистер Бриттен. Он говорит, как все люди. - А нет ли у него привычки размахивать руками при разговоре, как будто он много бывает среди евреев? - Что-то не замечала, мистер Бриттен. - Вы не слышали, чтобы он кого-нибудь называл _товарищ_? - Нет, мистер Бриттен. - Когда он входит в дом, он снимает шапку? - Я как-то не обращала внимания, мистер Бриттен. Должно быть, снимает. - Не случалось ли ему садиться в вашем присутствии без приглашения, так, как будто он привык бывать среди белых? - Нет, мистер Бриттен. Он всегда стоит, пока я не скажу, чтоб он сел. - Бывает, что он заговаривает первый, не дожидаясь, когда к нему обратятся? - Что вы, мистер Бриттен! Он слова не скажет, если его не спросят. - Теперь вот еще что, Пегги. Постарайтесь вспомнить, не растягивает ли он слова, когда говорит, знаете, на еврейский лад. Вы понимаете, я стараюсь выяснить, водится ли он с коммунистами. - Нет, мистер Бриттен. Он говорит так же, как все негры. - Где он сейчас, вы сказали? - У себя наверху. Когда голос Бриттена смолк, Биггер усмехнулся. Да, Бриттен хочет подловить его, найти против него улики, но ему не за что уцепиться. Вероятно, сейчас он придет к нему. Внизу послышались незнакомые голоса. - Скорей всего, ее уже нет на свете. - Да, пожалуй что. Они в таких случаях всегда спешат развязаться. Боятся, как бы их потом не опознали. - А что старик говорит? Будет платить? - Еще бы! Дочку-то хочется выручить. - Ну так это десять тысяч собаке под хвост, вот что я вам скажу. - Ему дочь дороже. - Голову прозакладываю, что это красные решили пополнить свои фонды. - Да ну! - А что ж вы думаете, так оно и делается. - Я бы их всех поодиночке перестрелял, и красных и некрасных. Скрипнула дверь, и послышались еще шаги. - Ну как, добились толку от старика? - Пока нет еще. - Это был голос Бриттена. - Он, верно, совсем раскис, а? - Ну знаете ли, и вы бы раскисли на его месте. - А полицию звать не хочет? - Нет. Боится. - Конечно, родным нелегко; но, если бы сказать этим бандитам раз навсегда, что никаких денег им не видать, они бы бросили это занятие. - Брит, вы бы все-таки попробовали уломать его. - Да, да, скажите ему, что тут другого ничего не придумаешь: надо звать полицию, и все. - Что-то я не уверен. Не хочется мне его трогать. - Ну, в конце концов, это _его_ дочь. Пусть делает как знает. - Да поймите, Брит. Ведь когда возьмутся за этого Эрлона, все равно без полиции не обойтись, и вся история попадет в газеты. Так дайте туда знать сейчас. Чем раньше полиция начнет действовать, тем лучше. - Нет, я все-таки подожду распоряжений старика. Значит, мистер Долтон не хочет вызывать полицию - это, во всяком случае, было ясно. Но надолго ли хватит его решимости? Как только задержат Джана, полиция вмешается в дело, потому что Джан расскажет достаточно, чтобы поднять на ноги и полицию, и газеты. Но что будет, когда Джан узнает потом, что Мэри похищена? Найдутся ли у него доказательства алиби? Если да, то полиция будет искать другого виновника. Опять начнут допрашивать его, Биггера, захотят узнать, для чего он солгал, будто Джан входил в дом. А может быть, подпись "Красный", которую он поставил под требованием денег, собьет их со следа и заставит думать, что это все-таки дело рук Джана или его товарищей. Ну кому придет на ум, что Мэри похитил Биггер? Биггер выбрался из шкафа и рукавом отер пот со лба. От долгого стояния на коленях у него затекли ноги, и в икрах словно иголками покалывало. Он подошел к окну, поглядел на пляску снежных хлопьев. Ветер все крепчал, разыгрывалась настоящая метель. Снег падал не сверху вниз, а сыпал во все стороны, наполняя мир белой бушующей бурей. Видно было, как при каждом порыве ветра хлопья долго кружились на одном месте, точно маленький снежный смерч. Окно выходило в переулок, упиравшийся в Сорок пятую улицу. Биггер попробовал открыть его; рама подалась, сначала немного, потом пошла кверху с громким скрипучим шумом. Кто-нибудь слышал? Он подождал, ничего не случилось. Ладно! На худой конец он сможет выскочить из этого окна и убежать по переулку. Окно было на втором этаже, и прямо под ним намело высокий сугроб. Он закрыл окно и снова лег на кровать, выжидая. На лестнице раздались тяжелые шаги. Да, кто-то поднимается сюда! Он сразу весь окостенел. В дверь постучали. - Да, сэр! - Открой! Он зажег свет, отворил дверь и увидел перед собой белого человека. - Ступай вниз, теб

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  - 27  - 28  - 29  - 30  - 31  - 32  - 33  -
34  - 35  - 36  - 37  - 38  - 39  - 40  - 41  - 42  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования