Электронная библиотека
Библиотека .орг.уа

Разделы:
Бизнес литература
Гадание
Детективы. Боевики. Триллеры
Детская литература
Наука. Техника. Медицина
Песни
Приключения
Религия. Оккультизм. Эзотерика
Фантастика. Фэнтези
Философия
Художественная литература
Энциклопедии
Юмор





Поиск по сайту
Фантастика. Фэнтези
   Зарубежная фантастика
      Роберт Торстон. Путь воина -
Страницы: - 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  -
Роберт Торстон. Путь воина --------------------------------------------------------------- "Боевые роботы" #2 OCъ: HarryFan --------------------------------------------------------------- ПРОЛОГ Несколько лет назад, когда Диана была еще ребенком, она очень многое узнала о своем отце. - Он и принадлежит, и не принадлежит Клану, - сказала ее мама, которую звали Пери. - Я не понимаю, что такое Клан, - заявила Диана, выговаривая слова слишком чисто и четко для четырехлетней девочки. Хотя она часто слышала, что другие дети и взрослые, принадлежавшие к более низким кастам, глотают и искажают слова при разговоре, Диана никогда так не делала, она внимательно следила за своей речью. - Клан - это то, что нас об®единяет, сообщество, к которому мы принадлежим, его законы мы выполняем неукоснительно. Клан заботится о нас, о людях других каст. Клан дает нам полезную работу, благодаря которой каждый из нас, служа общим целям, чувствует себя полезным членом общества. Когда-нибудь мы, люди Клана, вернемся и займем по праву принадлежащее нам место во Внутренней Сфере, восстановим Звездную Лигу, ту, что некогда правила множеством звезд в беспредельном космосе. - Что такое Звездная Лига? Что такое Внутренняя Сфера? - В свое время, в соответствующем месте ты об этом узнаешь. - А почему не здесь? Они сидели в углу большой лаборатории, самой крупной в научно-исследовательской станции на Токасе, где Пери работала вот уже пять лет. Хотя дети должны были находиться в специально отведенном для них помещении, для Дианы лаборатория была родным домом, девочка часто приходила туда поиграть, поскольку ей просто очень хотелось всегда быть рядом с Пери. - Вольнорожденные обычно ведут себя так, - сказал как-то Уотсон, руководивший научно-исследовательской станцией на Токасе. С другой стороны, в сиб-группах дети могут полагаться только друг на друга, да они и знают лишь своих товарищей и педагогов-наставников. Вольнорожденный же всегда имеет хотя бы одного известного ему родителя, который заботится о нем. Дети стремятся быть поближе к своим родителям из-за постоянного страха потерять их - заберет ли их Клан или смерть... Дети рано осознают, что не в правилах Клана уважать родительские чувства людей, имеющих вольнорожденных детей. Даже в возрасте четырех лет Диана гораздо больше боялась потерять мать, чем столкнуться с ужасным чудовищем из ночного кошмара. Это было естественно, пока ситуация не изменилась. Диане исполнилось девять, когда Пери была отправлена в Главный научно-исследовательский центр на Цирцее, и условия ее работы не позволили ей взять девочку с собой. Каждая минута Пери была теперь расписана, и она все реже и реже общалась с дочерью. Темой ее исследований был процесс обучения детей из сиб-групп, вплоть до Аттестации, на которой они могли доказать, что имеют право называться воинами. Пери собирала данные по каждому этапу, она выясняла, как много представителей сиб-групп отсеивается и в какие касты их направляют для дальнейшего служения Клану. Она-то уж прекрасно знала, как мало, как чертовски мало кадетов проходит испытание и становится воинами. Отец Дианы тоже был кадетом, провалившимся на Аттестации, и Пери стремилась выяснить, прежде всего для себя, как это могло случиться. Кроме того, она хотела понять, почему сама была отчислена на одной из последних стадий обучения. Как могло такое случиться? (Все время она вспоминала ту последнюю ночь, когда после отчисления покидала барак своей сиб-группы, и разговор с юношей, который спустя много дней стал отцом Дианы. Именно этот разговор и толкнул ее на то, чтобы заняться исследованием данной проблемы.) Работа поглощала ее все больше и больше, она писала столько отчетов, что в конце концов у нее не оставалось времени написать дочери письмо. Ее изыскания, как проинформировали Пери, были существенным вкладом в разработку проекта гораздо более обширного, целью которого было добиться, чтобы гораздо большее число кадетов становилось воинами. Затем Диана получила собственное назначение, и контакт между матерью и дочерью прекратился. Однако, когда Диане было всего четыре года, они были очень близки... - Здесь? - переспросила Пери, смеясь. - Лаборатория неподходящее место для рассказа о пути Клана. Ты узнаешь об этом в классе на занятиях, тебе еще предстоит о многом узнать и по-настоящему потрудиться. А сейчас отдыхай и не думай ни о чем. - Еще раз скажи мне, как называется наш Клан? - Мы из Клана Кречета. - А что такое кречет? - Птица. Кречеты встречаются не на всех планетах, но там, где они есть, их обучают для охоты. Они летают очень высоко и неохотно возвращаются на землю. - Как мой папа. Пери засмеялась. - Как твой папа. Он хотел стать великим воином, но допустил ошибку на Аттестации, переоценив свои силы, и провалился. Затем он сбежал, не желая становиться техником, и оказался здесь. Ну... а потом пришли другие воины и увезли его отсюда. Что случилось с ним в дальнейшем, я не знаю. - А как его зовут? Пери засомневалась, говорить ли это девочке, но Диана не могла понять, почему мама не хочет назвать ей имя отца. В конце концов женщина решила, что это не принесет никакого вреда, ведь девочка едва ли когда-нибудь встретится с ним, едва ли судьба занесет ее именно на ту планету из множества принадлежащих Клану, где окажется он. - Эйден. Его зовут Эйден. - Я хочу, чтобы он вернулся к нам. - Нет, это не разрешено правилами Клана. Чем бы он сейчас ни занимался, в душе он воин. Он из сиб-группы, а это значит, что у него нет ни отца, ни матери. Он просто не знает, что это такое. Он создан в соответствии с генетическими программами, и, пожалуйста, не проси меня сейчас об®яснять тебе это. Только запомни: воины, в какой бы касте ни оказались, не признают своих вольнорожденных детей. Пери так и не сказала Диане, что когда-то принадлежала к той же сиб-группе, что и Эйден. Если бы она смогла стать воином, ни при каких обстоятельствах у нее не было бы вольнорожденной дочери. Однако, оказавшись в другой касте - став ученым, - она получила привилегию (она думала об этом как о привилегии, в отличие от других вернорожденных) иметь собственного ребенка. Правда, ей так никогда и не удалось понять, почему это вдруг стало так важно для нее. Осознав, что ей никогда не стать воином, не взирать на жизнь с высоты командного мостика боевого робота, она почувствовала, что не сможет дальше идти по жизни одна. И Диана стала ее спасением от непереносимого одиночества, ожидавшего ее впереди. Позднее, более или менее отдалившись от Дианы, Пери тем не менее продолжала думать так же. Однако, оценив потенциальные возможности девочки, Пери решила, что лучше прекратить ее опекать и предоставить возможность самой искать дорогу в жизни. Самой Пери этого вовсе не хотелось. Ей нелегко было принять подобное решение, но, раз решившись, она следовала избранному пути с упорством, свойственным настоящему воину... - Мама? - спросила Диана после долгой паузы, во время которой ее бровки были нахмурены, что говорило о том, что девочка решает сложную задачу. Диана была просто специалистом по части решения сложных задач, слишком сложных для ее возраста. - Да? - Я не думаю, что захочу быть ученым, когда вырасту. - Весь прошлый год девочка уверяла мать, что мечтает стать ученым. - О, ты собираешься сама избрать касту, к которой будешь принадлежать? Но это невозможно для вольнорожденных, ты же знаешь. - Нет, не знаю. Зато я точно знаю, кем хочу стать. Я буду воином. У Пери сердце остановилось. Меньше всего ей хотелось услышать от дочери именно эти слова. Она вовсе не желала для девочки такой судьбы. Очень мало кому из вольнорожденных удавалось получить статус воина. Случалось, что вольнорожденных кадетов использовали как пушечное мясо во время Аттестаций вернорожденных. Те же, кому удавалось добиться своего, постоянно сталкивались с презрительным к себе отношением, как начальства, так и сослуживцев-вернорожденных... Пери не восхитила идея Дианы выбрать такую жалкую жизнь. Воины стояли на высшей ступени в иерархии Кланов, и даже представители самых низших каст мечтали стать воинами, но материнский инстинкт заставлял Пери желать своей дочери лучшей судьбы. Ведь в касте воинов вольнорожденный всегда будет унижаем и презираем. - У тебя будет достаточно времени, чтобы выбрать свой жизненный путь, Диана. Тебе еще только четыре года. - Мне уже четыре года, мама! - Да, дорогая. Я имела в виду... Впрочем, какая разница, что я имела в виду. Ты так похожа на своего отца... Если ты решила страдать, ты будешь страдать. Мне не удастся остановить тебя. Диане очень понравилась последняя фраза, сказанная ее матерью, и последующие несколько дней она к месту и не к месту повторяла ее. - Ты не сможешь остановить меня, мама. Ты не сможешь остановить меня. Пери до боли ясно представляла себе, насколько ее слова соответствовали действительности. Понимала она это и позднее, когда они уже почти перестали общаться. Диана могла без помех стремиться к достижению своей цели. Однако Пери была не в состоянии совсем порвать с дочерью. Диана так никогда и не узнала о том, что мать пристально следила за развитием ее карьеры - и когда девушка стала кадетом, и когда она добилась воинского звания, осуществив мечту, возникшую у нее, когда она была еще четырехлетним несмышленышем... 1 Его звали Каэль Першоу. Глядя на этого человека, можно было подумать, что судьба очень круто обошлась с ним. Два года, уже целых два года он служил на планете Глория, командовал базой на станции "Непобедимая", где дислоцировались войска Клана Кречета. По мнению Першоу, с тем же успехом его могли назначить на жалкий астероид где-нибудь на задворках обитаемой Вселенной. Хотя Глория находилась в пределах миров, принадлежащих Кланам, она располагалась с внешней стороны Шарового Скопления, ставшего частью Империи Кланов. Клан Кречета совсем недавно завоевал половину Глории, однако какой Клан будет владеть другой половиной планеты, было еще неизвестно. Даже название планеты казалось Першоу абсурдным. Единственная славная вещь в этом убогом месте - воздух. Он вполне пригоден для дыхания - без всяких фильтров и неудобных приспособлений, поглощающих ядовитые газы. Першоу за период своей военной службы провел немало времени на планетках с отвратительной атмосферой. Именно это отбило у него желание странствовать. За что Глория получила свое название, оставалось загадкой. Горы на планете были невысоки, озера встречались редко, растительность - скудна. Единственная примечательная черта ландшафта планеты - большой район джунглей возле станции "Непобедимая", но даже он привлекателен только условно, а на самом деле - очень опасен. Першоу редко покидал базу, предпочитая посылать в опасные места других, особенно воинов из тринария вольнорожденных. Он поступал так не из трусости, а, скорее, из-за убежденности в том, что его талант полководца весьма серьезен и он имеет право рисковать жизнью только в решающих сражениях. В конце концов, разве не так должен поступать командир базы? Еще более абсурдно-ничтожными казались Каэлю Першоу силы, на которые он мог рассчитывать в случае, если другой Клан потребует Испытания Права Владения. Хотя соединение, подчиненное Першоу, состояло, как обычно, из четырех тринариев по три звена в каждом, только Ударный тринарий представлял какую-то ценность как военное подразделение. Однако личный состав его - пятнадцать вернорожденных воинов и семьдесят пять пехотинцев-Элементалов - был слишком мал, чтобы в одиночку принять на себя Испытание Права Владения. Три других тринария включали в себя только воинов-водителей боевых роботов и едва годились даже для несения гарнизонной службы. Водителями там служили старые вернорожденные воины (которые скорее позволят понизить себя в звании, чем отправятся на добровольную почетную гибель) и вольнорожденные. Першоу не знал, кто из них хуже. В довершение всего их машины настолько устарели, что в бою тринарии оказались бы скорее обузой, чем ударной силой. - Наверное, можно устроить небольшой перерыв, хотя бы на несколько минут, - раздался голос за его спиной. Это была Ланж - воин-Элементал, помощник и ад®ютант Першоу. Он давно приметил ее среди личного состава - Ланж считалась умелым воином, который мог бы стать командиром тринария. Теперь она была его личным ад®ютантом, а заодно командовала Элементалами Ударного тринария. Першоу не подвела интуиция, выбор оказался правильным. На поле боя бронированная пехота Ланж прекрасно взаимодействовала с его боевыми роботами, а в гарнизоне женщина-воин отлично справлялась с массой административных обязанностей. Ланж была умна, работоспособна и - как Першоу неожиданно для себя обнаружил - искусна в любви. Сексуальная связь между двумя людьми, так близко связанными по службе, не являлась чем-то необычным, но далеко не всегда приносила столько удовольствия. Он жалел, что им придется расстаться, когда кончится текущий контракт. По правилам Першоу не мог его возобновить до тех пор, пока новый ад®ютант не прослужит хотя бы минимально положенного срока. Хотя Ланж возвышалась над своим командиром по меньшей мере на две головы, она была ниже большинства Элементалов, которыми командовала. Першоу иногда дразнил ее, говоря, что у нее гены вольнорожденных... - Для тебя я всегда сделаю перерыв, - проговорил Першоу и поднялся, чтобы заключить Ланж в об®ятия. Даже сквозь жесткую ткань военной формы Першоу чувствовал приятные мягкие округлости женского тела. Наверное, они с Ланж слишком сильно отдаются во власть эмоций, в отличие от других любовников Клана. Если бы когда-то в хранилище Брайеновских шахт Першоу не случилось услышать записи старинных земных романсов, он, наверное, так и не узнал бы, что человеческая любовь может быть сильной и романтической. Как человек Клана, он не мог полностью понять смысл любовных песенок, но его связь с Ланж была куда глубже, чем все остальные, которые Першоу имел до того, - в сиб-группе, с женщинами-воинами, с другими женщинами-ад®ютантами. По сравнению с предыдущими связями, отношения с Ланж были не менее глубоки, чем в старинных причудливых историях о любви. Но Каэль Першоу был прежде всего воином. Вряд ли он пришел бы в восторг, если б сейчас кто-нибудь появился в его кабинете и застал их во время бурных об®ятий. Возможно, поэтому он отпустил Ланж скорее, чем ему этого хотелось. Ланж откинула назад прядь своих темных волос, казавшихся еще чернее на фоне изумрудно-зеленого головного убора Клана Кречета. - Что-то тебя беспокоит, - сказала она, озабоченно нахмурившись. - Обычные дела? - В общем, да. Застой - так бы я это назвал. - Застой - хорошее слово, особенно если учесть, что рядом находится Кровавое болото. Ланж взмахнула рукой, будто отгоняя насекомое, почудившееся ей, вероятно, из-за мысли о болоте. На самом деле оно называлось не Кровавым болотом, но настоящее название этого места давно забыли. С первых дней существования станции размещенных здесь воинов поразило красноватое сияние, длинными кровавыми полосами висящее над болотом при свете глорианской луны. - Скоро тебя переведут, - сказала Ланж. - Я в этом уверена. - Я знаю. Обновление кадров и постоянная ротация - традиции Клана. Но до меня очередь пока не дошла. Я же хочу этого прямо сейчас. Попасть туда, где воин по-настоящему выполняет свой долг. Мне надоело устраивать в войсках идиотские конфликты, просто чтобы держать их в форме. Им нужен настоящий бой, то же самое я могу сказать и о себе. - Мне приснилось, как ты участвуешь в бою. Нет, ничего не говори. Мои сны - я знаю, ты в них не веришь. Даже когда они сбываются. Давай пойдем в спальню. Нет, я вовсе тебя не соблазняю. Просто в твоих глазах читается усталость. И выглядят они как лужи, окруженные черной землей. - В них тоже - застой? Это замечание заставило Ланж улыбнуться. - Нет, застоя в них нет. - Еще чуть-чуть, - прошептал Першоу. - Еще чуть-чуть, и мы пойдем. Я только закончу с отчетом. - Он не может подождать? - Я хочу быстрее разделаться с этим - о драке. - Драке двух командиров звеньев? Баста и Хорхе? - Да. Какой позор для моих подчиненных. Этот вольнорожденный засранец смог так легко победить вернорожденного в дурацкой потасовке. - Дурацкой? Но, кажется. Воет оскорбил Хорхе. - Правильно. Будь они оба вернорожденными, ни о каком позоре речи бы не было. Но Хорхе здорово отвалтузил Баста - чуть не сломал ему шею, - а все эти вольнорожденные обезьяны стояли вокруг и подзадоривали его. Это омерзительно. Хотя эмоции редко проявлялись на лице Першоу, сейчас в его глазах и опущенных уголках губ явно читалось отвращение. - Хорхе - хороший воин, хотя и вольнорожденный, - мягко заметила Ланж. - Меня там не было, но я представляю, как он разделался с Бастом. - Тем не менее Хорхе следовало быть посообразительней и не ввязываться в драку. Я хочу, чтобы вольнорожденные понимали, что я не желаю никаких конфликтов между ними и вернорожденными, и они должны... должны... - Знать свое место? Позволять вытирать об себя ноги нам, вернорожденным? Вообще притихнуть и задавить в себе воина? Першоу улыбнулся. Это случалось с ним редко, и Ланж старалась запоминать такие моменты. - Я принимаю критику, Ланж. Но истина состоит в том, что я вообще ненавижу командовать вольнорожденными. Если бы я только мог, я бы отправил их всех куда-нибудь подальше и имел бы дело только с ребятами из генного пула. - Я понимаю. Но до тех пор, пока под твоей командой находится хотя бы один вольнорожденный, особенно если он так независим, как этот Хорхе, ты должен ждать неприятностей. Ты наказал его? - Я пытался. Но он использовал Шуркай. Ланж удивленно подняла брови. - Да? Я не ожидала, что Хорхе удастся успешно исполнить Ритуал Прощения. Его надменность... - Я и не говорю, что этот "вольняга" хорошо его исполнил. Он был надменен, как всегда. Но я принял Ритуал. Я не мог иначе, воут? - Ут. А теперь тебе нужно обо всем этом забыть. - Я не могу. Хорхе как мина на моем пути. Наступи на него - и он взорвется. Будет еще больше неприятностей. Ланж кивнула. - Хорошо, тогда действительно вымести всю свою злобу в отчете. Такие инциденты не украсят послужной список Хорхе. Першоу пожал плечами. - Послужной список для вольнорожденного - это пустой звук. Они не могут внести вклад в генный пул, так что им все равно. Ланж коснулась ладонью его лба. - Ты слишком много думаешь, Каэль Першоу. Тебе нужно отдохнуть. Приходи скорей ко мне. Она вышла из кабинета. Еще несколько минут Першоу трудился над отчетом, но затем понял, что ему так и не удается собраться с мыслями. "Наверное, случится что-то важное", - решил

Страницы: 1  - 2  - 3  - 4  - 5  - 6  - 7  - 8  - 9  - 10  - 11  - 12  - 13  - 14  - 15  - 16  -
17  - 18  - 19  - 20  - 21  - 22  - 23  - 24  - 25  - 26  -


Все книги на данном сайте, являются собственностью его уважаемых авторов и предназначены исключительно для ознакомительных целей. Просматривая или скачивая книгу, Вы обязуетесь в течении суток удалить ее. Если вы желаете чтоб произведение было удалено пишите админитратору Rambler's Top100 Яндекс цитирования